Владимир МАХЛАЙ: как я могу отойти в сторону?

Беседу вел Леонтий Букштейн

Тольяттинский азотный завод, превратившийся в корпорацию и лидирующий в отечественной химической отрасли, сегодня демонстрирует уникальные темпы наращивания производства при сохранении высокого качества продукции. О становлении предприятия в новых экономических условиях рассказывает его руководитель Владимир Махлай.

 

— За четверть века, что существует Тольяттинский азотный завод, произошли какие-то изменения в его оснащении?

— Произошли, и очень существенные. Современные химические производства, будь то агрегаты аммиака или карбамида, являются сложными комплексами, требующими постоянного обновления. Хочу напомнить, что эти агрегаты возводились в годы «холодной войны». Правительство США отозвало тогда американских специалистов, которые здесь работали, и коллектив завода фактически остался один на один со своими проблемами. Агрегаты еще долгое время были «сырыми», так что вопрос об их модернизации стал для нас актуальным.

Техническое перевооружение агрегатов начали в 1990 году и с тех пор ни на один год не прекращаем эту работу. Вместе с увеличением мощностей агрегатов мы добились сокращения потребления энерго- и сырьевых ресурсов.

Перед предприятием сейчас стоит более масштабная задача, обусловленная предстоящим вступлением России в ВТО и ростом цен на основное сырье — природный газ. В рамках ее реализации будут задействованы наиболее перспективные инновационные проекты отечественных и зарубежных фирм, которые позволят существенно улучшить экономические и экологические показатели работы предприятия. Так, производительность агрегатов «Кемико» увеличится в 1,5 раза при значительном сокращении расходных норм по энергоносителям.

Помимо производственных, большое внимание уделяем решению экологических задач. После реконструкции агрегатов заметно сократятся выбросы углекислого газа и окислов азота, оптимизируется водопотребление.

Сегодня получены кредиты под наши многообещающие проекты модернизации технологического производства, заключены контракты с солидными фирмами.

ПОДРОБНЕЕ

Валерий БАРИНОВ: приобретения нового времени

Этого замечательного артиста Малого театра массовый зритель узнал лишь после памятных «Петербургских тайн», любимого народом сериала.

 

— Cкажите, Валерий Александрович, не обидно, что славу вам, артисту, ценимому избранной публикой, принесли сериалы «Досье детектива Дубровского», «След оборотня», те же «Тайны», а из последних — «Русское», «Грехи отцов», «Веревка из песка»?..

— Что же делать, многим моим коллегам по театральному цеху популярность тоже принесли телесериалы. А раньше и обиду чувствовал, и даже боль, но все давно прошло, осталось где-то в юности. Я всегда готов был тягаться с любым артистом: если не всякого смогу переиграть, то компании не испорчу. Это моя профессиональная гордость. Сейчас работать становится труднее. Никогда не думал, что у моих сил есть предел. Очень много играю. Роли огромные, сложные, с тяжелой психологической нагрузкой.

ПОДРОБНЕЕ

Пиф-паф… Пинкертон!


Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА

Этих людей мало кто знает в лицо. Их имена не на слуху у широкой публики. Ничего не поделаешь, такая уж это профессия — частный сыщик, излишняя известность здесь ни к чему. Но все-таки фамилию одного из них, основателя самого уважаемого американского сыскного агентства, знают все, ну или почти все — Пинкертон. Правда, профессиональная деятельность Алана Пинкертона еще при его жизни обросла всевозможными мифами и слухами. И для многих наших современников этот шотландец стал кем-то вроде американского Шерлока Холмса — сыщиком, конечно, легендарным, но никогда на самом деле не существовавшим.

ПОДРОБНЕЕ