“Страховой рынок нужно не только регулировать, но и стимулировать”

— Игорь Николаевич, как Вы оцениваете нынешнюю ситуацию на рынке страховых услуг?

— Чтобы оценить нынешнюю ситуацию, нужно рассмотреть, как зарождался и развивался страховой рынок в России. В начале 1990-х годов, когда появилась нормативная база для страховой деятельности, начался быстрый рост страхового рынка.

Большинство фирм, которые стали тогда на крыло, поднялись либо с помощью бюджетных денег, либо благодаря страхованию банковских кредитов. Это был бурный и не всегда цивилизованный рост, который тем не менее позволил многим компаниям встать на ноги и задуматься о реальном страховании.

— Тогда ведь еще процветали так называемые зарплатные схемы?

— Нет, на первом этапе развития рынка работали с казенными деньгами и страховали кредиты. Зарплатные схемы развились позднее.

Условно началом следующего этапа можно считать принятие специального Закона о страховании. Начал действовать особый федеральный орган — Росстрахнадзор. На этом этапе в развитии страхования было еще много наносного, но вместе с тем появились компании, которые стремились цивилизованно вести бизнес…

Кстати, раз уж мы заговорили о пресловутых зарплатных схемах. Понимаете, во всем мире страхование, деятельность пенсионных фондов и других финансовых институтов — это та или иная форма налогосберегающей технологии. С помощью финансовых организаций люди получают надежный способ защиты своих финансовых интересов от разных напастей. В Германии до сорока процентов выплат заработной платы приходится либо на пенсионные фонды, либо на страховые компании.

Поэтому ситуацию можно рассматривать только в одной плоскости — разрешено законом или запрещено. Однако для любой развивающейся страны (не только для России) характерно нечеткое и нестрогое законодательство. Нормативная база в этих государствах или еще не определена, или в ней есть прорехи.

Кстати, эти прорехи, допускающие не вполне цивилизованную и недобросовестную деятельность, волнуют в том числе и само страховое сообщество. Деятельность некоторых компаний, показывавших бешеные обороты, имевших бешеные доходы за счет откровенно спекулятивных зарплатных операций, страховым сообществом не одобрялась. Мы не склонны защищать своих коллег по бизнесу только потому, что они коллеги.

Но еще раз подчеркну: нельзя огульно обвинять страховые организации в том, что они отмывают “черную” заработную плату. Нужно внимательно разбираться: что делают и как делают страховщики, прежде чем предъявлять подобные обвинения.

И потом, не надо думать, что страховые компании работают бесконтрольно — нас очень четко и жестко контролируют несколько ведомств. Недавно на съезде Всероссийского союза страховщиков (ВСС) выступали представители Департамента страхового надзора Минфина и Министерства по налогам и сборам. Сказали примерно следующее: господа, мы вас контролировали, контролируем и будем контролировать. И нам известны все ваши схемы — как только они будут “зашкаливать”, мы вас будем карать.

— То есть глаз со страховщиков не спускают?

— Да, страхование находится под жестким контролем государства, и у нас есть тысячи оснований сказать, что госрегулирование страхования намного превосходит госстимулирование.

Однако без стимуляторов рынок не разовьется — стимулирование нам жизненно необходимо.

— Как сказался на страховом рынке кризис 17 августа?

— Сразу после кризиса страхование не имело возможности нормально развиваться. Страховые компании не могут работать в период высокой инфляции — человек не понесет деньги в страховую организацию, если он не может предсказать свое финансовое положение даже на короткий промежуток времени.

Однако эта ситуация для страховых фирм не оказалась критичной. В отличие от банков и инвестиционных компаний, страховщики вышли из кризиса с минимальными потерями. Во многом потому, что более консервативно строили свой бизнес. Хотя, конечно, потери были очень болезненны. Компания “Интеррос-Согласие”, например, лишилась нескольких миллионов долларов страховых запасов.

Но никто на финансовом рынке, кроме страховщиков, не смог спустя несколько месяцев после кризиса позволить себе резко увеличить обороты в твердой валюте — а мы смогли. И за счет того, что мы лучше прошли кризис. И за счет того, что наши клиенты пришли не в результате сиюминутной рекламной кампании, а из-за твердого убеждения в том, что страхование им важно, или по причине производственной необходимости.

Экспортный контракт, например, немыслим без страхования. Его страховали и в советское время, и в рыночные времена, всегда: либо продавец, либо покупатель.

Но даже на рынках добровольного страхования транспортных средств, добровольного медицинского страхования не было провалов.

Так что страхование — наиболее живучий финансовый механизм в нашем государстве. Правда, пока малоемкий: объем совокупной страховой премии в год — 4 миллиарда. А в США — 400 миллардов.

Если бы это было миллиардов 15—20, можно было бы уже говорить о том, что существует большой потенциал инвестирования за счет средств, находящихся внутри страны. А то мы берем транши у международных финансовых организаций…

— …имея колоссальные средства на руках у населения?

— Конечно. Деньги, за которые не поборолись. Дайте страховщикам инструменты инвестирования, которые прогарантированы государством — и проблему привлечения этих средств мы во многом решим. Но только не требуйте от нас миллиард долларов капиталовложений завтра, дайте развиться — послезавтра мы дадим в два, в три раза больше, если страхование не только регулировать, но и стимулировать.

На съезде Союза страховщиков мы говорили о том, что сейчас для нас некий момент истины — как новая власть относится к страхованию? Как к пятому колесу в телеге или как к инструменту привлечения инвестиций, развития экономики?

До сих пор на наши проблемы и наши возможности особого внимания не обращали — в Думе который месяц пылятся около 50 проектов законов по разным аспектам страховой деятельности. Не решаются актуальнейшие, кричащие вопросы.

Доходит до смешного. Если я перевожу грузы, затраты на транспортировку и производство этих грузов идут на себестоимость. А затраты на страхование — только частично на себестоимость. Но если я потеряю груз, фаза производства и фаза перевозки для меня утратит всякий смысл! Мы уже не один год боремся за отнесение на себестоимость трех процентов, но по-хорошему нужно десять.

— Это проценты от суммы страховки?

— Нет, от суммы произведенной продукции. Смотрите: Вы произвели продукцию на 100 рублей. Если Вы ее застраховали при этом на три рубля, эти три рубля (при трехпроцентной системе) можете отнести на себестоимость. Если на четыре рубля, то три рубля из этих четырех относите на себестоимость, а рубль платите из чистой прибыли.

Не ахти что, но и такая система пока не действует — в ноябре будет ровно три года с тех пор, как коллегия Минфина проголосовала за три процента. Сейчас некоторые высокопоставленные чиновники этого министерства говорят о готовности разрешить вообще всю сумму страховки относить на себестоимость. Но если принятое решение не реализовано три года, сколько же времени пройдет до реализации намерения?!

Так что вниманием нас не балуют. А ведь страхование — инструмент внутренних инвестиций, социальный регулятор — государство еще долго не сможет обеспечить безбедную старость, достойный уровень жизни.

Сейчас у граждан не возникает вопроса, куда нести накопленную тысячу долларов — конечно, положить в тумбочку. Но если человек хотя бы пятьсот из них отнесет страховщикам, будет уже огромный инвестиционный ресурс.

— Но должны же быть хорошие условия?

— Конечно! Например: в ближайшие 50 лет ты, уважаемый гражданин, будешь иметь рисковую надбавку, и, если, не дай Бог, что-то случится, ты свои 500 обратно получишь и еще 10 тысяч впридачу. Но такие условия возможны только при использовании государственных гарантий.

— Вы — председатель подкомитета ВСС по автострахованию. Есть ли какие-то подвижки в вопросе об обязательном страховании автогражданской ответственности?

— Да, этот вопрос может стать отрадным исключением из сложившегося у нас в государстве правила не обращать внимание на проблемы страхования. Есть соответствующий законопроект (экспертный совет при Госдуме утвердил его концепцию), и есть четкий план его “продвижения”.

За лето документ проходит правительство и профильный думский комитет, 11 сентября проводятся парламентские слушания по этому закону. Он проходит чистилище разнообразных обществ автолюбителей и потребителей, учитывается региональная специфика… Оптимальный вариант — с 1 января 2002 года закон вступает в силу либо в полном объеме, либо частично.

— Как развивалась Ваша компания в прошедшем году?

— Планово. Мы планировали на 1999 год рост объемов поступлений в твердой валюте — мы этот план выполнили. Объемы выросли на 20%.

Улучшилась не только валовая составляющая, но и качественная. Мы не упустили лидерства в имущественном секторе страхования, а по объему его даже нарастили.

Вообще “Интеррос-Согласие” специализируется на крупных имущественных и прочих рисках, мы занимаем твердые позиции среди лидеров рынка по объему грузового страхования, имущественного страхования и страхования ответственности.

В прошлом году мы качественно изменили наше отношение к филиальной сети в регионах и существенно расширили ее. Не сомневаемся, что это правильное направление. Сейчас у компании 30 филиалов — их число в течение последних двух лет выросло почти в два раза.

Мы добились того, что в 1999 году филиальная сеть стала доходной — впервые за 4 года ее существования.

— Ваша компания начиналась как кэптивная — обслуживающая прежде всего систему группы “Интеррос” и ее партнеров…

— Совершенно верно. Но мы уже давно перестали быть кэптивом. Большинство наших клиентов — “чужие” предприятия. “Внесистемные” и “системные” предприятия относятся в нашей клиентской базе как 65 к 35. Впрочем, по объему основные наши клиенты— это все-таки группа “Интеррос” и ее партнеры. Это “Норильский никель”, “Сиданко”, “Росвооружение” и другие.

Мы предоставляем клиентам целый пакет финансовых услуг — не столько страховых, но и с некоторым дисконтом — услуги нашего пенсионного фонда “Интеррос-Достоинство”, банковские услуги “Росбанка”…

Сейчас, в период экономической стабилизации, предпринимателям нужно задуматься о страховании. Надежные страховщики в России уже есть. Одного я знаю точно.