Между прошлым и будущим

БОСС-профессия | Главная тема
Текст | Анна Дымова

Что способствует развитию российской ментальности, что укрепляет и развивает самостоятельную национальную цивилизацию — мнения экспертов.

Ментальность народа, как известно, играет огромную роль в жизни страны.  Этот особенный фактор, на чье формирование большое влияние оказывает прошлое, определяет ее будущее. Государственная власть, по сути, и сама продукт этой ментальности, как кажется на первый взгляд, не способна воздействовать на становление национальной идентичности, однако ее роль в формировании ценностных направляющих ориентации национального самосознания огромна. Особенно это актуально для нынешней России — многонациональной страны с богатой историей и традициями, переживающей с начала 1990-х рождение нового типа ментальности — постсоветской — и оказавшейся в последние годы перед новыми геополитическими вызовами.

За пределами политики

Политолог, руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Иванов замечает: развитию национальной ментальности способствует общая для страны и населяющих ее народов идеология. Однако случилось так, что в 1993 году в целях противодействия реставрации социализма в Конституции России были закреплены положения, согласно которым в стране признается идеологическое многообразие и никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. «К сожалению, эти нормы вышли далеко за пределы политической сферы и распространились на духовно-культурные аспекты жизни. Это привело к тому, что в школах и вузах было отменено воспитание молодежи в духе патриотизма, уважения к истории, культуре и традициям нашей страны. Простой пример: сейчас школы могут самостоятельно выбирать, по какой программе они будут обучать детей, единого для всех стандарта нет. Власти часто критикуют молодежь за легкомыслие, отсутствие патриотизма, но разве делается что-то, чтобы заполнить этот духовный вакуум? Достаточно один раз включить телевизор, чтобы тут же его выключить и больше никогда к нему не подходить», — говорит эксперт.

Спикер убежден: воспитание молодежи в рамках единой идеологии — это проблема, которая должна решаться со всей серьезностью и на государственном уровне. «Подчеркну: речь не о политической идеологии, устанавливать которую в качестве государственной запрещает Конституция. Здесь нужно говорить о духовно-нравственной идеологии. О том, что объединяет почти 200 народностей, проживающих на территории страны. О русском языке как едином для всех способе общения. Об общей истории, о всемирно известной русской культуре, о семье как важнейшей ячейке общества, о здоровом консервативном патриотизме и традиционных ценностях. Об осознании подлинного суверенитета России, независимости государства от внешнего давления. Все это вещи, которые укрепляют и объединяют нацию, несмотря на внутренние этнические и религиозные различия. Поэтому я уверен, что патриотическое воспитание в школы и вузы страны необходимо возвращать. Это должен быть единый стандарт, призванный стать основой ментальной и социокультурной матрицы нашей молодежи», — добавляет он.

В поисках направляющих

«Для развития уникальной ментальности народа и его культуры в целом, конечно, требуются определенные „направляющие“ — подобно тому, как направляют в нужную сторону свободный рост стебля растения», — говорит директор по стратегическому планированию SPN Communications Игорь Истомин.

Такими основами, базовыми принципами служили в истории России самые разные культурные элементы: православие, имперская идея, классическая русская литература, большевизм, либерализм и т. д. «Проблема сегодня в том, что мы, как страна, до сих пор не определились: а что мы строим? В чем уникальность нашего бренда как страны? Поэтому пока формирование национальной идеи происходит сумбурно, оставляя простор для развития в людях простейших низменных инстинктов — на том месте, где у каждого россиянина должен быть набор русских цивилизационных основ, или „скреп“, как сейчас принято говорить», — продолжает он.

Конечно, строительство бренда страны — это сложнейший и длительный процесс, в котором нет явного заказчика или руководителя, подчеркивает эксперт. Народ всегда сам строит свою идентичность. Однако при этом задача элит, задача власти — расставить те самые «направляющие» для развития этой идентичности. «Если вспомнить историю США, страны, ставшей для миллионов людей синонимом либеральных свобод, то вся эта история представляет собой не некое „свободное бурление“, а довольно четкую структуру с „отцами-основателями“, с лаконичными основными законами и декларациями, с протестантской деловой философией и с жесточайшей системой соблюдения законности. Плюс Голливуд как центр формирования культурной идентичности и заодно „внешнего“ бренда страны — для мировых аудиторий», — поясняет Игорь Истомин.

В России, где количество разных народов и разнообразие жизненных укладов еще больше, чем в Америке, задача построения единого бренда страны намного сложнее, отмечает эксперт. «Мы не можем провозгласить Россию просто православной, поскольку у нас есть мусульманское население. Мы не можем ликвидировать „лишние“ народы, не укладывающиеся в наш план (как поступили в той же Америке с индейцами). Мы не можем назвать Россию „страной традиционных ценностей“, не придумав, как мы будем доносить эту мысль до молодого поколения, которому в силу природы молодости претят традиции и которое хочет новизны впечатлений (и вообще молодежь желает развлекаться, а не просто учиться и работать)».

Все это — вопросы, которые должны решать лучшие представители российской элиты, а претворять в законы — законодательная власть, убежден спикер. «Условно говоря, при президенте страны должен быть совет по развитию России, включающий в себя не „свадебных генералов“, а профессионалов из различных областей и мудрых представителей старших поколений. Существующие ныне структуры слишком зависимы, слишком сильно вовлечены в тактику, в политику, в сиюминутные мелочи. Поэтому их состав и творческие возможности слабы. Нужен стратегический подход, нужны умные и сильные люди, свободные от постоянной борьбы за место под солнцем», — констатирует эксперт.

Экономика и культура

«Наша страна — независимая цивилизация с богатыми духовными ценностями и должна играть самостоятельную роль в мире. Присутствует мнение, что России нечего предложить, кроме природных ресурсов. И до сих пор мы не производили что-то ощутимое, а в основном потребляли и отправляли деньги в Стабфонд за океан. Однако современные вызовы и геополитическая обстановка говорят о том, что Россия должна укреплять свои позиции на мировой арене, совершить настоящий экономический прорыв. Решить эту задачу возможно, опираясь преимущественно на собственные силы. Не встраиваться в мировую экономику на пятых — десятых ролях в качестве сырьевого придатка, а стремиться создавать конкурентоспособные продукты, делать российские разработки под своими брендами», — говорит президент ПС «Новое Содружество» и ассоциации «Росспецмаш», основатель Московского экономического форума, глава совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России Константин Бабкин.

Вместе с тем, указывает он, сегодня в России невыгодно заниматься производством. «К примеру, на мне иностранная одежда, думаю, на вас тоже. Не потому, что русский не готов сшить такой же пиджак, а просто невыгодно. Если он его и сошьет, пиджак окажется дороже, чем привезенный не только из Китая, но и из Италии. Поскольку в России дорогие кредиты, высокие налоги, нет защиты рынка, нет поддержки несырьевого экспорта и высокая стоимость энергоресурсов. Чтобы появилась мода на отечественное производство и российские товары, необходимы условия для свободного и конкурентного развития отечественного производителя», — объясняет эксперт.

Константин Бабкин особо выделяет место культуры. «Именно культура во многом определяет сознание людей, формирует взгляды и вкусы общества, рисует героев и антигероев, стимулирует к действию. Наиболее значимые сферы культуры на нынешний момент — телевидение и кино. Их влияние на общественное сознание невозможно переоценить. Именно поэтому так важно построить взвешенную и продуманную государственную политику, направленную на формирование в обществе тех целей и идеалов, которые будут способствовать не просто нравственному, но и экономическому процветанию нашей страны», — считает он.

Однако, констатирует эксперт, сегодня вполне очевидно, что позитивная государственная пропаганда отсутствует как на телевидении, так и в киноиндустрии. Более того, следует отметить увеличение числа кинопродукции, которая разрушает культурный базис общества и пропагандирует деструктивные ценности.

Сфера приоритетного внимания

«Человеческий ресурс — это основной вклад в развитие цивилизации. Культура создает человека, а человек — главное достояние государства. Чтобы победить, не обязательно применять военную силу или экономические механизмы, можно раз- рушить культурное ядро нации. К примеру, доказать русским, что вся история России — это кровавая каша, мы — глупые пьяницы, ни к чему не способны, никогда ничего качественного не производили. И все. Не будет никакой русской цивилизации, русского народа. Сейчас, в эпоху информационных войн, наши богатые духовные традиции и культурный код необходимо защищать от целенаправленного искажения», — убежден Константин Бабкин.

По его мнению, государству следует отказаться от подхода, в соответствии с которым под культурой понимается одна из сфер предоставления услуг населению. В качестве приоритетов проводимой политики в области культуры надо обозначить воспитательный, созидающий аспект, формирование положительного образа будущего, продвижение идей, служащих целям единения общества.

«Потенциал развития у России огромный. Есть земли, ресурсы, люди, желающие работать и созидать. Есть рынок, который нужно наполнять. У нас присутствуют все объективные факторы для движения вперед, чтобы стать мощной державой, вновь стать одной из ведущих экономически развитых стран. Если мы изменим нашу экономическую политику, оздоровим общественный и культурный климат в стране, то Россия, безусловно, станет привлекательной во всем мире, выступит центром духовного притяжения для соседей, и не только ближайших», — заключает эксперт. Б


МНЕНИЯ БОССОВ

Петр КУТЫРЕВ, главный редактор портала «Ноосфера»:
Что способствует развитию российской ментальности? Российская ментальность — это коллективное бессознательное нашего народа. Оно, как живое существо, сравнимо с клеткой — впитывает в себя все окружающее. К сожалению, оно не имеет идеи и поэтому работает вхолостую. Какие идеи последних лет вас лично всколыхнули? Олимпиада? Возвращение Крыма? Больше похоже на вспышки в тумане — народ их заметил, но нет направления. У прошлых эпох были девизы. Сначала — «За веру, царя и Отечество», потом — «За светлое коммунистическое будущее». Сегодня нет сплачивающей силы, мощного аттрактора. Поэтому мы живем вхолостую, поэтому наш рацион составляют чужие идеи, поэтому в глубоком запасе кинематограф и массовый спорт, медицина, образование.

Что укрепляет и развивает самостоятельную национальную цивилизацию? Национальные цивилизации — как национальный костюм в шкафу: их наследие берегут, порой смахивают ностальгическую слезу, но надевать особо не торопятся. С «десятыми» годами XXI века пришел новый тренд — новое массовое переселение народов. Похоже, через 30 лет говорить о чисто немецкой или чисто сирийской национальности не придется — цивилизации потеряют свою обособленность и приобретут черты либо российской, либо американской ассимиляционных систем. И в том, и другом случае встретить чистого русского или чистого американца, как вы понимаете, уже будет нельзя. Поэтому стоит говорить о смешениях национальностей, паннациональных системах.

Елена РУМЯНЦЕВА, руководитель Центра экономической политики и бизнеса, доктор экономических наук, профессор:

Ментальность народа любой страны мира, формируемая на протяжении многих лет, иногда столетий — в зависимости от устойчивости политического режима, определяется как внутренними, так и внешними факторами. На уровне люмпенов, о которых довольно пристрастно говорили в свое время Карл Маркс и Фридрих Энгельс, ментальность почти на 100% образуется внешними факторами — низким уровнем жизни и указаниями власти (любой). Чем выше уровень благосостояния, образования, культуры, возможностей проведения объективных международных сравнений, тем больше проявляют себя внутренние факторы, определяющие ментальность: у негативных людей, нередко паразитирующих на обществе с помощью всевозможных схем обмана, — отрицательные нравственные качества, у позитивных людей — положительные. Мы также можем говорить об общем (на мой взгляд, это реализация вечных нравственных и духовных, а также семейно-бытовых ценностей) и разном (особенностях накопленного культурного наследия) в ментальности народов разных стран, об уровне нашего психологического комфорта пребывания в той или иной стране мира как раз в связи с ментальностью той или иной нации. Можно выделить определенные этапы развития российской ментальности — безусловно, в период самодержавия и кровопролитной борьбы с ним, советский период и постсоветский, который приводит к пониманию кардинально измененной российской ментальности по сравнению с советским периодом. Ведь на российскую ментальность сейчас оказывает серьезное влияние сильно распространенный тип коррупционного управления, в котором коррупцию, проявляемую в воровстве, ином экономическом бандитизме, административном произволе по отношению к наемным работникам, можно сравнивать с поведением властей в период самодержавия — тем же взяточничеством, волокитой, асоциальным характером функционирования судебной системы. Конечно, ныне бить и убивать своих наемных работников запрещено, но преследовать их за инакомыслие, унижать по-прежнему удается лицам, наделенным властью и превышающим свои должностные полномочия.
Уровень жизни большинства населения в стране, безусловно, играет громадную роль в развитии российской ментальности, которая легко трансформируется в ментальность любой другой страны мира, если перспективы развития личности в карьерном росте, улучшении благосостояния сужаются до безысходных. У нас в стране в условиях периодических обострений экономических кризисов в трудовой сфере сформирована в целом непозитивная ментальность, которая выражается в том, что «волка ноги кормят», а не образование, опыт, знания, интеллект. При нестабильности, а в ряде профессий и исчезновении заработков люди ориентируются на достижение благосостояния, связанное с борьбой за ограниченное количество привилегированных рабочих мест с достойной оплатой труда, а не на свое самосовершенствование, раскрытие творческих способностей, успешное совмещение трудовых обязанностей с семейными. Нестабильность диктует нам и законодатель, на протяжении многих лет постоянно пересматривая по много раз принимаемые законы, что свидетельствует о невысокой их готовности. Законы, нормативные правовые акты формируют позитивную ментальность, когда, как Священное Писание, не пересматриваются в интересах тех или иных узких групп лиц. Законы должны учить всех нас, мы должны осмысливать жизнь в стране именно через них. А мы не успеваем следить за их пересмотром, в большей части без обсуждения с независимыми экспертами.

То же касается сферы образования, оказывающей сейчас, на мой взгляд, гораздо большее влияние на развитие ментальности у несовершеннолетних, чем родители из среднестатистической семьи. О пробелах современного российского образования, заточенного на схоластику и формализм, известно много лет. Я из-за таких серьезных пробелов в воспитании целого поколения издала учебник для школьников «Нравственная экономика». Перед внедрением своего авторского учебного курса в ряде школ и регионов России я проводила анкетирование школьников. И выяснилось, что 60% из опрошенных шестиклассников считали, что благосостояние семьи зависит от возможностей где-то что-то украсть. Разве это не менталитет, сформированный под действием разных факторов? Думаю, на его формирование оказала влияние не семья, а скорее всего, киноиндустрия и просмотр телевизионных передач и новостей шестиклассниками.

Законодательство и образование сыграли и продолжают играть ведущую, на мой взгляд, роль в формировании российской ментальности вместе с позицией, распространяемой главным образом через заказные (необъективные) публикации в СМИ. И уже после законодательства, образования и СМИ я поставила бы влияние сферы культуры на ментальность большинства населения. Соответственно, укрепляет и развивает самостоятельную национальную цивилизацию ориентация на национальную самостоятельность во всех потоках общественно значимой информации. В законодательстве, которое должно приобретать контуры спокойного устойчивого характера, а не постоянной встряски психики людей, быть стабильным и зрелым. В образовании, пока заточенном на заучивание непрерывно изменяемых штампов в ЕГЭ, и, конечно, в СМИ, воспевающих ныне жизнь богатых людей с сомнительным происхождением капитала и в целом безнравственным поведением. Опора на собственные силы важна для защиты государства от внешнего давления и внешних угроз и минимизации рисков самораспада под влиянием дестабилизирующих факторов, к которым следует отнести воровство, распутство и взяточничество, связанные с непорядочностью, лживостью, корыстолюбием, властолюбием и тщеславием. И, безусловно, важны официально устанавливаемые на государственном уровне приоритеты перехода от многолетней концепции догоняющего развития на иные ценностные ориентиры современного развития.

Евгения ВОРОБЬЕВА, генеральный директор петербургского семейного клуба «МалышМаПы»:
Россия сегодня — одна из немногих стран, которой, несмотря на колоссальное давление со стороны Запада на протяжении многих десятилетий, удалось сохранить свою самобытность и менталитет. В 90-е казалось, что мы практически утратили их и готовы перейти на сомнительные ценности западного мира. Однако время все расставило на свои места. К сожалению, в нынешний период многие ставят знак равенства между национальной цивилизацией и оголтелым национализмом. Между тем они не имеют ничего общего. Последний никогда не приживался в России. Давайте вспомним, что ни одну нацию Россия в отличие от европейских государств не порабощала и не грабила их территории. Последнее тысячелетие всемирной истории — яркое тому подтверждение. Это и есть особенности нашего русского менталитета: мы всегда помогали другим развиваться вместе с нами, но не против их воли. В этом же и наша сила теперь: большинство россиян осознает свою самобытность, старается следовать историческим традициям, знает, что их необходимо поддерживать и оберегать, чтобы сохраниться не только в истории. И дело тут совсем не в кокошниках, медведях и балалайках, а в том мироустройстве, которое издавна предполагает модель российской цивилизации: мир у нас и мир вокруг, добрососедские отношения со всеми, кто к ним стремится. Самостоятельных цивилизаций в полном смысле этого слова сейчас мало, фактически лишь две — российская и китайская. И в этом русле наши отношения с КНР сегодня очень важны. Мы способны помочь друг другу сохранить гораздо более важные ценности, чем те, которые нам навязывает западная модель. Почему стране необходимо развиваться с опорой на собственные силы? Ответ прост. Достаточно посмотреть, что стало, к примеру, с сильнейшей европейской нацией — немцами, которые теперь не имеют права «чихнуть» без оглядки на Вашингтон. Что уж говорить об остальных государствах Европы! А ведь это лишь начало конца этой некогда самой просвещенной части света, тонущей сегодня в захлестнувшем ее океане насилия, эмигрантов, сомнительных ценностей и ничем не обеспеченных долларов. Вот почему мы должны отстаивать свои права на самостоятельную поли- тику во всех вопросах, в том числе в определении для себя тех ценностей, которые мы считаем главными и исторически обусловленными. При этом мы никому не обязаны доказывать состоятельность российского менталитета, как и, собственно, сам факт нашего существования. Поддерживать и развивать национальную идентичность и ментальность невозможно без глубокого знания собственной истории и культуры, и в этом смысле мы потеряли не одно поколение. Ведь российская ментальность — это не водка с селедкой и даже не крики в интернете из серии «Крым наш!». Это серьезная и весьма важная совокупность факторов: эмоциональных, умственных, культурных, ценностных и т. д. И общегосударственной задачей на ближайшие десятилетия, на мой взгляд, должно явиться изменение системы воспитания и образования с учетом перечисленных аспектов.