Индустрия 4.0 бросает вызов

БОСС-профессия | Главная тема
Текст | Анна ДЫМОВА

Высшее техническое образование России в условиях новой индустриальной парадигмы: проблемы и пути их решения.

Глобальные задачи, которые ставят перед российской экономикой вызовы четвертой промышленной революции, и национальные задачи, связанные с ускорением технологического развития страны, невозможно решить без активного участия в этом процессе технических университетов. Стремительная трансформация технологического уклада влечет за собой изменение кадровых потребностей индустрии, остро нуждающейся в инженерных кадрах новой формации. Однако пока российская высшая школа не поспевает за трендами мировой инновационной среды. Чтобы переломить эту ситуацию, нужны структурные изменения как в системе подготовки кадров, так и на уровне ее взаимодействия с государством и работодателями.

Запрос есть, возможностей нет

«К сожалению, российская высшая техническая школа категорически не готова к вызовам новой промышленной революции. Если школьное образование стоит несколько особняком от профессиональной подготовки, то вуз уже связан с профессией напрямую. И сегодня в России немногие работодатели готовы предложить современным специалистам места с конкурентной зарплатой на российском и глобальном уровнях», — констатирует Алексей Чертков, директор по развитию бизнеса компании АСРоботикс, организатор одного из профилей Олимпиады НТИ (всероссийской инженерной командной олимпиады для школьников. — Ред.).

Российская высшая техническая школа сейчас в незавидном положении, развивает тему эксперт. С одной стороны, во многих вузах еще работает старое поколение преподавателей. Они медленно адаптируются к современной реальности. С другой стороны, компании, с которыми все-таки удалось наладить связи, не знают, что делать с большим количеством талантливых и перспективных молодых специалистов. Такие работники теперь устраиваются в основном в компании небольшого и среднего размера. Число предложений на рынке труда для них крайне ограничено. Выпускаются тысячи молодых инженеров, а реально востребованы десятки. Остальные и хотели бы работать по специальности, да негде.

«20 лет назад целые курсы выпускников ВМК МГУ нанимал Microsoft. Это и служило мотивацией для подготовки современных специалистов, было понятно, кому они нужны. Это был ориентир. Подобного ориентира сейчас нет. Есть запрос со стороны государства, но без удовлетворительного ответа на вопрос „Где мне потом работать?“ заниматься модернизацией готовы только отдельные преподаватели-энтузиасты. Такое положение вещей затрудняет модернизацию именно системы высшего технического образования», — продолжает Алексей Чертков.

Директор по бизнес-образованию факультета инженерного менеджмента ИОМ РАНХиГС Олег Филиппов обращает внимание на недофинансированность системы высшего технического образования. «От технических вузов ожидают „чудес“ — за минимум финансирования максимум результата, то есть внедрение обучения студентов передовым технологиям, передовой техники, инновационных продуктов, профессионального обучения как высшего, так и дополнительного профессионального. Однако в целом сегодня возможностей у технических вузов просто нет. Величие высшего образования советского времени, не только технического, но и экономического, потеряно за последние 30 лет безвозвратно. Причин тому много: увеличение государственных и частных вузов, увеличение числа студентов, а как следствие, ухудшение знаний слушателей и качества преподавания, значительное снижение заработной платы преподавателей вузов (по сравнению с советскими временами) и многое другое», — говорит он.

Среда имеет значение

Руководитель департамента страхования и экономики социальной сферы Финансового университета при Правительстве РФ Александр Цыганов указывает: «Во многом проблемы высшего технического образования связаны не только с самими вузами, но и со средой, в которой они живут, развиваются или выживают. Если абитуриенты не видят возможности интересного трудоустройства, то мотивация к учебе падает или даже не возникает, остается востребованным один диплом. Это систематически демотивирует и преподавателей. Такая ситуация характерна для многих вузов, но становится проблемой для технических, в которые существенная часть абитуриентов поступает для получения собственно высшего образования, не сильно вникая в детали профессии, например для получения отсрочки от армии».

Сложившаяся с советских времен система размещения технических вузов накладывает свой отпечаток, так как трудно представить московского или питерского выпускника, собравшегося в небольшой городок в Сибири или на Урале работать на производстве за зарплату, сопоставимую или меньшую, чем содержание среднего офисного служащего в российском городе-миллионнике. Более того, часто производства, для нужд которых были открыты технические вузы, уже не работают и закрыты. «Например, в Москве давно не работают автозаводы и литейные производства, но выпуск специалистов для них остался. Получается, что многие московские и питерские университеты и институты готовят выпускников без возможности и желания трудоустроиться по специальности», — добавляет эксперт.

Александр Цыганов напоминает: для подготовки инженеров очень важна ориентированность на реальную практику, «обучение современным технологиям, а не просто прохождение практикумов и лабораторных работ на стендах, сделанных в середине — конце XX века. Стенды, конечно, можно модернизировать или построить новые, использовать компьютерные модели, но без наличия доступной производственной базы не получится пройти практику, сложно будет с трудоустройством, если захочется остаться в городе, где учился. Поэтому успешных металлургов можно готовить, например, в Магнитогорске, где они могут получать практические знания на ММК и там же трудоустроиться. Именно в тех случаях, когда частный или государственный бизнес реально нуждается в выпускниках (что бывает, хотя и не так часто, как хотелось бы), создается мотивация и для студентов, и для преподавателей», — считает руководитель департамента страхования и экономики социальной сферы Финансового университета при Правительстве РФ.

Эксперт уверен: при обеспечении мобильности на российском рынке труда, повышении привлекательности инженерной профессии, в том числе материальной, комфорта проживания в небольших промышленных центрах подготовку инженеров можно организовать на базе имеющейся системы высшего технического образования. «В противном случае многие технические вузы будут тратить бюджетные средства и продолжать выпускать специалистов, которые никогда не пойдут работать по специальности. Существующие исключения в лице сильных российских технических университетов, таких как Физтех, МИФИ, Бауманский и т. д., признанных не только в России, лишь подтверждают правило. Их выпускники часто находят себе применение не в нашей стране или не по специальности», — заключает Александр Цыганов.

Проблемы и решения

«В первую очередь сейчас нужно осознать: а какие цели стоят перед российским техническим образованием? Если государство и другие стейкхолдеры хотят, чтобы выпускники вузов становились высококвалифицированными специалистами и им было куда трудоустроиться, то необходимо решить несколько проблем», — считает Олег Филиппов.

Первое — заработная плата преподавателей. «Что платите преподавателю, то и получаете. К примеру, средняя заработная плата доцента, кандидата наук — 30–35 тыс. рублей. Как на эти деньги содержать семью и развиваться — вопрос. Тем более чтобы дойти до этой квалификации (должности), нужно защитить диссертацию, получить ученое звание, и на это потребуется минимум пять — семь лет после получения высшего образования», — отмечает он.

Второе — оснащение и оборудование аудиторий. «Часто бывает, что существуют сложности в преподавании в силу отсутствия необходимого оснащения аудиторий (проектор, компьютер и т. д.)», — констатирует Олег Филиппов.

Третье — преподавательский состав. «Нынешняя система образования не ставит целью сохранять лучших преподавателей на кафедрах, а остаются чаще всего удобные. Также ректораты вузов не обращают должного внимания на развитие собственных преподавателей в плане обучения их передовым технологиям, а подчас на это банально не хватает финансирования», — объясняет эксперт.

Четвертое — «продвигать в устоявшейся учебной программе новые дисциплины или новые темы тоже проблематично в силу учебного плана, по которому должен быть прочитан курс. Имеются ФГОСы, учебно-тематические комплексы по дисциплинам, которые преподавателю сложно или даже невозможно корректировать по причине бюрократии и субординации», — полагает он.

Эксперт убежден: при наличии должного финансирования систему образования можно модернизировать, и она сможет выпускать квалифицированных специалистов. Также он считает, что качество образования способны улучшить целевые наборы от крупных организаций, которые потом предложат работу выпускникам. Кроме того, очень важно, чтобы выпускники проходили практику на действующих предприятиях отрасли.

«Технические вузы играют ключевую роль в технологическом и инновационном развитии в России и во всем мире. Они должны стать кузницей высококвалифицированных кадров, которые будут работать на предприятиях страны. Во всем мире в основу развития ставится человеческий фактор, взаимодействие индивидов. К сожалению, в России финансирование технических вузов идет в основном в ВПК или в космическую отрасль, впрочем, как и в советское время. Однако для развития отечественной конкурентоспособной промышленности необходимы высококвалифицированные специалисты, научно-технические центры, наукограды, финансирование инновационных проектов. Важно, чтобы развивались гражданские, а не только военные направления, поскольку в период санкций мы все больше отстаем от развитых стран», — говорит директор по бизнес-образованию факультета инженерного менеджмента ИОМ РАНХиГС.

Больше и быстрее

Алексей Чертков призывает обратить внимание на программы обучения будущих инженеров: «Одна из самых серьезных проблем — скорость подготовки молодых специалистов. Нужны практикоориентированные курсы, после которых выпускники будут сразу готовы к работе, причем процесс подготовки должен стать массовее и быстрее. Пока вузами активно используется одно решение — любыми средствами добыть себе опытного и именитого преподавателя, который выстроит программу».

«Есть и другой путь — сократить сроки обучения. Например, Олимпиада НТИ ориентирована на подготовку талантов, готовых ответить на технические вызовы современности. Для обучения прорывным профессиям глубокие знания фундаментальных дисциплин, таких как математический анализ или физика, нужны далеко не всегда. Поэтому можно смело начинать работать уже с ребятами 15–16 лет, которые учатся в 9, 10, 11-м классах, и давать им всю базовую информацию», — продолжает эксперт.

В сообществе Кружкового движения НТИ разработали такие курсы по программированию наноспутников и беспилотных автомобилей, по нейротехнологиям, программированию коптеров и другим дисциплинам НТИ. Есть и готовый продукт — курсы длиной один-два года по прикладным специальностям. Школьникам, прошедшим подобный курс, требуется всего пара лет в вузе, чтобы освоить более сложные предметы. И через два года мы получаем готового молодого специалиста», — убежден Алексей Чертков.

Нужен стимул

Что могло бы стимулировать масштабную модернизацию системы высшего технического образования и сделать ее более устойчивой к вызовам новой промышленной революции? «Глобально я вижу одно решение, которое зависит не от высшей школы, а от работодателей, — говорит Алексей Чертков. — Когда компании начнут массово выходить на мировой рынок, и у них возникнет потребность в молодых высококлассных специалистах, тогда высшая школа и почувствует реальный запрос, который нельзя будет игнорировать. Некоторые компании, к примеру, РЖД, открывают свои кафедры в вузах, но до массового применения этой практики пока далеко».

Сейчас знамя модернизации поднимают отдельные вузы: МФТИ, Иннополис, ДВФУ и подобные им. Они вкладываются в оборудование, в современных продвинутых преподавателей, которые готовят таких же активных и востребованных специалистов. Однако система российских технических вузов в целом не будет меняться без массового запроса, подкрепленного вызовами и средствами. «Иными словами, процесс идет, но весьма медленно и разрозненно. До системной модернизации очень и очень далеко. Нужны внешние стимулы, которые будут ее подталкивать, и лучшим стимулом станет реальный спрос на высококлассных специалистов», — считает директор по развитию бизнеса компании АСРоботикс.

В перспективе высшая школа способна занять ведущее место в инновационном развитии страны, уверен Алексей Чертков. «В рамках дипломных проектов вузы могут задавать стандарты качества и для российской промышленности, и для экономики. Идеи и стартапы студентов — самые смелые и прорывные. Они не всегда бывают экономически успешными, но в их основе лежит лидирующая техническая мысль. Ничего более инновационного просто нет. Скажем, в прошлом году РВК проводила конкурс Up Great „Зимний город“. Участники создавали беспилотный автомобиль, который сможет ездить по городу в условиях зимы, когда из-за сложных условий и снега камеры беспилотников плохо различают объекты. Из 13 команд-финалистов шесть были студенческими. Молодые ребята готовы много работать на преодоление реальных технических барьеров, над которыми опытные профессионалы бьются годами. У России отличный задел: студенты участвуют и показывают высокие результаты в международных технических конкурсах. К примеру, команда Московского политеха отлично выступает в соревнованиях Formula Student. Потенциал есть. Таланты есть. Желание есть. Однако для системных изменений требуется внешний стимул!» — подытоживает директор по развитию бизнеса компании АСРоботикс. Б


МНЕНИЯ БОССОВ:

Илья ВИГЕ, генеральный директор VR Concept:

Нельзя сказать, что российская высшая техническая школа готова к вызовам новой промышленной революции. Это обусловлено двумя факторами: во-первых, долгое время сохранялся спрос на специалистов гуманитарного профиля — экономистов и юристов, во-вторых, серьезная модернизация российской промышленности началась относительно недавно. Сейчас вузы активно смотрят, как трансформируются промышленные технологии, и стараются подстраиваться под запросы рынка. Однако это тяжелый процесс, поскольку система образования не успевает меняться под потребности промышленных компаний. Технологии обновляются быстро, а это значит, нужно оперативно переучивать преподавателей, вводить новые предметы и технологии обучения специалистов индустрии 4.0.

С другой стороны, корпорации, планирующие внедрять новую технологию, задаются вопросом: кто будет ее использовать? Например, есть запрос на использование VR/AR в промышленности. Специалистов, готовых работать с данной технологией, единицы, и, как правило, это сотрудники компании, которые прошли обучение во время апробации и внедрения. При этом лишь несколько вузов начинает вводить отдельные курсы по этой тематике. Скажем, БГТУ имени Шухова уже ввел в курс подготовки архитекторов-проектировщиков элементы работы с виртуальными макетами на основе BIM.

Процесс переподготовки преподавателей и обновления системы обучения цифровым технологиям в промышленности — ключевой вызов современности. Вузы, которые успешно смогут это сделать, будут готовить востребованные кадры для рынка. Один из путей, которым можно пойти, — обучать технологиям, внедряемым и применяемым в корпорации уже сейчас, а также перенимать зарубежный опыт.

Технические университеты и инновационное развитие экономики России тесно связаны. Одного без другого не бывает. Люди создают технологии. Технологии помогают лучше и качественнее обучать новые кадры для новой экономики. Чтобы этот симбиоз приносил свои плоды, вузам и корпорациям — потребителям инноваций следует работать сообща.

Максим МАЙОРОВ, конструктор, новатор, владелец НПО «Кон-Тики»:

Готова ли российская высшая техническая школа к вызовам новой промышленной революции? Совершенно не готова. Выпускники втузов очень слабые профессионально, они учатся по принципу: «выучил — сдал — забыл», не владеют теорией в своих специальностях.

Новая промышленная революция — это про инновации, креативность, изобретательность, нестандартность мышления. У подавляющего числа выпускников все это отсутствует, они учатся «для корочки» (или чтобы откосить от армии). Знания — поверхностные, бессистемные, обрывочные, многие не помнят 90% полученной за время обучения информации. Научной подготовки никакой. Потому что рефераты скачивают в интернете, дипломы покупают на заказ или вымучивают путем компиляции информации.

У них нет собственных идей, проектов. Очень разочаровывает отсутствие духа изобретательства! Поголовно все за любыми решениями тут же лезут в интернет, не желая включить голову и сначала подумать самим. Не хотят изобретать велосипед, а зря. С таким подходом невозможны никакие изобретения и инновации.

Студенты не испытывают интереса к тому, чему учатся. Институт (университет) уже «не зажигает». Иметь высшее образование больше не круто, потому что доступно всем — были бы деньги у родителей. И здесь кроется еще одна проблема — доступность высшего образования. Многие учатся на коммерческой основе. Отбор студентов крайне слабый. Отсева лодырей на стадии обучения почти нет. Это приводит к тому, что студенты знают, что их не выгонят из вуза, пока они платят.

Еще одна серьезная проблема — мало практической работы в процессе обучения. У выпускников нет опыта. Поверхностный уровень владения современными САПР: без этого в сфере проектирования делать нечего.

Соответственно, из втузов выходят пустые «специалисты», которые не способны придумать ничего нового, а могут лишь копировать существующие идеи. С такими специалистами мы обречены быть на вторых ролях в мире, в положении догоняющих, то есть там изобретают — мы адаптируем под российские реалии.

Нужно решать эти проблемы? Не просто нужно, а необходимо! Причем срочно, ведь времени почти нет.

Следует внедрять программы интересной и занимательной профориентации для абитуриентов и одновременно ужесточить отбор по критерию интереса к выбранной профессии. Принять меры по исключению подготовки рефератов и дипломов на заказ.

Также я считаю, что надо в разы повысить количество часов обучения и требования по владению современными САПР и резко увеличить объем практической работы студента по выбранной специальности. К окончанию обучения у студента уже должен быть опыт работы по специальности. Для этого вузам нужно выходить к компаниям-работодателям (например, с КБ) с предложением направить студентов на стажировку. Рекомендовать лучших студентов на постоянную работу.

Необходимо создать ресурс для работодателей с предложением лучших студентов для трудоустройства с портфолио, рекомендациями втуза, что-то вроде hh.ru. Ресурс, отражающий для работодателей информацию, как студент учится на всем протяжении обучения (оценки, посещаемость, вовлеченность в обучение, характеристики, реализованные проекты и т. п.). Это лучше любых характеристик и исключает покупку дипломов и самопиар в резюме. Ресурс, где работодатели могли бы предлагать конкурсы для студентов на выполнение определенных работ (разработка/проектирование).

Нужно включать в обязательную программу разработку студентом собственного проекта. Устраивать конкурсы в рамках втуза среди инновационных разработок студентов и внедрять в учебный план отдельные лекции о последних научно-технических достижениях и мировых тенденциях по выбранной специальности.

Технические университеты должны обеспечить поставку на рынок высококлассных специалистов с нестандартным мышлением, которые могут изобретать. «Специалистов» со стандартным (зашоренным) подходом — море. Однако инновации требуют именно нестандартности мышления! Задачи втузов — это поиск молодых людей, способных генерировать идеи. Вузы должны заинтересовывать их соответствующей профессией, развивать в них творческое мышление, смекалку, снабжать глубокими теоретическими знаниями предмета, информировать о новейших тенденциях развития человечества в этой профессии.

Геннадий БЫЛОВ, генеральный директор Rockwell Automation:

Цифровая революция приводит к тому, что все больше и больше производителей начинает испытывать нехватку специалистов нового уровня — тех, кто сможет соответствовать требованиям цифрового предприятия и тем самым поддерживать экономический прогресс страны. Классическая техническая школа со своими разработками и подходами готовит много хороших специалистов, которые быстро адаптируются к используемым технологиям на производственных предприятиях, но времена меняются. Современным цифровым предприятиям нужен новый тип ученых, работающих с данными, информацией, аналитикой, разработкой ПО и т. д. Многие из передовых технологий, такие как искусственный интеллект, требуют комбинации творческих и технологических знаний и навыков. Уже сейчас встает необходимость тесного взаимодействия с вузами в вопросах подготовки и инвестирования в будущие кадры. Предприятия, задумывающиеся об эффективности и оптимизации своих производств, должны вкладываться в развитие не только имеющейся рабочей силы, но и в студентов. С другой стороны, и техническим университетам следует проявлять инициативу для коллаборации с производственными предприятиями с целью выявления потребностей, задач и вызовов, стоящих перед ними. Должна вестись совместная работа с целью наращивания резерва нового поколения профессионалов, удовлетворяющих требованиям цифровой эры. Именно благодаря совместным усилиям может быть создан фундамент для развития высоких технологий будущего. Более того, изменения рынка приведут к тому, что будущим специалистам придется инвестировать в самих себя, в свое образование, чтобы оставаться востребованными в отрасли цифровых предприятий. И это будет происходить естественным путем — не по принуждению, а по собственному желанию.

Андрей ГУСАКОВ, директор департамента стратегического развития и маркетинга DATAFORUM LLC:

Российская высшая техническая школа находится в условиях быстро изменяющейся техносферы, что налагает особые требования на профессиональные качества выпускников и программы обучения. Системе технического образования необходимо обеспечить рост программ обучения, адекватно отвечающих вызовам реальности. Значительное место в новых программах должны занимать сквозная практическая подготовка будущих специалистов и производственная практика на предприятиях, основанная на целевой подготовке. Следовательно, главным условием результативности подготовки станет интеграция специальности слушателя в наиболее соответствующие процессы организаций или производств. От этого напрямую зависит востребованность специалистов на предприятиях и в компаниях конкретной отраслевой направленности.

Следующий аспект инновационного развития через систему образования — повышение качества маркетинга рынка образования. Разработка и внедрение образовательных программ должны идти параллельно с внедрением инноваций и технологий на общем рынке. При этом нельзя забывать, что, как правило, на создание образовательной программы уходит более двух лет. Если временной разрыв между введением образовательной программы и появлением новой технологии, которой она посвящена, составляет более пяти лет, все усилия по ее созданию сводятся на нет. Система образовательного маркетинга должна прогнозировать появление новых технологий за счет непрерывного анализа тенденций техносферы. Целевой аудиторией анализа выступают: учреждения образования — в части готовности к реализации новых программ; научно-производственные предприятия — в части готовности к выпуску инноваций; государственные органы — в части готовности к аккредитации; потребители образовательных услуг — в части востребованности услуг.

Еще одно важное звено инновационного развития России через систему высших учебных заведений — коммуникационная/событийная сфера. Она затрагивает создание специальных активностей с привлечением потенциала целевой аудитории. К таким активностям относятся открытые уроки с привлечением участников рынка технологий и инноваций, дни открытых дверей, участие/проведение выставок, конференций или семинаров, участие в работе городских ярмарок вакансий, создание положительного образа технического работника, повышение престижа технических специальностей через средства массовой информации. Данная сфера также должна учитывать сотрудничество с кадровыми агентствами и исследовательскими центрами для точного измерения рыночного спроса на технических специалистов. С учетом профицита на рынке работников экономических и юридических специальностей четкие цифры потребности в квалифицированных технических специалистах будут являться для молодежи стимулом для поступления именно в технические учебные заведения.

И, конечно же, нельзя забывать о позиционировании системы высшего технического образования. В сознании прямых потребителей образовательных услуг система технического образования должна в первую очередь ассоциироваться с высокопроизводительными инновациями, нежели с условиями труда на производстве. Это существенно повысит уровень мотивации молодежи, чрезмерно зависящей от коллективного мнения своей среды, к изучению специальных предметов и активизирует включение инновационной деятельности в общий образовательный процесс.

Надежда ЗАХАРЕНКО, кандидат социологических наук, старший научный сотрудник МГУ имени М.В. Ломоносова:

Проблемы в отечественной системе образования существуют не только в сфере технического образования. Это гораздо более масштабный процесс. Однако в технологическом плане наша страна значительно отстает от развитых стран и по уровню развития, и по его динамике. В свою очередь, быстро растет разрыв между вузовскими учебными программами и запросами времени. Есть уникальные курсы, дисциплины и исследования, соответствующие потребностям современного мира и даже опережающие их, но таковых на сегодняшний день меньшинство.

Ситуация, на мой взгляд, обусловлена несколькими причинами.

Во-первых, существует разрыв преемственности поколений в науке, когда популярность технического образования и научной карьеры резко снизилась. Изменилась структура выпуска специалистов вузами: с конца ХХ века число выпускников технического и инженерного профиля уменьшилось почти вдвое.

Во-вторых, продолжает оставаться актуальной проблема эмиграции ученых. В одном из своих выступлений ректор МГУ В. А. Садовничий озвучил такие цифры: только в США работает 16 тыс. докторов наук, эмигрировавших из России, тогда как у нас их всего около 30 тысяч. Следовательно, уезжает примерно треть российских ученых, получивших докторскую степень. Известно, что в большей степени востребованы за границей представители именно технических специальностей.

В-третьих, коммерциализация образования и недостаточное финансирование учебных заведений ставит высшую школу перед необходимостью выбирать между фундаментальными научными проектами и прикладными коммерческими в пользу последних. Естественно, при таком подходе фундаментальная наука страдает.

Также можно указать на новые требования к числу и показателям цитирования публикаций преподавателей и ученых. С одной стороны, количество публикаций выступает маркером работы научного сектора страны, с другой — в гонке за показателями не может не страдать качество исследований.

Исходя из указанных проблем видятся и возможные шаги по модернизации: популяризация технических специальностей начиная со школ, информирование населения об имеющейся востребованности специалистов соответствующих профилей на рынке труда, конкурентоспособности их зарплат, создание условий для научных исследований (финансовых, технических, коммуникационных и т. д.), разработка гибкой системы критериев отчетности, продолжение практики госзаказа на фундаментальные научные разработки.

Наталия МАНДРОВА, генеральный директор агентства Primum:

На мой взгляд, в последние семь лет резко возросла востребованность инженерных специальностей и престиж инженерного образования в обществе. Однако на сегодняшний день запрос общества сильно опережает готовность вузов к предоставлению качественного инженерного образования. Сейчас мы имеем ситуацию, когда на уровне основного и дополнительного образования создана инфраструктура углубленной физико-математической подготовки, развивается олимпиадное движение и программы поддержки одаренности в этой сфере. Но ребята, ориентированные на серьезное техническое образование, становясь студентами, сталкиваются с тем, что уровень учебных программ не соответствует тому уровню, с которым они приходят в высшее учебное заведение. Требуется укрепление когорты технических университетов первой лиги, которые были бы в состоянии удерживать хорошо подготовленную молодежь.

Если говорить о проблемах системы технического образования, то имеется существенный поколенческий разрыв между теми, кто приходит учиться, и теми, кто учит. Основной возрастной состав профессоров находится в пределе 50–60 лет. Это люди, которые сформировались в советской инженерной школе 1960-х годов. Техническим вузам остро не хватает молодых профессоров с современным инженерным мышлением, которое соответствует уровню нынешних технологий, применяемых в самых разных сферах, начиная от космической отрасли и заканчивая строительством.

Вузы получили огромные средства на развитие лабораторной и технической базы. Ключевой вопрос теперь — подготовка молодой профессуры и доведение учебных программ до того уровня, который соответствовал бы современному уровню развития технологий и индустрий.

Технический университет — это идеальная среда не просто для передачи знаний и получения образования, но и среда для технологических разработок. На сегодняшний момент технические вузы должны на своей базе развивать студенческую науку, поддерживать технологическое предпринимательство, стимулировать изобретательство. Это необходимо, для того чтобы университет становился полноценным институтом развития индустрии, для которой он готовит кадры.

Образование — это мощный социальный лифт. Пока очень многие многообещающие молодые люди покидают Россию ради получения образования в технических университетах и политехнических школах Европы и Северной Америки. Они понимают, что образование для них — это мост, который дает возможность получить впоследствии рабочее место на острие технологического развития. Поэтому говорить о развитии технического образования в отрыве от развития рынка труда для выпускников невозможно. Качественному техническому образованию нужны качественные рабочие места, где востребованы актуальные знания и технологии.

Отмечу также, что в 2016 году агентство Primum реализовало федеральную информационную кампанию по популяризации высшего технического и естественно-научного образования, новых технических специальностей, которые принято называть «профессиями будущего» (биотехнологии, искусственный интеллект, робототехника и т. д.).