Юрий ГУДКОВСКИЙ: залог развития ЖКХ — четкое разделение зон ответственности

JKHРубрика | Главная тема 

Текст | Дмитрий ДИКОВ, Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Генеральный директор Единой управляющей компании ЖКХ «Уютный город» (Зеленоградский АО г. Москвы) Юрий Гудковский убежден, что в ЖКХ страны вполне реально обеспечить долгосрочную стабильность, в том числе ценовую, за счет государственного контроля за монопольными поставщиками ресурсов и четкого разделения зон ответственности.

— Юрий Владимирович, в чем, на ваш взгляд, причина взрывного роста платежей на услуги ЖКХ, на который вынужден был обратить внимание президент Путин?

— Нужно сразу определиться: рост платежей за услуги ЖКХ не связан с ростом тарифов, как об этом принято говорить. Одной из главных причин стало то, что ранее действовавшие в регионах нормативы потребления коммунальных услуг пошли вразрез с федеральным законодательством.

Вообще ситуация очень показательна. То, что платежи резко выросли в регионах, демонстрирует, насколько их система ЖКХ отличается от московской. Причем не в лучшую сторону. В Москве вообще невозможен взрывной рост коммунальных платежей.

— Почему?

— Несколько причин. Московские ЕИРЦ, в которых формируются ЕПД, принадлежат государству. В регионах же власти сами решают, будут ли во главе аналогичной структуры стоять коммерсанты или чиновники, будет ли это МУП или частное предприятие.

Кроме того, в 90-е годы коммунальная инфраструктура — и сети, и котельные, и многое другое — во многих регионах перешла в руки частных хозяев. В Москве такого нет. У нас на рынке действуют монополисты, в основном государственные: МОЭК, «Мос­энерго», ОАО «Мосводоканал»…

В регионах из-за большого количества частных и ведомственных хозяев коммунального ресурса творится настоящий беспредел. В результате определение размера коммунальных платежей происходит по очень непрозрачным правилам.

— Какие механизмы должны быть задействованы для стабилизации цен на услуги ЖКХ, например с точки зрения контроля ресурсоснабжающих монополий?

— Чтобы навести в региональном ЖКХ порядок, по идее, вся инфраструктура должна перейти в руки государства. Частнику с котельными и сетями трудно справиться. В любой аварийной ситуации ему на помощь все равно вынуждено будет прийти государство. Но то, что находится в частных руках, забрать не получится — только если выкупать.

На мой взгляд, решать проблему нужно другим способом: во-первых, через жесткую систему тарификации — то есть поставщики коммунального ресурса должны работать исключительно по тарифам, утвержденным региональными властями.

Частник владеет монопольным ресурсом, значит, его услуги должны регулироваться РЭК. Известны цены за уголь, за газ, за другие ресурсы, которые используют поставщики коммунальных ресурсов. Берем эти цены, добавляем маржу, среднюю по рынку, и получаем тариф.

Во-вторых, через аналоги московских ЕИРЦ — государственных организаций, служащих посредником в отношениях между жителями, управляющими компаниями и ресурсоснабжающими организациями.

— Другими словами, необходимо выстраивать систему по московскому образцу?

— В целом да. В столице, кстати, даже рост тарифов в 2012 году был почти незаметным — на основании ставок, утвержденных Региональной энергетической комиссией. Например, отопление в начале прошлого года стоило 1325 рублей за Гкал. С 14.07.2012 немного подорожало — до 1440,50 руб­лей. То же самое было и с холодной водой: с 23 рублей за куб до 26,75 рублей. Сильнее всего подорожала горячая вода — почти на 10%, но в абсолютных значениях это тоже немного: было 105 рублей за куб, стало 116 рублей.

— А как контролировать тарифы управляющих компаний?

— Возьмем опять московский пример. Цены за обслуживание МКД мы устанавливаем не сами — нам их тоже спускает правительство. И надо учитывать, что услуги управляющих компаний составляют наиболее скромную часть итоговой платежки. В начале прошлого года за один квадратный метр владелец квартиры должен был платить порядка 10,80 рублей. Возьмем метраж стандартной двухкомнатной квартиры — 50 квадратных метров. В итоге получается 540 рублей — это разве большие деньги? С 01.07.2012 тариф немного вырос — до 13,50 рублей. Тоже весьма скромная получается цифра. Во всяком случае, она значительно ниже инфляции.

В Москве существует реестр управляющих компаний — мошеннические организации не имеют шансов туда попасть. В регионах этого нет — там объявить себя управляющей компанией может кто угодно. Отсюда и проблемы у отдельных МКД: жильцы выбрали компанию, отдали ей все деньги, в том числе коммунальные платежи, а она исчезла, ничего не перечислив ­ресурсоснабжающим организациям.

Как вы знаете, по действующему законодательству именно через УК идут платежи за коммунальные услуги. Можно ведь стать миллионером буквально за месяц! Иногда в платежках даже пишут личные счета владельцев УК — встречались и такие истории…

— Итак, московская модель организации ЖКХ оптимальна для России?

— В целом да, если убрать трех- и четырехсторонние договоры на сбор и распределение платежей жителей, которые создают обременение на УК. Поверьте, надежной управляющей компании эти средства не нужны.

Да, в процессе сбора коммунальных платежей мы можем аккумулировать средства на своих расчетных счетах. Но нам предписано обеспечить сбор средств неплательщиков за ресурсы — вы посмотрите, какие колоссальные долги у собственников! Они способны оставить без свободных средств любую управляющую компанию.

— Кстати, есть ли какие-то улучшения с платежной дисциплиной жильцов?

— Увы, нет. Сегодня почему-то не установлены штрафные санкции за несвоевременную оплату квитанций из ЕИРЦ. За просрочку выплаты банковского кредита штрафы есть — и просрочек стараются не допускать. А долги за услуги в области ЖКХ выплачивают месяцами.

Как и раньше, немало собственников относятся к категории злостных неплательщиков. И у нас почти нет инструментов, чтобы воздействовать на них, кроме суда.
Управляющей компании запрещено перекрывать неплательщику воду или отключать ему отопление, хотя отключение электроэнергии или газа поставщиками практикуется. Мы по Жилищному кодексу имеем право только ограничивать подачу этих коммунальных ресурсов. А технически мы не можем даже и ограничить — трубы-то общие на весь подъезд!

Я убежден, что долги должны собирать сами ресурсоснабжающие организации. Они владеют точной информацией, каков долг на данный момент, только они обладают инструментарием для того, чтобы воздействовать на должников. К примеру, выключит «Мосводоканал» водоснабжение по дому — соседи станут еще одним средством воздействия на неплательщика.

А сегодня получается так: коммунальные организации подают данные по долгам в Департамент ЖКХ и префектуры, хотя данные на момент подачи устаревают, и департамент с префектурами требуют от нас оплатить фактически не наши долги. В дополнение к этому от нас требуют за свой счет проводить массу дополнительных работ, в том числе капитального характера, выходящих за рамки текущей эксплуатации. Это какой-то театр абсурда!

Ресурсоснабжающим организациям возложить бремя сбора доходов на нас очень удобно — чуть что, они идут в суд. И конечно, трудно себе представить, чтобы такие гиганты, как ОАО «Мосводоканал» или МОЭК, проиграли в суде.

На мой взгляд, правильно выстроена система у «Мосэнерго» и ОАО «МГТС». Их услуги жители оплачивают по отдельной платежке, к которой управляющая компания вообще не имеет никакого отношения. Что происходит, если жители не платят? «Мосэнерго» и МГТС тут же отключают им, соответственно, электричество и городской телефон.

Электрический счетчик стоит вне квартиры, к нему есть доступ у сотрудников «Мосэнерго». Они приходят, проверяют его. При наличии неплатежей прекращают подачу электричества — и за новое подключение нужно заплатить кругленькую сумму.

А что происходит, например, с индивидуальными счетчиками воды? Они устанавливаются в квартирах, их трудно проконтролировать, они не объединены в единую автоматизированную систему. То есть для оплаты принимаются те показания, которые подает сам житель. Нередко они не совпадают с реальным уровнем потребления — и эта разница выставляется управляющей компании!

Либо система должна быть, как у «Мос­энерго», либо эти счетчики не нужны — без них было проще. Был расчет за дом. Для УК существовали стимулы заниматься, например, профилактикой аварий, потому что они платили за общедомовое потребление. Теперь таких стимулов нет…

Понимаете, каждый должен заниматься своим делом. Управляющие компании должны заниматься именно управлением жилым фондом, а не сбором долгов. Они должны искать и нанимать подрядные организации: электрика, вывоз мусора, содержание придомовой территории. А ресурсоснабжающие компании все должны напрямую работать с населением.

— Есть ли способы не повышать, а снижать плату в сфере ЖКХ?

— Есть, конечно. Достаточно обратиться к мировому опыту — в частности, к опыту северных стран, таких, как Финляндия, сравнимых с нами по климатическим условиям. Например, электроснабжение осуществляется за счет солнечных батарей на крыше, отопление — за счет котла на несколько домов. Труб, которые отдают значительную часть тепла почве, где проложены, почти нет.

Если все-таки идут трубы, то они проложены так, чтобы прогревать проезжую часть и тротуары. Что такое сосульки и обледеневшие крыши, там понятия не имеют — два проводка с электричеством, и снег, падающий на крышу, тут же тает. Жители из коммунальных ресурсов платят только за холодную воду.

У нас тоже есть масса таких технологических решений, учитывая научно-технологический потенциал Зеленограда. Ведь отрасль ЖКХ — это сфера высоких технологий. Главный разработчик наших ноу-хау — Владимир Иванович Зеленов, опытнейший инженер из электронной промышленности, кандидат наук. Он взаимодействует с ведущими зеленоградскими конструкторскими коллективами.

Но применять эти разработки мы вынуждены очень аккуратно и локально. Сегодня, когда мы полностью зависим от доброй воли ресурсоснабжающих организаций, как только мы попробуем использовать на доме те или иные современные экономичные технологии, нам выставят такие долги через Департамент ЖКХ и префектуры, что мы вовек с ними не расплатимся… Потому разграничение зон ответственности в ЖКХ — это острейшая необходимость.

Еще одна насущная потребность — четкое разграничение сфер ответственности между УК и ГКУ ДЖКХиБ. Сегодня непонятно, где заканчивается придомовая территория, за которую отвечает УК, и начинается дворовая, за которую ответственность несет ГКУ ДЖКХиБ. На мой взгляд, дворы также должны передаваться управляющим компаниям, потому что дом и двор — это единый архитектурный комплекс.

— Имеет ли смысл передать еще право на проведение тендеров на капитальный ремонт?

— При применении схемы софинансирования капремонтов частично государством, частично собственниками это, к сожалению, невозможно сделать юридически. Сейчас обсуждается схема такого софинансирования — 5% со стороны жителей и 95% со стороны государства или 15% и 75% соответственно.

Но в любом случае там, где есть государственные деньги, действует 94-й закон. Главное средство влияния у УК в такой ситуации — приемка объектов у ремонтных организаций.

На мой взгляд, 94-й закон вообще не подходит для выбора подрядчика капитального ремонта. Он оптимален для государственных закупок больших объемов продукции.

Система, которая существовала раньше, была разумнее. Были ДЕЗы, они объявляли конкурсы на ремонты, на эксплуатацию территории. Причем критерием на этих конкурсах выступала не только цена, но и репутация, опыт, рекомендации…

Сейчас же в ходе аукционов по 94-му закону снижение цены может составлять до 99%! Такие победители, как правило, либо не справляются, либо после получения аванса исчезают…

— На Западе бизнес в области ЖКХ — это, как правило, крупный бизнес, у нас довольно часто малый бизнес. Почему?

— На рынке действует главное правило: чем больше домов в управлении, тем эффективнее бизнес. Например, если у тебя в управлении один дом — тебе на него нужен один слесарь. Если у тебя в управлении десять домов — тебе точно также нужен один слесарь. В итоге расходы не увеличиваются, а обороты растут.

То есть надежные УК — это должны быть как минимум средние компании. Малому бизнесу не справиться. Что касается крупных компаний, они должны вырасти постепенно, за счет естественного развития рынка.

— Кто должен быть собственником УК — государство или частник?

— Это, на мой взгляд, не принципиально. Главное, чтобы УК развивались за свой счет, а не за счет бюджета.

Сегодня предпринимаются попытки создать в Москве как раз бюджетные управляющие организации — в виде ГБУ (государственных бюджетных учреждений) в сфере ЖКХ. На мой взгляд, это большая ошибка.

Такие учреждения получают финансирование из городского бюджета, и это зачастую ведет к раздуванию ими затрат. Одно из таких ГБУ создается у нас на территории двух муниципальных районов. Если мне для содержания жилого фонда на территории этих двух районов Зеленограда потребовалось бы 500 человек, то они закладывают штат в 1500 специалистов. Вопрос: где они наберут такое количество специалистов? Я хорошего слесаря ищу годами…

— Кадровый вопрос стоит так остро?

— Конечно. Сегодня очень мало ПТУ, техникумов, где готовили бы работников сферы ЖКХ, и очень мало желающих учиться по этим специальностям.

Для жилого фонда важен хозяин: причем тот, кто завоевал это право, а не тот, кто поставлен государством. А экономика страны без коммерсанта сильно потеряет. Огосударствлением управления и эксплуатации жилищного фонда проблемы ЖКХ не решить.

ООО «Уютный город» cоздано в 2009 году, занимается управлением жилыми домами, эксплуатацией и содержанием жилищного фонда, комплексным и выборочным капитальным ремонтом, благоустройством территорий. Общая численность организации — 1958 человек.
Уже с 2009 года компания «Уютный город» вышла за пределы одного округа: это холдинг, который работает не только в Зеленограде, но и в других округах Москвы, выходит на рынки других субъектов Федерации.

Гудковский Юрий Владимирович, генеральный директор ООО «Уютный город».
В 1992 году окончил Киевское высшее военное авиационно-инженерное училище, в 1998-м — Военно-воздушную инженерную академию имени проф. Н.Е. Жуковского.
В 1998 году уволен в запас из рядов ВС РФ.
С 1998 года работал в ООО «Эда-Лайн». С 2003 года — генеральный директор ООО «Юрокс», с 2005 года — генеральный директор ООО «МЭРИЛИН». В 2008–2009 годах — генеральный директор ОАО «Зеленоградское спецавтохозяйство». В июле 2009 года назначен генеральным директором ООО «Уютный город».
В период работы Ю.В. Гудковский проходил дополнительное обучение: в МИЭТ (по специальности «Организационно-правовые и финансово-экономические аспекты участия малых предприятий в реформировании ЖКХ»), МГУУ Правительства Москвы, МЭСИ, Московской международной высшей школе бизнеса МИРБИС при президенте РФ, Регионально-отраслевом научно-учебно-производственном комплексе «Персонал–Космос», Академии рынка труда и информационных технологий. В 2012 году окончил с отличием РАНХиГС при президенте РФ по специальности «Государственное и муниципальное управление».
Ю.В. Гудковский — победитель московского конкурса «Менеджер года–2010», всероссийского конкурса «Менеджер года–2010», конкурса «Московское качество» 2012 года, конкурса «Менеджер года–2012», лауреат премии «Лучший руководитель 2011 года» и специальной премии «Лидеры новой России» 2012 года.
Под руководством Ю.В. Гудковского ООО «Уютный город» стало победителем конкурса «Московское качество» 2012 года, Московского городского смотра-конкурса на лучшую организацию работы в области охраны труда 2012 года, лауреатом ежегодной международной премии «Лучшая компания года» и всероссийской премии «Финансово-экономический олимп».
Женат, воспитывает двух дочерей и сына.