Сообразили на троих

7 сентября в Тегеране прошла встреча президентов России, Турции и Ирана Владимира Путина, Реджепа Тайипа Эрдогана и Хасана Роухани. Она была посвящена ситуации в сирийской провинции Идлиб, которая стала оплотом антиправительственной оппозиции всех видов – от Сирийской свободной армии до разнообразных террористических группировок.

Еще одна часть Сирии, неподконтрольная правительству в Дамаске, — это северо-восточная часть страны, неофициально именуемая Сирийский Курдистан (Хасеке, Эль-Камышлы и др.). Но это уже другая статья – там фактически свое государство, балансирующее между Россией и США и опасающееся Турции.

Многие считают, что идлибский анклав надо ликвидировать как можно скорее, иначе дальнейший мирный процесс в Сирии будет невозможен. Однако результатом наступления сирийской армии на Идлиб может стать более двух миллионов беженцев, а это будет кошмаром для Турции и ЕС. Против такого разрубания идлибского узла выступают и американцы, ведь в таком случае они практически лишатся каких-либо рычагов на ситуацию в Сирии.

А давайте-ка вспомним, как же Сирия докатилась до жизни такой.

В «демократических» странах принято во всем обвинять «кровавого диктатора» Башара Асада. Но он ли один виноват в многолетней войне?

Его отец Хафез Асад управлял Сирией не одно десятилетие, и поначалу его правление было отмечено несравненно более кровавыми репрессиями против оппозиции, чем правление сына. Башар вообще по сравнению с отцом – просто доктор в белых перчатках (кстати, он на самом деле доктор).

Тем не менее в памяти народной отец остался одним из самых уважаемых правителей страны. Это лишний раз говорит о том, что Восток – дело тонкое, и что там доброе слово действует гораздо лучше, если оно подкреплено пистолетом.

Так вот, в 2006-2007 годах в Сирии случилась невероятная даже для этих мест засуха и продолжалась она последующие три года. Она усугубила многолетнюю политику сирийских властей, стимулировавших рост сельского хозяйства, приведший в итоге к истощению водных ресурсов и опустыниванию страны. Башар Асад, ставший президентом в 2000 году после смерти отца, стал проводить либерализацию экономики по западному образцу, в частности сократил субсидии фермерам, причем это решение действовало и во время засухи.

Из-за засухи огромное число сирийцев – около 1,5 млн человек — были вынуждены стать переселенцами, причем большинство их переселилось на окраины городов, и без того испытывавших демографический взрыв, да еще туда стремилось огромное количество беженцев из Ирака.

Начались протесты, пока в основном в молодежной части городских мигрантов — выходцев из арабских племен, недовольных бедственным экономическим и политическим положением и обвинявших в этом власти страны. Протесты постепенно переходили в столкновения с полицией, вандализм и поджоги, наконец убийства. Башар Асад (вспомним доктора в белых перчатках) публично признал частичную правоту требований протестующих, лично извинился перед членами семей погибших

Однако насилие продолжалось и нарастало. Главное, что начались кровавые погромы алавитов, приверженцев мусульманского течения, близкого к учению шиитов-исмаилитов. К ним принадлежала основная часть правящего класса Сирии, в том числе семья Асадов. Неизвестные люди зверски убили сирийских генералов Або эль-Теллави и Ияда Харфуша с их семьями, причем оппозиция и власть взаимно обвиняли в этом друг друга.

Начавшиеся в марте 2011 года под влиянием «арабской весны» антиправительственные выступления привели к массовым беспорядкам в различных городах Сирии, а летом того же года переросли в полномасштабный вооруженный конфликт.

На этом фоне в 2014 году началось стремительное наступление «Исламского государства» (запрещено в России) и захват им огромных территорий в Сирии и Ираке. В ответ США и их союзники предприняли военную интервенцию. Эта война стала главной причиной европейского миграционного кризиса, вызвав массовую волну беженцев из Сирии. По российским оценкам, за период боевых действий с 2011 года Сирию покинули около 7 млн человек.

Вот как начиналось. Но это только вершина айсберга. Под поверхностью же остались многие глубинные причины. В некоторых источниках в качестве факторов войны приводят противоборство между поставщиками газа, чтобы иметь возможность прокладки через Сирию газопровода для снабжения Европы. Поддержку противоборствующим сторонам конфликта оказывали, например, саудовцы, которые планировали вместе с Катаром строить трубопровод, который проходил бы от Персидского залива до Турции через Сирию. Однако этому мешал Асад со своим союзником Ираном, также заинтересованным в экспорте своего газа.

И наконец, Россия. Для нашей страны Сирия имеет огромное значение: там находится наша база в Тартусе (а теперь и в Хмеймиме), да и нельзя допускать, чтобы здесь проходил трубопровод, который стал бы альтернативой для снабжения газом европейского рынка.

Вернемся теперь к встрече трех президентов. По итогам встречи принята декларация: стороны констатировали, что выступают за сохранение суверенитета и территориальной целостности Сирии, а также будут стремиться размежевать умеренную оппозицию и террористические группировки. Необходимо также продолжать попытки политического урегулирования, в том числе создать конституционный комитет. Кроме того, должны быть созданы условия для безопасного возвращения беженцев.

Почему все это важно? Ведь вроде как война близится к концу, Башар Асад вернул контроль над большей частью Сирии (при российской поддержке).

А вот именно сейчас реально сталкиваются интересы основных игроков в этой стране. Турция стремится удержать Асада от вторжения в Идлиб, так как поддерживает там «умеренную» вооруженную оппозицию. Россия постоянно призывает Турцию к разграничению умеренных повстанцев и экстремистов, однако до сих пор в этом направлении мало что изменилось.

Теперь Турция настаивает, что боевики должны передать оружие поддерживаемой ею умеренной вооруженной оппозиции, после чего им обеспечат безопасный выход из провинции в некую «буферную зону», правда, куда — непонятно.

Иран стремится сохранить свое влияние в стране, так как она важна ему для сохранения доступа к Средиземному морю и просто в качестве старого естественного союзника, а других союзников у Тегерана в регионе нет.

А что же Россия? Ведь у нас там вроде бы все относительно гладко: Асад союзник, наши помогли ему вернуть большую часть страны, должен любить горячей любовью. Эх, если б только не западная коалиция во главе с США — все выискивают (а, скорее, сами готовят) химические атаки и грозят наказать за них.

Но… По мнению некоторых наших военных, Асад начинает выходить из-под контроля. Его интересы заключаются в уничтожении противников на всей территории Сирии. Наши же военные считают, что удобнее было бы сохранить ситуацию в Сирии в нынешнем состоянии.

Встреча завершилась декларацией с обтекаемыми формулировками. Вроде бы ничего серьезного в этой декларации нет. Но это не так. Главное, что три основных участника конфликта (заметим, без США) договорились по возможности не противодействовать друг другу и искать компромиссы. Это дает надежду на скорое завершение в той или иной форме этого кровопролитного конфликта, возвращение большого числа беженцев и прочие успехи. А вот противники такого завершения могут проявить себя во всей красе. И тогда будет видно, кто эти самые противники.

©Ю.А. Кузьмин

Фото: kremlin.ru