Босс №05 (2005 г.)

Вадим ТУМАНОВ: все потеряв, опять начни с начала


Беседу вел Геннадий Жаворонков

Когда-то о Вадиме Туманове, председателе золотодобывающего кооператива «Печора», говорила вся страна. Одни называли его авантюристом, другие — гением экономики труда. Когда-то… Теперь о нем забыли, словно и не посвящал этому человеку песни его друг Владимир Высоцкий, словно не защищали его от яростных нападок Егор Гайдар, Николай Шмелев, Отто Лацис, Владимир Тихонов…


— Вадим Иванович, ваш кооператив «Печора» начинался в 1956 году. А главные неприятности пришлись на перестройку, когда многим становилось легче дышать. Почему вы не нравились перестроечной власти? Горбачев ведь сам признал, что прежнее пора менять.

— Будучи продуктом все той же системы, он окружил себя советчиками из прошлого. Все пытался «нырнуть» в спасительные, как ему казалось, периоды советской истории. Объявлял НЭП. Но дважды не входят в одну и ту же реку. Сколько воды утекло с 20-х годов? Михаил Сергеевич лично позвонил в журнал «Коммунист», где готовился к публикации материал в противовес клевете на меня и «Печору», сказал: «Вы правильно ставите вопрос, но взяли под защиту не того человека».

И после этого звонка все статьи о перестройке — той, что не на словах, а на деле, — вырывали из номеров…

— Ну а позже, когда Ельцин с наслаждением занимался тем, что отверг его предшественник?

— Позже… Мы написали Ельцину письмо с проектами конкретных указов по освоению минерально-сырьевой базы России. Тогда правительство, «имея в кармане» подготовленные к освоению месторождения стоимостью в $30 трлн, стало выпрашивать у заграницы несколько миллиардов долларов на прокорм демократизирующейся страны. Согласитесь, это унизительно, стыдно и смешно.

Послевоенная Германия просила у Америки не рыбу, а удочку, чтобы самой ловить эту рыбу…

Если бы в 1992 году к нашим словам прислушались и доверили нам разработку, например, Сухого Лога — крупнейшего месторождения рудного золота, то уже через три года страна получала бы 50 т золота ежегодно. Если бы и другие месторождения осваивались по нашему методу, Россия жила бы по-другому. Ей бы ничего не пришлось закупать на Западе, ничего, кроме новых технологий. Мы бы поначалу справились и при старой технике. Но правительство Гайдара предпочло, чтобы тендер выиграли австралийцы (только заграница нам, убогим, поможет!). Сухой Лог, чью разработку так и не начали, выставили на аукцион. Такой сценарий повторялся многократно.

— Гайдар, говорите? Но ведь он при Горбачеве считался чуть ли не главным вашим защитником?

— Да, когда работал заведующим отделом в журнале «Коммунист». Но став главой правительства, он сделал ставку на спекулятивный бизнес, а не на высокопроизводительный труд, в который, вероятно, не верил.

Ведь это национальная катастрофа — настолько при Гайдаре и после него сократились в стране производственные инвестиции! А иначе при такой разорительной политике и быть не могло: 80% годовых за кредиты — кто же будет вкладывать деньги в многолетние проекты? А мы предлагали те, что могли дать прибыль не через пять — десять лет, а через год-два. Уверенность в этом подкреплялась достаточной квалификацией людей (вранье все это — про русского человека, не умеющего и не желающего работать!), высокой интенсивностью труда и хорошей организацией дела.

На Тимане, например (речь идет о Среднетиманском месторождении бокситов в Республике Коми, разведанном и изученном более 20 лет назад, оно оценено в $200 млрд. — Г.Ж.), мы предлагали быстро вскрыть залежи бокситов. Они имели спрос на мировом рынке, уже в ходе строительства пошла бы валютная выручка, мы намеревались направить ее на строительство автодорог, которых в достаточном количестве там нет до сих пор. Но нас туда не пустили. Не подпустили и к месторождениям рудного золота, способным давать десятки тонн драгоценного металла в год.

Правительство поручает чиновникам «рассмотреть вопрос». А они — безнаказанно, заметьте, — рассматривают его годами.

— Согласитесь, странно все-таки: Англия, Италия, Япония практически лишены минеральных ресурсов, а все у них хорошо…

— Мы сказочно богаты тем, чем другие обделены. А живем как нищие, как побирушки: выклянчиваем у Запада кредиты, жалобно зазываем инвесторов, а они не идут!

— Почему?

— Во-первых, задают себе вопрос: а почему Россия сама не вкладывает деньги в производство? Значит, не все так просто! Во-вторых, мы сами создали миф, холим его и лелеем, о том, что не умеем работать по-западному. Не умеем, не хотим и не будем. Так рассуждают и на Западе, где якобы все делают лучше нас.

Но работал же наш кооператив «Печора»! А в нем — старательские артели, созданные задолго до «Печоры», в 1956 году. Я что, привлек инопланетян? Большинство старателей — это бывшие зеки, они на подобных работах в лагерях «туфтили» по многу лет. А в нашем коллективе «туфтить» было невозможно — из-за правильной организации труда и адекватной оплаты. Люди сами себе не позволяли плохо работать, а не из-за моих красивых глаз или призывов к совести.

По этой модели, обкатанной нами за три десятилетия, работала фактически целая отрасль — 70 тыс. человек — с производительностью труда в три-четыре раза выше, чем в государственном секторе золотодобычи. Если бы в начале горбачевской перестройки наши методы взяли на вооружение, новый век, я уверен, мы бы встречали в прекрасной, счастливой стране, в буквальном смысле заново построенной от Калининграда до Владивостока. Я-то знаю, как работает человек, когда он делает это для себя.

Если бы мне сейчас сказали, набирай народ откуда хочешь и начинай все сначала, я бы взял на работу только россиян. Как в кооперативе менялись люди! Да, они получали зарплаты больше министерских, но и доход приносили стране такой, какой министрам не снился! Причем заработок председателя кооператива был всего вдвое выше зарплаты рабочего.

— У вас есть свои оценки эффективности управления?

— Эффективность управления при любой власти я оцениваю (так, собственно, делают во всем цивилизованном мире) по тому, какие условия создает она для людей деятельных. Скажем, в США из работающего населения только четверть что-то производит. И эти люди получают серьезную правительственную поддержку.

А теперь вспомните, с каких неимоверных глупостей началась у нас перестройка. Работать, производить — невыгодно и невозможно. И все бросились перекупать и перепродавать…

— Нынешний президент чуть ли не на каждом заседании твердит правительству о необходимости роста ВВП. Если бы вам удалось поговорить с ним с глазу на глаз, что бы вы ему сказали?

— Я бы напомнил о невостребованных российских богатствах — разведанных и переданных правительству месторождениях, оцениваемых в $30 трлн, по 50 наименованиям минерального сырья. Цифры взяты не с потолка. Если начать толково обращаться с этим кладом, то мир устремится к нам без особых зазываний.

— Вы думаете, он бы понял?

— Думаю, да. Методики труда «Печоры» в таком трудоемком производстве, как золотодобыча, по эффективности превосходили государственные в несколько раз. Старательским способом с 1956 по 2000 год добыто ни много ни мало порядка 400 т золота. Построены автодороги, аэродромы.

Я не утверждаю, что Дэн Сяопин позаимствовал эту модель и с 1979 года начал применять ее в Китае. Но работать они стали именно так, совершив не ложный, «маоистский» скачок в развитии страны, а реальный, изумивший весь мир.

Мы бы поставили советский не едущий паровоз на рельсы всего за шесть месяцев. И уверяю, это было бы не какое-то чудо, а самая настоящая явь.

— Вы мне Явлинского напомнили. Правда, он говорил про 500 дней.

— Явлинский слышал со всех сторон: «За 500 дней возродить страну? Блеф, авантюра!» Смеялись: «Такой авианосец повернуть с такой скоростью? Мы не княжество Лихтенштейн, мы Россия!» А Китай что, утлая лодчонка? Повторяю: могли бы справиться не за 500 дней, а за шесть месяцев.

Как сказала недавно одна журналистка, «началось все с разгрома “Печоры”, а закончилось Форосом». Очень точная оценка. Ничем другим закончиться и не могло!

— Что, с вашей точки зрения, мешает заново начать «прирастать» регионами, где кладам несть числа? Пока билеты берут в основном «оттуда», а не «туда».

— В условиях, когда власть прислушивается только к себе, так и будет продолжаться. Еще немного и Сибирь заговорит на китайском, потому что билеты «туда» берут именно китайцы, прекрасно понимая, что это за территория.

— Что вы думаете о нынешней миграции?

— Мы же до сих пор не можем решить для себя вопрос: миграция — это благо или беда? Да благо это, великое благо, ниспосланное нам судьбой!

— И вы всерьез считаете, что в Сибирь ринутся, например, турки-месхетинцы, неприспособленные к ее климату?

— И они, и украинцы, и белорусы, и молдаване, когда поймут, что выгоднее работать там, а не строить коттеджи в Подмосковье.

Что делали мы, чтобы привлечь рабочую силу? Сначала благоустраивали поселок — баня, бассейн, инфраструктура, — а потом вгрызались в землю.

У нынешних гастарбайтеров нет перспектив в Москве. Они здесь на время. А там… А там надо сразу дать им понять, что это их земля, что именно на ней можно накормить и обеспечить семью. Или после двух-трех лет работы купить жилье в любой другой точке России, если, конечно, нет желания остаться в Сибири навсегда. Но платить этим людям надо адекватно труду.

— Значит, еще можно, «все потеряв, опять начать сначала»?

— Не можно, а нужно.



Справка «БОССа»

Вадим Иванович Туманов родился в 1927 году на Украине в г. Белая Церковь в рабочей семье. В 1948 году был арестован по «антисоветской» 58-й статье. Восемь лет провел в колымских лагерях. В 1956 году Туманов организовал ряд крупных артелей, некоторые из них успешно работают и поныне — на Колыме, в Якутии, на Охотском побережье, в Приморском крае, в Сибири и на Урале. В 1987 году усилиями ЦК КПСС в лице члена Политбюро Лигачева, а также главного редактора газеты «Социалистическая индустрия» Баранова, министра цветной металлургии Дурасова, первого секретаря Коми обкома КПСС Мельникова была ликвидирована самая мощная и наиболее известная тумановская артель «Печора», одно из лучших золотодобывающих предприятий страны. Перешедший на хозрасчет в начале 80-х годов кооператив вызывал раздражение у Минцветмета СССР и высших партийных органов. К сожалению, в числе тех, кто причастен к уничтожению уникального предприятия, оказался М.С. Горбачев. В 1987 году Туманов зарегистрировал в Карелии кооператив «Строитель», ставший одним из самых высокопроизводительных в стране. «Строитель» проложил тысячи километров автомобильных дорог в Карелии, Архангельской, Смоленской и Тульской областях, Ставропольском крае. В.И. Туманов вел интенсивные переговоры о добыче золота за рубежом, выезжал в Америку, Германию, Боливию.

Международная академия минеральных ресурсов избрала его своим действительным членом (академиком).

Недавно из печати вышла книга Вадима Туманова «Все потеряв, опять начать сначала». «Это грандиозная книга. Я прочел не отрываясь, как Джека Лондона», — сказал о ней Станислав Говорухин.

Обсудить в форуме

 



ветровки женские оптом от производителя, вкус в киеве | установка камеры заднего вида на т4 | стикеры в харькове и Харьковской | как стать успешной и востребованной, вы обязательно станете успешной моделью


Rambler's Top100



Яндекс цитирования