Боливар не выдержит?

Вы спросите, причем здесь Боливар? Очень даже причем. Ведь Боливар – это не только национальный герой Южной Америки, основатель Великой Колумбии, которая дала начало целому ряду южноамериканских государств, в том числе и Венесуэлы, и даже страны своего имени, которая расположена поюжнее. Это не только конь из рассказа О’Генри, который вряд ли выдержал бы на себе обоих героев рассказа. Это национальная денежная единица той самой Боливарианской Республики Венесуэлы, которую сейчас язык не поворачивается назвать денежной единицей с ее обесцениванием на тысячи процентов в день. То есть днем получил зарплату, а вечером на нее уже ничего не купишь. Тут не то что двоих не выдержать, а как бы совсем не отдать концы от собственной немощи.

Как же боливар дошел до жизни такой?

Для начала немного о Венесуэле. А то все это слово слышали, но, думаю, не все четко понимают, о чем речь.

Существует версия, что в 1499 году очередная испанская экспедиция оказалась на побережье нового континента и обнаружила в заливе у этого побережья индейское поселение на сваях, которое напомнило итальянскому штурману Америго Веспуччи его родину Венецию, поэтому он назвал залив Veneziola (Маленькая Венеция) — на картах он теперь носит название Венесуэльский залив. Именем Америго Веспуччи, кстати, названа вся Америка, так как он первый понял и заявил, что эти земли – новый континент, а не часть Индии, как вначале думал Колумб. В дальнейшем название «Венесуэла» было расширено на весь южный берег Карибского моря, а к 1830 году это название получила республика, выделившаяся из состава Великой Колумбии.

В начале 19-го века в латиноамериканских колониях испанской короны началась борьба за независимость. В северной части Южной Америки сначала руководил борьбой за независимость Франсиско де Миранда, прозванный Предтечей. После того как он попал в плен к испанцам, эту борьбу и возглавил Симон Боливар.

Война в этих местах завершилась в 1821 году, и Боливар, которого теперь называли Освободителем, стал президентом Колумбии (или Великой Колумбии, как ее еще называют, чтобы отличать от нынешнего государства Колумбия), в состав которой тогда входили Венесуэла, нынешние Колумбия с Панамой и Эквадор.

Затем, уже в 1823 году Боливар, после встречи с Хосе де Сан-Мартином, армия которого уже освободила часть Перу, после отставки последнего направил в Перу колумбийские части, и там были разгромлены последние испанские силы на американском континенте. Венесуэла, провозгласившая независимость в 1811 году, была полностью освобождена только в 1824-м. А Боливар, которого в том же 1824 году провозгласили диктатором Перу, возглавил еще и образованную в 1825-м в так называемом Верхнем Перу республику Боливию, названную в его честь.

Основу экономики Венесуэлы образуют добыча нефти в районе озера Маракайбо и ее экспорт. Выручка от продажи сырой нефти составляет около 95% экспортных поступлений страны. Поэтому ее экономическое положение в значительной степени зависит от мировых цен на нефть. Сложность заключается еще и в том, что венесуэльская нефть «тяжелая» и требует довольно глубокой переработки. Мощности такой переработки находятся не в Венесуэле, поэтому она и продает в основном сырую нефть.

Здесь-то собака и зарыта. Но вернемся к этому чуть позже. А сейчас последовательно подойдем к тому, как назревал нынешний кризис в еще относительно недавно процветавшей латиноамериканской стране.

После ликвидации военной диктатуры в 1958 году в стране установилась многопартийная система. В политическом спектре страны находилось место для самых различных движений: и демократов, и христиан-социалистов, и левых, и правых, и еврокоммунистов, и просто коммунистов. Но в начале 90-х происходят резкие перемены во всей прежней партийной системе. На президентских выборах 1993 года победил бывший глава государства от Социал-Христианской партии Рафаэль Кальдера, ушедший из этой партии и выступивший в составе блока 17 центристских, левых и правых партий.

Правда, этот разношерстный правящий союз продержался недолго. На президентских выборах 1998 года победу одержал характерный латиноамериканский харизматик, военный, в то время подполковник Уго Чавес, выступавший от созданного им же за год до выборов Движения Пятой Республики (ДПР). Программные положения ДПР носили общий характер: оно обещало проведение конституционной реформы, очищение страны от коррупции и злоупотребления политических элит, создание демократического общества социальной справедливости, привлечение масс к управлению государством. Опору ДПР составили «боливарианские комитеты», организованные сторонниками Чавеса и нашедшие поддержку в основном в бедных городских кварталах.

Чавес тогда победил, набрав более 55% голосов, однако не смог завоевать большинства мест в Национальном конгрессе. С тех пор фактически и началось противостояние этих двух ветвей власти.

К достижениям Чавеса можно отнести снижение уровня безработицы благодаря активному расширению госсектора. В 2007—2008 годах были национализированы не только нефтяная отрасль, но и черная металлургия, цементная промышленность и мобильная связь, введены ограничения для инвестиций иностранного капитала. «Боливарианская революция» Чавеса включала, например, борьбу с инфляцией социалистическими методами. С 2003 года в Венесуэле для снижения инфляции и защиты бедных, как заявляли чависты, централизованно устанавливались цены на самые разные товары, в частности на продукты питания. Их результатом стал периодический дефицит продуктов.

Можно также отметить и повышение роли ОПЕК в состоянии дел на рынке нефти. К моменту избрания Чавеса президентом дисциплина в ОПЕК стала хромать: некоторые государства, в том числе и сама Венесуэла, регулярно нарушали квоты на добычу, что привело к обвалу цен. В 2000 году Чавес организовал саммит глав государств альянса (первый за 25 лет и второй в истории организации, после чего ОПЕК вновь приобрел влияние на рыночную конъюнктуру, что позволило ему играть на повышение цен).

Но с такой «борьбы с бедностью» и начались злоключения венесуэльской экономики. Ограничения для иностранного капитала отрицательно сказались на состоянии дел страны в основном нефтегазовом секторе. Национальная нефтяная компания Венесуэлы PdVSA должна инвестировать в свое развитие не менее 3 млрд долларов ежегодно, чтобы поддерживать производство на старых месторождениях, на ряде которых добыча в противном случае будет снижаться на четверть каждый год. А проблема заключается в том, что компания как раз и обеспечивает около половины доходов правительства и 80% экспортной выручки страны.

После смерти Уго Чавеса в 2013 году обязанности президента Венесуэлы стал исполнять Николас Мадуро, которого Чавес назвал своим преемником. Его выборы состоялись 14 апреля 2013 года. И почти сразу же начались его злоключения на этом посту.

Летом 2014 года цены на нефть упали со 100-115 долларов за баррель до 45-50, что усугубило и без того серьезные экономические проблемы страны, ведь еще накануне прихода  Мадуро к власти госдолг Венесуэлы достигал 70% ВВП, и бюджетный дефицит — 13%.

Мадуро, получив на полгода чрезвычайные полномочия от Парламента, объявил «экономическое наступление»: ввел 30%-й порог на прибыль частных компаний. В результате возник дефицит основных товаров: сахара, растительного масла, даже туалетной бумаги.

Господствует мнение, что основными причинами экономического кризиса являются структурные и регуляторные факторы, а именно большая зависимость от импорта, снижение мировых цен на нефть и государственный контроль над производством и распределением продовольствия. Оппозиция обвиняет правительство и президента Мадуро в неверном управлении экономикой и разрушении демократических институтов. Невзирая на обвал валюты и падение доходов от нефти, правительство продолжало сдерживать цены на товары, продающиеся в супермаркетах. В результате импортеры продуктов питания практически прекратили ввозить что бы то ни было, поскольку при продаже им пришлось бы понести большие убытки.

К тому же уход иностранного бизнеса и ухудшение условий для деятельности оставшихся компаний привели к сильнейшему росту безработицы —почти до 30% (в Латинской Америке в целом средняя безработица — 7-8%).

В то же время в правительстве заявляют, что причиной проблем является коррупция, саботаж и спекуляции, а также ведущаяся против страны «экономическая война».

Жесткая фаза уже политического кризиса началась после новых президентских выборов — 20 мая 2018 года. Мадуро был переизбран на новый срок, получив 67,79% голосов. Явка составила 45,99%, по официальным данным, и всего 17,32-25,8%, по данным наблюдателей. Большинство популярных лидеров и других членов оппозиции не смогли баллотироваться из-за привлечения их к уголовной ответственности.

Выборы эти не признали большинство стран Запада и Латинской Америки, 14 стран, в том числе Аргентина, Бразилия, Канада, отозвали своих послов в знак протеста против результатов выборов. А США наложили на Венесуэлу санкции.

В течение нескольких месяцев, предшествовавших инаугурации Мадуро, состоявшейся 10 января 2019 года, противники Мадуро призывали его сложить полномочия, а 5 января 2019 года было приведено к присяге Национальное собрание Венесуэлы, и это давление усилилось.

Хуан Гуайдо, назначенный председателем Национального собрания, заявил о необходимости сформировать переходное правительство сразу после вступления в должность. Он декларирует, что независимо от того, начал ли Мадуро свой новый срок 10 января или нет, в стране нет законно избранного президента, и Гуайдо сам себя провозгласил исполняющим обязанности президента.

Вроде бы все шло как в ставшей теперь классической «цветной» революции. Восставший народ сметет ненавистный режим, в президентский дворец триумфально въедет новый, неподкупный и передовой президент, и все заживут долго и счастливо.

Планировалось триумфальное восшествие самопровозглашенного президента Венесуэлы. В соседней Колумбии его ожидали вице-президент США, американские парламентарии, военные самолеты США с грузом гуманитарной помощи, три латиноамериканских президента.

Но, как теперь модно говорить, что-то пошло не так.

Несмотря на то что рядовые венесуэльские военные имеют массу вопросов к действующему руководству страны, командование вооруженных сил остается верным Мадуро. Даже те в армии, кто внутренне поддерживает оппозицию, держат в голове, что при смене власти их могут привлечь к ответственности, обвинив в преступлениях при режиме Мадуро. То есть армия не встала на сторону венесуэльских ниспровергателей.

Но главное даже не в этом.

В Венесуэле простые люди рассуждают так: жизнь, конечно, сейчас тяжела и перспектив не просматривается, но неизвестно, что будет при президенте Гуайдо. Как бы еще не отобрали достающиеся им крохи вроде спецмагазинов с продуктами по низким ценам, а также рабочих мест, содержащихся на дотации.

К тому же практически любой революцией в странах третьего мира движет антиколониальная повестка. Но для граждан Венесуэлы колонизаторами являются именно США, причем Гуайдо, в глазах большинства, их ставленник, ведь на Мадуро в основном давят именно американцы. И безапелляционные требования Штатов отстранить Мадуро от власти беспокоят даже его противников.

В чем причина этого?

Еще в начале 19-го века президент США Джеймс Монро обнародовал доктрину своего имени, которая упрощенно звучит так: «Америка для американцев», то есть вся Америка, и Северная, и Южная, для граждан США. Смысл заключается в том, что всякие там европейцы не должны влезать в зону интересов США, коей объявлена вся территория части света под названием Америка.

В результате, только за прошедшее столетие США приняли участие более чем в 40 сменах власти в государствах Латинской Америки. А началось все еще с Мексики, в результате войны с которой американцы откусили почти половину ее территории, и сейчас там расположены многие процветающие американские штаты – Калифорния, Техас, Аризона и еще несколько.

А чего стоит кровавый переворот в Чили в 1973 году, когда президента Сальвадора Альенде свергли и убили в результате переворота, организованного при прямом участии ЦРУ, и к власти пришел генерал Аугусто Пиночет, поддерживаемый США. А как насчет Сальвадора с его проамериканскими эскадронами смерти и «контрас» против антиамериканских сандинистов в Никарагуа в 80-х годах? И список этот можно продолжать.

Чувствуя, что все складывается не так, как планировали американские патроны, Гуайдо стал нервничать и допускать фатальные ошибки, например он призвал «допускать все варианты для освобождения Венесуэлы». А это фактически приглашение ввести в Венесуэлу иностранные войска, что заметили даже в ЕС.

И вот теперь, сообщает аргентинский новостной ресурс Pagina 12, «больше нет самопровозглашенного президента в Венесуэле. Теперь он беженец в Колумбии или в США. Единственный президент — Мадуро. Больше не слышно призывов к дипломатической изоляции. Вот и Евросоюз призывает к мирному разрешению венесуэльского конфликта».

Противостояние, конечно, еще не закончилось, но пафос его явно спал.

А что же наши? Безоговорочно поддерживают режим Мадуро, который, если говорить честно, довел свою страну до ручки?

Поддерживают, но не безоговорочно, и уж точно не из-за его экономических «достижений».

Во-первых, Россия является одним из крупнейших кредиторов этого несчастного государства. Партнерские отношения с Венесуэлой сохраняются еще с времен Чавеса, и основной интерес для российских компаний представляют нефтяные месторождения Венесуэлы, причем накопленные инвестиции в венесуэльскую экономику превышают 4,1 млрд долларов. Кроме того, эта страна закупила у России множество вертолетов, истребителей, танков, артиллерии и ракетных комплексов, а также открыла завод по производству автоматов АК-103 и патронов к ним. Их надо ремонтировать и снабжать запчастями. Так что экономические интересы у нас там велики, и зачем нам их подвергать опасности.

Конечно, у нас понимают, кто такой Мадуро, и иллюзий в отношении него не питают. Но при этом поддерживать установление демократии по-американски нам совсем не с руки. Мы уже видели их действия по всему миру, в том числе и у нас под боком – на Украине. Так зачем же мы им должны помогать? Спасибо они точно не скажут.

Так что, бог им в помощь.

А там, глядишь, после этой заварухи и какой-нибудь новый, дважды суверенный боливар появится, который выдержит не только двоих.

©Юрий Кузьмин

Издатель