За здравие Минздрава

С течением жизни насущных вопросов становится все больше. Сначала это максималистские “Что делать?” и “Кто виноват?”, затем пессимистический “Кому сейчас легко?”. У многих с возрастом появляется и такой: “Как бросить курить?”

Нашему поколению — тем, кому сейчас под тридцать, — пришлось тяжело: в последних классах школы нам все было позволено. Пиво — хоть залейся, сигареты — самых невиданных марок, а девочки сами мечтали “всё” попробовать. И главное — никаких сдерживающих факторов. Родители пытались запрещать, но разве уследишь.

О том, что происходит сейчас, даже говорить страшно. И будущее видится приблизительно таким, каковы легкие курильщика со стажем. Даже заграница нам, думаю, не поможет, потому что поставки табака в Россию доходят, а экологические тенденции застревают на таможне. Борьбе за здоровый образ жизни, процветающей в США, никак не выдают вид на жительство в нашей стране…

Однажды утром, когда нечеловеческий кашель в очередной раз вывернул наизнанку, я подумал: черт, неужели совсем себя не люблю? Неужели мне настолько наплевать на мое будущее? Неужели кайф от выкуренной сигареты важнее боли в легких, горле, ногах, сердце? Много еще других “неужели” пронеслось в голове за одно мгновенье.

И я решил сделать так, как мне советовал один знакомый парень, почитывающий книжки по психологии: написать плюсы курения на одном листочке, минусы — на другом и сравнить. Вот что у меня получилось.

Плюсы:

Мне это нравится.

Мне это помогает сосредоточиться, или снять стресс, или поразмышлять, или отвлечься, или…

Я к этому привык.

Мне это доставляет удовольствие.

Все мои друзья курят (ничего глупее я не смог придумать).

После кружки пива без сигареты ну просто никак нельзя.

Я не могу уснуть, не покурив.

Единение с сигаретой — как это прекрасно!

Итак, все плюсы свелись к тому, что привычка — вторая натура. То есть никаких реальных плюсов мне придумать не удалось. (Может, у кого-то получится?)

Теперь о минусах. С ними было гораздо проще, они прямо-таки вырывались на бумагу — едва успевал записывать.


Минусы:

Болят и опухают ноги, особенно к вечеру.

На лестнице где-то в районе третьего этажа начинает мучить одышка.

Кашель по утрам выворачивает легкие и не дает понежиться в выходные в постели — приходится бежать в ванную и выплевывать все, что накурил вчера.

Боль в легких порой не дает дышать.

Комок в горле — ни наружу, ни внутрь.

“Аквафреш отбеливающий” уже давно не помогает.

Подруга, прежде чем поцеловать с утра, заставляет чистить зубы, и я ее понимаю — запах изо рта тот еще.

Кожа стала серой.

Около недели каждое утро я перечитывал минусы, дописывая новые и новые. А листочек с плюсами скомкал и выбросил в мусорное ведро.

Нервное напряжение все это время нарастало. И как назло (а может, и к счастью — подумал я потом) никто не хотел мне помогать, никто не сочувствовал, не поддерживал, не уговаривал бросить курить. Все вокруг только пыхтели сигаретами и ухмылялись по поводу моих высказываний о том, что когда-нибудь я точно брошу. На лицах читалось: “Сейчас, как же! Бросил один такой!”

Не помогли и иные “остепененные” советчики. Как-то засиделся на работе допоздна, и, оказавшись наедине с Интернетом, набрал в поисковой системе фразу “как бросить курить”. В ответ получил более сотни адресов сайтов. Разноголосица пугающая: каждый рекомендует свое.

Но я все-таки решился бросить курить — до сих пор не могу в это поверить. Заслуга-то, впрочем, не моя…

Выслушивая каждый день мои стенания о том, что надо— надо! — бросать курить, моя девушка, Настя, решилась на это первой. И в одно прекрасное субботнее утро после “кофе в постель” она… просто не закурила. Она не закурила и через час, и после обеда, и во время прогулки в парке. Но к вечеру началось такое!

Прорыдала она приблизительно сутки. Вечером мне пришлось ретироваться к друзьям, потому что выносить это не было сил: во время особенно душераздирающих приступов истерики на меня сыпались неимоверные откровения.

Когда в воскресенье я вернулся домой, то обнаружил еще более удручающую картину: застывшую тень перед телевизором с опухшими от слез глазами и неуемной дрожью в руках. Ведь это не шутка — курить семь лет и в один день отказаться от этого. Последствия не заставили себя ждать. В следующие два дня у нее был то сильный жар, то озноб, то ее сотрясал жуткий кашель.

Но это еще не самое страшное. Курильщики, по мнению медиков, в основном делятся на три категории: случайные, привыкшие к курению и пристрастившиеся к нему не на шутку. Первые курят от случая к случаю. Вторые — чуть меньше пачки в день в течение 5—15 лет. Третьи — больше пачки в день с ночными вставаниями и пр. Последним уже нужна помощь врача и медикаменты. Так вот, с помощью специальных тестов я выяснил, что моя подруга, к великому счастью, относилась ко второй категории. А вот я — не исключено, что к третьей…

И все таки я бросил курить — без врачей и курсов приема таблеток. Первые дни пытался молча бороться сам, никому не говорить. Потом стал срываться: на пришедших в гости друзей, затем — на сослуживцев. И, наконец, на начальство. Выяснив после окончания моей истерики, в чем собственно дело, руководитель дал мне небольшой отпуск на 3—4 дня, чтобы я “пришел в себя”.

В себя я не мог вернуться еще целую неделю. Подруга ушла от меня к родителям. Я разбил несколько чашек, провожая ее.

В минуты особенно сильной депрессии и жажды никотина пытался перечитывать список с минусами и советы умных сайтов — пробовал делать, как там написано. Думаю, это не столько помогало, сколько отвлекало. Несколько раз пытался закурить, но… все-таки вытерпел.

Я бросил курить. Но Настя ко мне так и не вернулась.