Последнее предупреждение

БОСС-политика | Президентские/Правительственные программы
Текст | Сергей ПЕТРОВ

Готовится новая амнистия капиталов.

Генеральный директор аудиторской компании «Уверенность» Максим Гладких-Родионов замечает: «Если судить по опыту прошлой амнистии капиталов, то надеяться на сколь-нибудь значительный результат трудно. Слишком низок уровень доверия бизнеса государству, слишком плох инвестиционный климат, слишком высоки риски».

По большому счету то, что помешало амнистии в 2016-м, никуда не делось, подчеркивает он. «А ведь амнистия тогда была объявлена как единственная, как шанс, который больше никогда не представится. Ею воспользовалось всего около 2,5 тыс. человек. Что будет теперь, когда адаптация к новым условиям в какой-то степени уже состоялась? Ведь, согласитесь, трудно всерьез воспринимать слова Антона Силуанова о том, что, дескать, средний бизнес в прошлый раз просто испугался. А что для среднего бизнеса изменилось сейчас, кроме очередного витка давления фискальных органов? Да и сам механизм предоставления возможности анонимного приобретения еврооблигаций, скорее, помощь лицам, попавшим под санкции, чем целям амнистии капиталов. Вдобавок повторение того, что декларировалось как неповторимое, заставляет думать, что у правительства не осталось идей».

Главный аналитик «Телетрейд Групп» Олег Богданов уточняет: новый этап амнистии капиталов замечателен тем, что де-факто бизнесменам делают последнее предупреждение. Стоит прислушаться к словам руководителя Федеральной налоговой службы Михаила Мишустина, который предупредил, что его ведомство в 2018 году начнет получать информацию о счетах россиян примерно из ста стран и если придет информация о наличии у гражданина РФ счетов и бизнеса за рубежом, то «быть беде», как выразился Мишустин.

Cтарший юрист налоговой практики юридической компании Coleman Legal Services Герензал Чимидова напоминает, что в конце 2017 года на встрече с представителями деловых кругов России президент Владимир Путин высказался о том, что амнистия по деофшоризации будет продлена, а министр финансов Антон Силуанов сообщил, что Минфин России разработает законопроект в начале года. На сегодняшний день текста законопроекта пока нет, говорит она.

По имеющимся данным из открытых источников, амнистией воспользовались всего 2500 человек, уточняет эксперт. Правила «первой» амнистии предусматривали, что российские и иностранные граждане могли представить специальный документ и таким образом добровольно задекларировать свои активы. Это действие якобы освобождало их от ответственности за ранее совершенные нарушения налогового, таможенного и валютного законодательства.

«Кроме того, амнистия капиталов позволяла легализовать активы их реальным владельцам, — говорит госпожа Чимидова. — ФНС России в отношении „первой“ амнистии капитала обещала обеспечить конфиденциальный режим хранения поданных специальных деклараций. Однако одна из проблем любых амнистий капиталов в России, из-за чего существенных отличий итогов второй амнистии капиталов, вероятнее всего, не будет, — это невозможность прогнозирования правоприменительной практики, неспособность и несознательное нежелание власти давать четкие разъяснения о порядке применения норм об амнистии и о последствиях их выполнения. Разъяснения Минфина России и ФНС России, как правило, представляют лишь простое цитирование закона, и есть высокая вероятность того, что эта самая правоприменительная практика будет складываться исключительно в пользу государства, а не декларантов. Так, например, имеются случаи привлечения декларантов по иным статьям УК, не указанным в законе об амнистии капиталов, к примеру, по статье 159 УК „Мошенничество“».