Что видит Греф

БОСС-политика | Регионы
Текст | Сергей ПЕТРОВ

Глава Сбербанка заявил о выходе России из жесткого кризиса.

Аналитик QBF Роман Кузнецов отмечает, что по итогам 2016 года падение экономики РФ составило лишь 0,2%. Это оправдало заявление главы Сбербанка о выходе России из кризиса. Однако говорить о полноценном преодолении экономикой рецессии, с точки зрения эксперта, можно лишь в статистическом контексте: по уровню произведенного ВВП страна только приближается к отметке 2012 года, а падение показателя в расчете на душу населения в 2016-м и вовсе составило 4,9%.

Таким образом, правильнее всего будет утверждать, что многие сектора экономики успешно адаптировались к новой рыночной конъюнктуре, чем практически полностью вывели Россию из активной фазы кризиса.

Владимир Трофименко, генеральный директор сети многофункциональных центров «МОЙ КАБИНЕТ», считает: «Можно говорить о том, что пройдена острая фаза кризиса. Однако это не значит, что экономика России начала восстанавливаться. В этом году прогнозируется рост номинального объема ВВП на уровне 1%. Тем не менее реальные доходы населения продолжают падать — по итогам 2016 года на 5,9% в сравнении с предыдущим годом. Индексацию пенсий вернули, хотя правительство прогнозирует уменьшение реальных размеров пенсий в ближайшие годы».

К сожалению, отмечает он, за последние три года не проведено никаких структурных изменений, и отечественная экономика все так же зависима от внешних шоков, как и раньше. Потому при воздействии извне, при введении новых санкций или очередном обрушении нефтяных цен нынешняя стабилизация может быстро смениться новым падением.

Политолог, руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Иванов уверен: «На самом деле мы видим, что определенная стабилизация случилась благодаря двум основным факторам. Во-первых, в связи с повышением цены на нефть, и это означает, что экономика России по-прежнему абсолютно зависит от нефтегазового сектора». Сколько бы ни говорили о необходимости диверсификации, как бы ни отчитывались об успехах в других отраслях, по факту, уточняет он, сейчас только от цены на нефть зависит наше финансово-экономическое «самочувствие», и это, конечно, очень печально. Фундаментальной структурной перестройки экономики, необходимость которой отмечают все эксперты и самым удобным временем для которой был период «дешевой нефти», так и не произошло.

Второй фактор стабилизации, говорит эксперт, экономия, связанная с максимальным ограничением социальных расходов: был «заморожен» рост пенсий, материнского капитала, денежного содержания государственных и муниципальных служащих, повышен пенсионный возраст, то есть государство приняло все меры по «затягиванию поясов».

Поэтому, для того чтобы утверждать о «миновавшем кризисе», нужно как минимум вернуться к докризисным ценам, индексировать все социальные выплаты гражданам. Рост цен в магазинах практически на все основные товары тоже указывает на то, что пока рано праздновать пришествие «лучших времен».

«По сути, мы не просто не устранили непосредственные причины “болезни”, но даже и не все ее “симптомы” окончательно вылечили, — напоминает эксперт. — Хуже того, некоторая позитивная динамика, вызванная ростом цен на нефть, способна убедить руководство страны в верности выбранного правительством либеральноэкономического курса, из-за чего системные причины кризиса так и останутся неисправленными».

России нужна кардинально новая экономическая политика, которая позволит на полную мощность задействовать потенциал всех отраслей хозяйственной деятельности страны, а не только сырьевой сектор экономики.