Цифровизация экономики: чего хотят политики, ученые и бизнес?

41 000 000 000 000 $ (нет, клавиша не залипла, все правильно, 41 триллион долларов). Именно столько денег будет вложено в цифровизацию экономики в ближайшие 25 лет. Как потратить их наилучшим образом? Тезисы дискуссии, состоявшейся 17 июля 2018 года в рамках «Moscow Urban Forum 2018» в Зарядье.

Первым слово взял министр Правительства Москвы Артем Ермолаев:

«Цель цифровизации — высвободить из рутины единственный нерасширяемый человеческий ресурс: время»

 

Артем Ермолаев

Министр Правительства Москвы

«Мы не ставим себе задачу развивать или поддерживать конкретную технологию, будь то Интернет Вещей, блокчейн или 5G. Все это лишь методы, которые дадут машинам возможность чаще принимать самостоятельные решения. Искусственный интеллект быстро анализирует большие объемы данных, у него не бывает эмоциональных перепадов — и этим стоит чаще пользоваться. Мы хотим уменьшить долю рутины в работе врачей, учителей и представителей других профессий — а освободившееся время направить на решение сложных задач, развитие и просто на жизнь»

Главное, что беспокоило Ермолаева — разобщенность поставщиков цифровых решений, науки, государства и операторов связи: «Боюсь, каждый из присутствующих здесь в первую очередь будет говорить о своем и желать быть услышанным, а не услышать».

Во многом он оказался прав — почти все присутствовавшие на встрече представители бизнеса (топ-менеджмент Huawei, ВТБ, «МегаФон», Теле2, Почта Банка) большую часть обсуждения просто рассказывали о собственных реализованных и планируемых кейсах. При этом, как ни странно, в составе дискутирующих не было ни одного софтверщика, выпускающего тиражируемые решения, а не просто цифровизирующего собственные сервисы.

Министр ратовал за отход от модели «государство — заказчик, бизнес — исполнитель» и призывал к работе по модели, в которой государство, по сути, выступает в роли интегратора, а бизнес не только предоставлет услуги, но и инвестирует в проект. Хотя представители бизнеса в обсуждении все же настаивали на более традиционном распределении ролей — так, председатель Совета директоров компании Suez Жерар Местралле предположил, что государство должно формировать концепции и принимать решения о запуске, а бизнес — лишь воплощать замыслы. Вице-президент Huawei Эдвин Диндер же считает, что инициативы по цифровизации будут выдвигаться и обсуждаться представителями гражданского общества — а роль государства заключается в стандартизации и финансировании.

«Напрасно мы ведем дискуссию о вопросах любви и дружбы между государством — думаю, этот тот случай, когда рынок сам расставит все на свои места» — парировал декан экономического факультета МГУ Александр Аузан.

«Как говорила Людмила Алексеева, в этом вопросе «все рано или поздно устроится более или менее плохо»

 

Александр Аузан

Декан экономического факультета, МГУ имени М.В. Ломоносова

Я хотел бы обратить внимание на тенденцию к усилению роли платформ, которые вскоре станут основными агрегаторами цифровых решений (в этот момент мы с коллегами, будучи представителями платформы Интернета Вещей, гордо приосанились — прим. автора). Вспомните, кто недавно стал самым богатым бизнесменом в истории: Джефф Безос, основатель и глава Amazon.

Усиление роли платформ в цифровой экономике может привести к монополизации, отрицательные эффекты которой нам хорошо известны. Поэтому, на мой взгляд, государству стоит сосредоточиться на правовом и административном регулировании деятельности платформ, а не на посреднических функциях или разработке»

Президент ПАО «Ростелеком» Михаил Осеевский и вовсе предложил сместить приоритеты обсуждения от потребностей столицы к регионам:

«В вопросах цифровизации Москва оторвалась от остальной России (даже от Санкт-Петербурга) очень далеко. Как сказал один из губернаторов:

«В Москве сносят то, что в регионах еще только планируют построить»

 

Михаил Осеевский

Президент ПАО «Ростелеком»

С одной стороны — здорово, что столица столь активна и готова выступить «тестовой площадкой» для создания тиражируемых моделей. У субъектов ощутимо меньше кадров и бюджетных средств, поэтому хорошо, что регионы не будут наступать на уже пройденные Москвой «грабли». С другой стороны, модель передачи опыта сейчас практически отсутствует — поэтому необходима публикация открытого кода с сопроводительными методичками для менеджеров и руководствами для разработчиков».

Обмен — то, чего явно не хватает в текущем процессе цифровизации Москвы. Сотрудничество с небольшими IT-компаниями могло бы снизить угрозу монополизации и сформировать бюджетные варианты столичных программ для регионов. Но для этого, как верно отметил Ермолаев, нужен диалог.

Мария Глазырина

Rightech