Три эффективных инструмента для воспитания

«БОСС» в помощь | Наследственное планирование 
Текст |Виктор ВЯТКИН, генеральный директор «3В Консалтинг»

Краткое руководство по подготовке наследников и передаче интеллектуального капитала.

Человек оставляет множество следов, среди которых его ценности, знания и навыки – интеллектуальный капитал, переданный потомкам. Насколько отчетливо отпечатается этот след во многом зависит от усилий, направленных на подготовку наследников.

Занимаясь наследственным планированием, в отношении детей мы обычно обсуждаем с владельцами семейного бизнеса три задачи: подготовить хорошего и эрудированного человека, грамотного профессионала и преемника бизнеса. Для решения этих задач в своей практике мы рекомендуем в разных комбинациях использовать три инструмента: личный пример, наставничество и обучение.

Личный пример

Личный пример – один из самых действенных методов воспитания. Сто лет назад Лев Николаевич Толстой в «Педагогических сочинениях» делал такой вывод: «…воспитание представляется сложным и трудным делом только до тех пор, пока мы хотим, не воспитывая себя, воспитывать своих детей или кого бы то ни было. Если же поймешь, что воспитывать других мы можем только через себя, то упраздняется вопрос о воспитании и остается один вопрос жизни: как надо самому жить?».

Хотим мы того или нет, рефлексируем ли над семейными ценностями или плывем по течению, модели поведения реплицируются в поколениях. Но ограничено ли применение личного примера семейными ценностями, базовыми навыками коммуникации и мышления или его можно использовать шире?

В средневековом мире ремесленных династий именно так передавались технологии. Только благодаря передаче внутри семьи интеллектуального капитала родилась финансовая империя Адама Мейера Ротшильда. Его сыновья открыли банки во Франкфурте, Вене, Неаполе, Лондоне и Париже.

Применим ли этот опыт сейчас, когда образование институционально отделено от семьи? Практика показывает, что да.

Вот что рассказывает Гюзель Санникова, дочь и преемник умершей в прошлом году Фении Хакимовой, владевшей и управлявшей сетью автовокзалов в Самарской области: «Я выросла здесь, — она брала нас с собой…. В первый раз я пришла сюда, когда мне было 11 лет, и видела тон, заданный ею. Она научила не всему. Не успела. Но основные пути развития, что нужно делать, чтобы получить результат, она объяснила».

Такое же «офисное» детство было у Кирилла Прокофьева, сменившего в прошлом году отца Владимира Николаевича на посту руководителя перевозчика «БалтТрансСервис».

Ведущая бизнес-школа INSEAD рекомендует наследникам семейного бизнеса с 6 до 17 лет один раз в неделю посещать офис компании. Понятно, что в школьном возрасте едва ли усвоятся какие-то профессиональные секреты, но навыки эффективной коммуникации и делового этикета непременно. С возрастом увеличивается и глубина погружения. В старшей школе и институте это может быть стажировка, после окончания – работа в семейном бизнесе.

Однако не только наследник должен знать работу компании, но и топ-менеджмент знать и принимать преемника. Как отмечает основатель компании «Росинтер» Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко; «Я могу оставить ребенку капитал, а право на управление компанией он должен заслужить».

Наставничество

Под наставником мы понимаем кого-то, отличного от родителей. Первыми наставниками ребенка в христианской традиции являются его крестные, наряду с родителями отвечающие за его духовное, морально-этическое развитие. Эту функцию могут также выполнять доверенные люди: дяди, тети или близкие друзья семьи.

А что в профессиональном плане? Исторически обучение происходило в тандеме мастер-подмастерье. В наше время ничего не изменилось, попрежнему хорошей практикой управления персоналом считается обучение и адаптация через наставничество.

Работает это и в предпринимательской практике. Мой партнер Рустам Исмайлов уже несколько лет является наставником сына одного из наших давних клиентов. За это время наследник подмосковного автосервиса прошел путь от выпускника-маркетолога до топ-менеджера, отвечающего за продажи компании. Ситуация, в которой отец и сын испытывали сложности в работе из-за смешения семейных и профессиональных ролей, трансформировалась в гармоничные профессиональные отношения в семейном бизнесе.

Методы профессиональных наставников весьма разнообразны. Например, Сэнди Лодер, потомок семьи Флемингов, обладающий не только большой экспертизой в руководстве Fleming Family & Partners, но и 20-летним опытом армейской службы, воспитывает лидерские качества наследников миллионных состояний, отправляя их.. в экспедицию в Арктику с собачьей упряжкой. Сэнди сравнивает с наследованием семейного бизнеса экстремальные условия одиночного 250-километрого путешествия, которое учит, как стать смелее, слушать себя, а не искать родительской помощи.

Обучение

В отличие от воспитания, образование в основном происходит вне семьи, однако это не мешает родителям вдумчиво подойти к выбору школы и не снимает с них ответственности за этот выбор.

Например, в программе октябрьского бизнес-феста в Сколково заметное место занимал круглый стол «Какую школу выбрать ребенку?». Открывал дискуссию вопрос: учить по российской или международной программе? Казалось бы, он  актуален, только если вы рассматриваете возможность обучения за рубежом. Но нет, сейчас и в России достаточно школ, работающих по всемирно признаваемым программам международного бакалавриата и английской A-level. Причем не только в столице, но и в регионах.

Выбирая школу, важно понимать, ориентируется ли она передачу лишь знаний, как в основном делают в российских муниципальных школах, либо делает акцент на передачу навыков (skills) – на что заточены некоторые частные школы.

Также с точки зрения многих родителей престижная частная школа – это еще и возможность сформировать у наследника круг потенциально полезных знакомств. Кроме того, разумно решить, нужна ли ребенку ранняя специализация и профориентация.

В дополнение к знаниям, полученным в учебных заведениях, мы рекомендуем не отказываться от любой возможности пройти стажировку. Особенно это актуально, если родители не являются владельцами бизнеса и согласно политике работодателя не имеют возможности привести ребенка на свое рабочее место.

Для подготовки наследников капитала доступны специальные программы. Многие из них инициируются банками. Скажем, в «Первобанке», где я работал членом правления, было обычной практикой принимать на лето в инвестподразделение наследников клиентов программы private banking, где они могли понять, как управляются капиталы их родителей и устроен мир финансов. Семинары со статусными спикерами с уклоном в социальное предпринимательство и филантропию, soft skills, а также хорошая «записная книжка» – все это по мысли организующих такие курсы банков вроде UBS, Citi Private Bank, Credit Suisse должно помочь наследникам крупных состояний стать достойными преемниками своих родителей. Есть программы подготовки наследников у Ernst & Young (EY NextGen) и PriceWaterhouseCoopers с INSEAD, в России работает программа Центра управления благосостоянием и филантропии Сколково.

Наши советы по подготовке наследников:

– Воспитание зависит больше от дел, чем от слов родителей и близких ребенка.

– Современная школа это не только место получения знаний, но и возможность получить полезные навыки и социальный капитал.

– Профессиональные знания полезно дополнять практическими навыками: на личном примере родителей или наставника, а также стажировками.

– Есть смысл начинать погружение в семейный бизнес смолоду.

– Молодой наследник может развивать свои компетенции преемника и за пределами фамильной компании, пройдя обучение или обратившись к специализированным консультантам.