Гусейн МИРФАТУЛЛАЕВ: за саморегулированием – будущее!

БОСС-профессия | Босс номера
Текст | Юрий КУЗЬМИН, Анастасия САЛОМЕЕВА
Фото | Юрий ТЕРЕЩЕНКО, из архива Ассоциации СРО «МОАБ»

 

Межрегиональная межотраслевая строительная ассоциация саморегулируемых и профессиональных отраслевых организаций «Безопасность» (Ассоциация СРО «МОАБ») — одно из самых авторитетных объединений профессионалов строительного сектора и смежных с ним отраслей, а также сферы пожарной безопасности. В этом году Ассоциация СРО «МОАБ» отмечает свое десятилетие. Президент ассоциации Гусейн Мирфатуллаев стоял у истоков формирования института саморегулирования в одной из самых важных отраслей отечественной экономики — строительстве. Гусейн Шамильевич убежден: система СРО, пройдя очень непростой путь становления, стала неотъемлемой частью стройсектора России, а опыт, который здесь наработан, стоит распространить и на другие сферы, и в первую очередь на тесно связанную со строительством отрасль обеспечения пожарной безопасности. Об актуальных задачах межотраслевого саморегулирования, проблемах и чаяниях «подшефных» Ассоциации СРО «МОАБ» отраслей, а также о ключевых направлениях деятельности возглавляемой им ассоциации Гусейн Шамильевич рассказал нашему изданию.

От пожарной охраны — к саморегулированию

— Гусейн Шамильевич, поговорим немного о вашем трудовом пути. Он сам по себе заслуживает внимания и интереса. Итак, вы, можно сказать, с самого начала своей биографии выбрали стезю и практически от нее не отклонялись — противопожарная безопасность. Как у вас возник интерес к этой профессии, и был ли то самостоятельный выбор или повлияли родители?

— В детстве, когда мне задавали традиционный вопрос: «Кем ты хочешь быть?», я всегда отвечал: «Строителем!» (улыбается). Мальчиком я любил конструировать, все время что-то «строил»… Позже я увлекся пожарным делом в ЮДПД (Юношеская добровольная пожарная дружина. — Ред.). Ну а поскольку мои родители работали в системе МВД, после окончания школы я выбрал учебное заведение того же направления — пожарную охрану. Она в те годы входила в систему МВД. И получил направление в Алма-Атинское пожарно-техническое училище МВД СССР.

— Далеко уехали из Баку, вашего родного города…

— В Баку не было пожарных училищ. Их вообще в Советском Союзе было немного, и одно из них — в Алма-Ате.

Я вернулся в Баку после окончания училища. Служил в Сумгаите — это город-спутник Баку, известный промышленный центр на побережье Каспия. Отработал там полтора года и поступил в Высшую инженерную пожарно-техническую школу (ВИПТШ) МВД СССР. Этот вуз и сейчас располагается в Москве на улице Бориса Галушкина.

— За время службы в Сумгаите приходилось тушить нефтяные пожары?

— Нет, на нефтяных промыслах мы не работали, там был свой специализированный морской пожарный отряд. Это специфическое тушение.

А на серьезных пожарах в Сумгаите мне работать приходилось. Сумгаит — промышленный город, где сосредоточены химическая, нефтехимическая промышленность, металлургия, машиностроение, много опасных производств. Как начальник караула я выезжал на тушение пожаров, работали и на промышленных объектах, и в жилом секторе.

— После окончания ВИПТШ МВД СССР остались в Москве?

— Я получил распределение в Люберецкий гарнизон противопожарной аварийно-спасательной службы ГУВД Московской области. Проработал в Люберцах более десяти лет. Затем был переведен в Управление государственной противопожарной службы МЧС России по Московской области (ныне — Управление надзорной деятельности и профилактической работы Главного управления МЧС России по Московской области. — Ред.).

В управлении тогда создавался отдел лицензирования и сертификации — совершенно новое направление для нашей службы. Я занимался формированием этого отдела, подбирал кадры и стал его первым начальником. Конечно, наша работа была связана со строительной отраслью — мы лицензировали и виды деятельности в области обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений, которые осуществляли проектные и строительные организации. Так по долгу службы я приблизился к отрасли, о которой мечтал в детские годы, и сделал шаг к сегодняшней сфере применения моих профессиональных знаний и навыков как руководителя ассоциации, которая объединяет саморегулируемые организации в том числе и в строительном секторе.

Позже я был назначен заместителем начальника Управления государственного пожарного надзора МЧС России по Московской области. А в 2007 году принял решение оставить государственную службу.

— В том же 2007 году вы создали и возглавили Московскую областную ассоциацию «Гражданская защита, экологическая и пожарная безопасность», фактически предшественницу Ассоциации СРО «МОАБ». Что вас повело по этому пути?

— Поскольку долгое время я работал в Московской области, хорошо знал ситуацию с обеспечением пожарной безопасности на ее объектах, основных игроков рынка услуг пожарной безопасности, то решил остаться в этой сфере. Мы создали областную ассоциацию. Одной из ее задач стала защита прав и интересов ее членов и продвижение на рынке их услуг в области обеспечения пожарной безопасности.

Тем временем в стране формировались правовые основы для введения института саморегулирования. В конце 2007 года был принят Федеральный закон № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях», а в 2008-м — Закон № 148-ФЗ, внесший кардинальные изменения в Градостроительный кодекс РФ и ряд других законодательных актов. Начался переход строительной отрасли от лицензирования деятельности к ее саморегулированию. В 2009-м лицензирование в строительстве было заменено саморегулированием. На полную мощь этот механизм заработал с 2010 года.

Понимая, что отрасль и ее игроков, включая и членов нашей ассоциации, ожидают большие организационные перемены, в переходном 2009 году мы создали две саморегулируемые организации: проектировщиков — саморегулируемую организацию Союз «Межрегиональное объединение проектировщиков «СтройПроектБезопасность» (СРО Союз «СПБ») и строителей — саморегулируемую организацию Союз «Межрегиональное объединение инженерно-строительных предприятий» (СРО Союз «МОИСП»). К этому времени работа Ассоциации «Гражданская защита, экологическая и пожарная безопасность» вышла за пределы Московской области. Мы расширили сферу деятельности: в наши ряды влились компании из смежных отраслей. Поэтому было принято решение сформировать на основе ассоциации новую общественную структуру, уже в статусе межрегиональной. Ею и стала Ассоциация СРО «МОАБ».

Решение о создании Ассоциации СРО «МОАБ» принято общим собранием членов СРО Союз «МОИСП» и общим собранием СРО Союз «СПБ» весной 2010 года.

Ассоциация и ее задачи

— И что представляет собой Ассоциация СРО «МОАБ» сегодня?

— Ассоциация СРО «МОАБ» — межотраслевая некоммерческая организация, объединяющая, в том числе на основе добровольного членства, коммерческие и некоммерческие, включая саморегулируемые, организации в области строительства, архитектурно-строительного проектирования, реконструкции, капитального ремонта объектов капитального строительства, пожарной безопасности, доступной городской среды.

На сегодня главные задачи Ассоциации СРО «МОАБ» — координация деятельности ее участников, обеспечение защиты их прав, представление их общих интересов в государственных органах, международных и иных организациях.

У нас несколько филиалов в регионах: в Воронеже, Ростове-на-Дону, Сочи, Новосибирске, Екатеринбурге, Чите и в Евпатории. Кстати, свой филиал в Республике Крым мы открыли буквально через два месяца после возвращения Крыма в состав Российской Федерации.

При Ассоциации СРО «МОАБ» действует ряд профильных организаций, которые работают бок о бок с нашими членами и оказывают им качественную сервисную поддержку. Это Учебный центр, реализующий разнообразные учебные программы в области строительства, проектирования, пожарной безопасности, ЖКХ и другие. Это межрегиональный экспертный центр «МОАБ-ЭКСПЕРТ», аккредитованный на право проведения негосударственной экспертизы проектной документации. Это собственные испытательные аккредитованные лаборатории. При ассоциации работает научно-экспертный совет.

Кроме того, недавно на базе Ассоциации СРО «МОАБ» создан Центр оценки квалификаций (ЦОК). Центр прошел отбор в Совете по профессиональным квалификациям в области обеспечения безопасности в чрезвычайных ситуациях (СПК ЧС) для выполнения функции ЦОК и проведения независимой оценки квалификаций в области обеспечения безопасности в чрезвычайных ситуациях. ЦОК Ассоциации СРО «МОАБ» — единственный центр оценки квалификаций в данном направлении в Москве.

— Насколько мы знаем, ассоциация живет очень насыщенной «внешней» жизнью — как с точки зрения сотрудничества с профильными органами государственной власти и с общественными институтами, так и в плане просветительской деятельности.

— Мы взаимодействуем с Минстроем России, МЧС России, Ростехнадзором, с Главным управлением МЧС России по г. Москве, Главным управлением МЧС России по Московской области, с профильными департаментами и комитетами Комплекса градостроительной политики и строительства г. Москвы, с Мосгосэкспертизой, с Московской областной государственной экспертизой, с Государственной думой ФС РФ и многими другими органами федеральной и региональной власти, а также с экспертными советами при них.

Эксперты ассоциации участвуют в совершенствовании законодательства о саморегулировании, в разработке и актуализации нормативно-правовых актов в сфере строительства, пожарной безопасности, формирования доступной среды.

Мы вносим свой вклад в становление в России новой национальной системы квалификаций — через взаимодействие с Советом по профессиональным квалификациям в области обеспечения безопасности в чрезвычайных ситуациях.

Кроме того, организуем профильные мероприятия: конференции, семинары, выставки и многое другое.

Что же касается просветительской деятельности, то Ассоциация СРО «МОАБ» проводит большую воспитательную и профориентационную работу среди подрастающего поколения. Так, совместно с подшефной «Земской гимназией» (г. Балашиха) мы уже несколько лет организуем мероприятия по популяризации строительных профессий среди школьников. На площадке гимназии мы вместе с редакцией журнала «Юный художник» проводили конкурс детского рисунка по этой теме. Доброй традицией стали дни открытых дверей ведущих московских вузов на базе «Земской гимназии». И вот новая инициатива — конкурс школьных проектов по предпринимательству «Земский предприниматель», организованный Ассоциацией СРО «МОАБ» совместно с Российским экономическим университетом имени Г. В. Плеханова и МАОУ «Земская гимназия». Цель конкурса — повышение заинтересованности школьников в развитии предпринимательских навыков, стимулирование деловой активности, формирование профессионального взгляда на реализацию предпринимательской инициативы. В конкурсе планируют участвовать учащиеся многих общеобразовательных учебных заведений Российской Федерации.

Одной жизнью с Москвой

— Вы член Координационного совета по вопросам взаимодействия с саморегулируемыми организациями в Строительном комплексе г. Москвы. Каковы функции этого совета и как вообще налажено его взаимодействие со строительными организациями?

— Да, я вхожу в этот координационный орган. Долгие годы наш совет возглавлял Марат Шакирзянович Хуснуллин, в недавнем прошлом — заместитель мэра Москвы в Правительстве Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства. Теперь Марат Шакирзянович работает в Правительстве России. И я, пользуясь случаем, хочу через ваше издание поздравить его с этим повышением и пожелать ему больших успехов на его новом столь ответственном поприще!

Основная функция совета — координация деятельности саморегулируемых организаций, работающих на территории Москвы, и организаций — членов этих СРО со Строительным комплексом столицы, согласование интересов Правительства Москвы, строительных предприятий города, СРО.

Вопросы, которые мы решаем, разноплановые. Они связаны и с работой членов наших СРО на стройках столицы, в том числе и со всем, что касается их деятельности в рамках городских заказов — выполнения ими договорных обязательств в плане сроков, соответствия требованиям к качеству работ и другому. И здесь, конечно, большую роль играет активная позиция саморегулируемых организаций и их ответственное отношение к своей деятельности. Очень важно, чтобы СРО работали в единой связке с городскими властями и между ними было взаимопонимание.

Случается, что деятельность той или иной строительной организации вызывает вопросы у органов государственного надзора в сфере строительства. Задача СРО при поступлении такого сигнала в отношении ее члена — немедленное реагирование. Не равнодушная и выжидательная позиция, не формальные отписки, а детальный разбор ситуации и применение мер дисциплинарного воздействия к недобросовестным участникам строительства. Конечно, до конфликтных ситуаций лучше не доводить, поэтому не менее значима превентивная работа СРО: контроль ею своих членов в части соблюдения договорных обязательств, требований техрегламентов, охраны труда, техники безопасности, проведение разъяснительной работы с ними. Вовлечь СРО в этот процесс и наладить качественное взаимодействие саморегулируемых организаций и органов государственной власти по вопросам контроля деятельности членов СРО, участников Стройкомплекса столицы, — одна из задач совета.

— Удается ее решать?

— Безусловно. Профессиональное сообщество понимает, что мы живем с Москвой одной жизнью и решаем со столичными властями общие задачи. Заседания совета проходят весьма конструктивно, а решения воплощаются в жизнь. И тут я бы хотел отметить работу заместителя председателя Координационного совета, руководителя Департамента градостроительной политики г. Москвы Сергея Ивановича Лёвкина и секретаря совета, заместителя начальника управления Татьяны Геннадьевны Трапезниковой. Они немало делают, чтобы наше сотрудничество было продуктивным, взаимовыгодным как для городских властей, так и для саморегулируемого сообщества и, самое главное, полезным для города.

Саморегулированию быть!

— Вы стояли у истоков саморегулирования в строительной отрасли. Прошло более десяти лет, как оно заменило в этой сфере обязательное лицензирование деятельности. Оправдался ли переход к этому институту, на ваш взгляд?

— Полагаю, что вопрос о целесообразности перехода строительной отрасли от государственного лицензирования к системе саморегулирования уже стал риторическим. В 2009 году был сделан важный и правильный шаг. И он оправдался. Система СРО стала неотъемлемой частью строительной отрасли России.

Это отметили и на государственном уровне. Позволю себе сослаться на Дмитрия Николаевича Козака, который в свою бытность заместителем председателя Правительства РФ курировал вопросы системы саморегулирования в строительстве и, как вы помните, неоднократно подвергал публичной критике перекосы в ее работе, допуская даже возможность ликвидации этого института. Несколько лет назад на одном из совещаний Дмитрий Николаевич отметил, что да, действительно, стоял вопрос о том, быть саморегулированию в строительстве или не быть. Но отрасль справилась, институт развивается, поэтому можно сказать, что саморегулирование состоялось, и оно будет существовать в РФ.

— Однако путь, пройденный саморегулированием в строительстве, был весьма тернист.

— Это был нелегкий путь. С вводом института саморегулирования пришло очень много непорядочных людей, целью которых было только одно — обогатиться за счет саморегулирования. Для них это был инструмент по выкачиванию денег. Средства компенсационных фондов созданных ими СРО расходовались бесконтрольно. Порой компенсационные фонды бесследно исчезали. Много претензий было к процедуре выдачи такими СРО допусков на проведение работ, а также к качеству работ входящих в них организаций и отсутствию контроля за этим со стороны СРО.

Недобросовестные СРО критиковали все: и надзорные органы, и экспертные организации, и сами члены таких организаций. Для борьбы с ними в 2016 году был принят Федеральный закон № 372-ФЗ, который внес в Градостроительный кодекс ряд поправок, подрывающих основу глобальной коммерции в саморегулировании — принцип регионализации и контроль над расходованием средств компенсационных фондов. Полностью закон вступил в силу с 1 июля 2017 года.

В результате реформы из Реестра саморегулируемых организаций было исключено более половины действовавших на момент принятия 372-го ФЗ СРО. У одних просто не оказалось ни копейки средств в компенсационных фондах, а другие же, выполняя требования 372-го ФЗ по размещению средств компфондов на специальных счетах в уполномоченных банках, перечислили туда незначительные суммы, недостаточные, для того чтобы обеспечивать их деятельность в соответствии с требованиями законодательства.

Реформирование института саморегулирования в строительстве еще не закончилось. Ростехнадзор и национальные объединения продолжают работу по чистке сообщества от недобросовестных участников. Но уже видно, что после проведенных мероприятий в рамках 372-го ФЗ ситуация стала намного здоровее.

— Строители видят позитивный результат в деятельности СРО? Не воспринимают членство в них как очередную бюрократическую нагрузку?

— На мой взгляд, многие участники рынка оценили положительное влияние института саморегулирования на отрасль. Тем не менее вопрос: «Что моей компании дает членство в саморегулируемой организации?», все еще приходится слышать довольно часто. И, к сожалению, некоторые строительные компании по-прежнему воспринимают участие в СРО как ключ к доступу на строительный рынок, как административный барьер, который нужно преодолеть хотя бы формально.

С одной стороны, такое отношение — наследие переходного периода, когда на рынке присутствовало много непорядочных СРО, халатно относившихся к своим обязанностям. Однако подчеркну: за эти годы в стране появилось немало добросовестных организаций, которые выполняют свои функции качественно и ответственно подходят к своей миссии. В рамках таких СРО наработано много полезных практических решений — как в части выстраивания диалога с государством и представительства интересов стройсектора в различных инстанциях, так и в плане методической работы, сотрудничества с образовательными учреждениями и научными центрами.

С другой стороны, это вопрос правовой грамотности. Знание функций СРО подразумевает знание строительной организацией собственных прав. Те строители, которым членство в СРО видится лишь как дополнительная бюрократическая нагрузка, по собственной воле отказываются от возможностей, предоставляемых им этим институтом.

— Что это за возможности?

— Их много. Во-первых, СРО оказывают своим участникам правовую поддержку — в виде помощи при проведении проверок государственных надзорных органов, в урегулировании споров, в том числе и защищая интересы компаний в судах, в виде консультаций по актуальным изменениям законодательства в области строительства и саморегулирования. Во-вторых, через свои компенсационные фонды возмещения вреда СРО обеспечивают ответственность своих членов перед третьими лицами, если в ходе профессиональной деятельности этих компаний им был нанесен вред. В-третьих, помощь в повышении квалификации специалистов организаций — членов СРО. В-четвертых, это представление интересов строителей в органах законодательной и исполнительной власти, в том числе и их участие в разработке стандартов, обсуждении и принятии нормативно-правовых актов. Наконец, члены СРО могут получать более интересные контракты и масштабные проекты, принимать участие в тендерах, госзакупках, ряде федеральных программ.

Участники Межрегиональной конференции Ассоциации СРО «МОАБ» «Основные направления межотраслевого регулирования» в Сочи, 2011 год

Регулирование — в руки профессионалов!

— К строительной области, ее саморегулированию, непосредственно примыкает фактически неотъемлемый элемент — саморегулирование в сфере пожарной безопасности. Что собой представляют СРО в противопожарной сфере? Каковы их функции?

— На сегодняшний день саморегулирование в области обеспечения пожарной безопасности является добровольным, то есть вступление организации в СРО не отменяет необходимости оформлять соответствующие лицензии МЧС, дающие право заниматься конкретными видами работ. Напомню, что пожарному лицензированию ныне подлежит деятельность по монтажу, техническому обслуживанию и ремонту средств обеспечения пожарной безопасности. Это и системы пожаротушения, пожарной и пожарно-охранной сигнализации, противодымной вентиляции, противопожарного водоснабжения и оповещения и эвакуации при пожаре, а также монтаж, техническое обслуживание и ремонт фотолюминесцентных знаков эвакуации, противопожарных занавесов и завес, заполнений проемов в противопожарных преградах, первичных средств пожаротушения и работы по огневой защите материалов и конструкций.

СРО в противопожарной сфере — это некоммерческие организации, которые созданы для регулирования и контроля деятельности юридических лиц и ИП, занимающихся профессиональной деятельностью в области пожарной безопасности. Свою работу они осуществляют на основе принципа самофинансирования, не преследуя цели получения прибыли. Собираемые с участников средства идут на нужды СРО и формируют компенсационный фонд.

К функциям СРО, в частности, относятся проверка своих членов на соответствие квалификационному уровню и выдача соответствующего разрешения на осуществление ими профессиональной деятельности в данном сегменте, разработка и утверждение единых правил для кандидатов и уже принятых участников; меры дисциплинарной ответственности за нарушение членами СРО обязательных правил или действующего законодательства, а также за предоставление некачественных услуг или за недостаточный уровень проведенных работ. Кроме того, СРО организуют конференции, обучающие семинары, мероприятия по переквалификации для своих членов и их специалистов, оказывают им методическую и правовую поддержку. Также они представляют членов профессионального сообщества перед органами государственной власти и местного самоуправления и, наконец, участвуют в работе по совершенствованию законодательства в противопожарной отрасли.

— Один из наиболее обсуждаемых вопросов в сфере обеспечения пожарной безопасности — это введение обязательного саморегулирования и отмена лицензирования. Оживленные дискуссии по этой теме ведутся много лет. Ваше мнение о целесообразности такого перехода?

— Мы убеждены в его необходимости. Начиная с 2003 года в стране вспыхнуло не менее 11 пожаров с массовой гибелью людей, каждый из которых унес жизни более 20 человек. Пожары в общежитии Российского университета дружбы народов в Москве в 2003 году, в пермском клубе «Хромая лошадь» в 2009 году, в психоневрологическом интернате «Оксочи» в деревне Лука Новгородской области в 2013 году, в психиатрической больнице № 14 в поселке Раменский Дмитровского района Московской области в 2016 году, в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня» в 2018 году вскрыли страшные факты. Не десятки, а сотни объектов с массовым пребыванием людей в России работают с грубейшими нарушениями требований пожарной безопасности.

Что мы видим, когда начинаем разбирать эти трагедии? Что существующая система лицензирования противопожарной деятельности не смогла обеспечить работоспособность системы пожарной безопасности на этих объектах. Наличие лицензии у той или иной организации, занимающейся монтажом, наладкой, обслуживанием систем противопожарной безопасности, не гарантирует квалифицированного выполнения ею работ и должный уровень профессиональной подготовки ее работников. В той же «Зимней вишне» ответственным за эксплуатацию автоматизированных систем пожарной безопасности оказался человек, который не обладал ни соответствующей квалификацией, ни необходимым образованием. По профессии он повар-кондитер.

На рынке противопожарных услуг сложилась ситуация, когда организации, получившие пожарную лицензию, фактически бесконтрольны. Раньше лицензия выдавалась сроком на пять лет, теперь она бессрочная. Объективная картина, чем занимаются эти десятки тысяч компаний, имеющих сегодня пожарные лицензии, как выполняют свою работу, отсутствует.

— Но разве их деятельность не контролирует Государственный пожарный надзор?

— У надзорных органов нет ни физических, ни материальных, ни правовых возможностей проверить каждого лицензиата. Более того, когда представители Государственного пожарного надзора приходят с проверкой на объект, они проверяют не лицензиата и даже не объект, а юрлицо, которое отвечает за его эксплуатацию. Раньше такие проверки могли проводиться часто. Сейчас их периодичность ограничена Федеральным законом № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля».

Мы призываем отдать контроль в этой области профессионалам. Переход от лицензирования в обеспечении пожарной безопасности к обязательному саморегулированию позволит осуществлять оперативный и действенный контроль за деятельностью организаций в данной сфере.

— Каким образом?

— Во-первых, через усиление контролирующих мер. При приеме новых членов в свои ряды СРО тщательно их проверяют: на предмет технической оснащенности и материальных средств, на наличие определенного числа квалифицированных специалистов и другого.

Во-вторых, периодичность проверок СРО намного чаще, чем у государственных надзорных органов. Саморегулируемая организация ежегодно проводит плановую проверку своих членов, включающую и выездные мероприятия на объекты, где проводились работы. Если выявляются недочеты, даются сроки для их исправления, а после этого проводится еще одна проверка.

В-третьих, благодаря саморегулированию в области пожарной безопасности сформирована система защиты третьих лиц от причинения им вреда вследствие некачественно оказанных услуг или работ. В пределах средств своего компенсационного фонда СРО несет субсидиарную ответственность по обязательствам своих членов, возникшим из-за причинения ими ущерба третьим лицам вследствие недостатков в работе.

Так что я считаю, что за саморегулированием в области обеспечения пожарной безопасности будущее.

Рынок готов к консолидации

— И, чтобы оно наступило, необходимы соответствующие поправки в законодательство.

— Федеральный закон № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» в его текущей редакции предусматривает этот переход. В части 6.2 статьи 22 Закона сформулировано, что «лицензирование деятельности по монтажу, техническому обслуживанию и ремонту средств обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений прекращается со дня вступления в силу федерального закона, предусматривающего установление саморегулирования этого вида деятельности».

Ассоциация СРО «МОАБ» занималась разработкой законопроекта, вносящего изменения в № 69-ФЗ «О пожарной безопасности» и ряд других законодательных актов, который вводил обязательное саморегулирование в области пожарной безопасности. Подготовка законопроекта велась в течение нескольких лет. Он прошел в Государственной думе первое чтение и подошел ко второму, но пройти его до окончания полномочий депутатов VI созыва не успел. После выборов в 2016 году нового состава нижней палаты парламента документ на несколько лет лег под сукно, а затем вместе с рядом других столь же долго ждавших своего часа законодательных инициатив был снят с рассмотрения. Однако своей актуальности этот вопрос не потерял, наоборот, после трагедии в торговом центре «Зимняя вишня» он вновь вышел на первый план. Поэтому мы доработали свои предложения и намерены в ближайшее время представить обновленный законопроект на рассмотрение Государственной думы.

— Но готово ли профессиональное сообщество пожарной отрасли взять на себя регулятивные функции? И не возникнут ли с вводом обязательного саморегулирования здесь те же негативные издержки, которые в свое время были у строителей?

— Мы считаем, что рынок к этому готов. Хотя, конечно, чтобы механизмы саморегулирования в сфере обеспечения пожарной безопасности заработали на полную мощь, предстоит проделать огромную работу.

На форуме «Актуальные вопросы в области обеспечения пожарной безопасности в современных условиях и пути их решения», 2016 год. Слева В.С. Артамонов (генерал-полковник внутренней службы, доктор военных наук, доктор технических наук, профессор; в 2012–2017 годах — статс-секретарь — заместитель министра РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий). Справа — советский и российский шахматист, двенадцатый чемпион мира по шахматам, международный гроссмейстер, депутат Государственной думы Анатолий Карпов

Что же касается негативных издержек, то, на мой взгляд, их появление можно предотвратить. В строительной отрасли приняты законодательные меры, которые позволили исправить многие недочеты функционирования системы саморегулирования в отрасли, и этот опыт, безусловно, будет учтен при подготовке нормативной базы для противопожарной сферы. Кроме того, в отличие от того же строительства этот рынок в силу специфики услуг и работ более узок. Круг СРО тут весьма невелик. Все мы друг друга хорошо знаем, поскольку вышли из одних и тех же структур и окончили одни и те же учебные заведения. Это создает возможности для более тесного взаимодействия.

Тем более что добросовестные участники рынка стремятся к консолидации, ведь вопросов, которые нам надо решить сообща, немало.

Мы давно и комплексно занимаемся саморегулированием пожарной безопасности. Несколько лет назад нами была сформирована Ассоциация «Национальное объединение саморегулируемых организаций, основанных на членстве лиц, осуществляющих выполнение работ и оказание услуг в области пожарной безопасности» (НОПБ). Сегодня в ней состоит более двадцати СРО. При НОПБ и Ассоциации СРО «МОАБ» действует научно-экспертный совет, который объединяет практиков, участников рынка, и представителей научного и экспертного сообщества. Функции совета разнообразны — от разработки нормативно-правовых документов и технической документации до консультирования в подготовке специальных технических условий и внедрения сложных проектных решений. За последние несколько лет наш совет участвовал в работе над десятками нормативных документов в пожарной сфере. В их числе — свод правил, устанавливающий требования пожарной безопасности, предъявляемые к высотным зданиям и комплексам (его разработчиком выступил авторский коллектив Ассоциации СРО «МОАБ»), свод правил «Доступность зданий и сооружений для маломобильных групп населения», соавтор которого также наша ассоциация, ряд методических рекомендаций.

Экзамен на квалификацию

— Давайте поговорим о Центре оценки квалификации в области обеспечения безопасности в чрезвычайных ситуациях Ассоциации СРО «МОАБ». На ЦОКи возложены полномочия по проведению независимой оценки квалификации (НОК) работников или лиц, претендующих на осуществление определенного вида трудовой деятельности. Что такое НОК?

— Независимая оценка квалификации — инструмент новой национальной системы квалификаций, создание и развитие которой — важнейший и один из самых масштабных социальных проектов современной России. Комплексная работа по формированию национальной системы квалификаций началась в 2014 году в соответствии с первыми майскими указами президента Владимира Путина и находится в центре внимания руководства страны. Ряд стратегических вопросов развития национальной системы квалификаций обозначен в перечне поручений по реализации Послания президента России Федеральному собранию.

Для организационной поддержки национальной системы квалификаций создан Национальный совет при президенте РФ по профессиональным квалификациям (НСПК). Возглавляет его президент РСПП Александр Николаевич Шохин. При НСПК действуют советы по профессиональным квалификациям — отраслевые и по отдельным видам деятельности. Один из них — Совет по профессиональным квалификациям в области обеспечения безопасности в чрезвычайных ситуациях. К функциям СПК ЧС относятся разработка и актуализация профессиональных стандартов и квалификационных требований в области обеспечения безопасности в чрезвычайных ситуациях, экспертиза федеральных государственных образовательных стандартов профессионального образования, примерных основных профессиональных образовательных программ в области обеспечения безопасности в чрезвычайных ситуациях, а также профессионально-общественная аккредитация таких программ, организация независимой оценки квалификации работников или лиц, претендующих на осуществление профессиональной трудовой деятельности в области обеспечения безопасности в чрезвычайных ситуациях, мониторинг рынка труда, его потребностей в квалификациях и профессиональном образовании в данной области.

Принципы и порядок проведения независимой оценки квалификации регламентированы Федеральным законом № 238-ФЗ «О независимой оценке квалификации» от 3 июля 2016 года. В целях реализации Закона № 238-ФЗ на базе Ассоциации СРО «МОАБ» был создан Центр оценки квалификации в области обеспечения безопасности в чрезвычайных ситуациях. ЦОК наделен полномочиями СПК ЧС для осуществления деятельности по оценке квалификаций в области обеспечения безопасности в чрезвычайных ситуациях в форме профессионального экзамена, который состоит из теоретической и практической частей, по профессиональным стандартам (профессиональным квалификациям), закрепленным за СПК ЧС.

Как я уже говорил, ЦОК Ассоциации СРО «МОАБ» — единственный Центр оценки квалификации в данном направлении в Москве.

— Какова сейчас область деятельности ЦОКа Ассоциации СРО «МОАБ»?

— В настоящее время ЦОК Ассоциации СРО «МОАБ» осуществляет оценку по профессиональным стандартам «Специалист по противопожарной профилактике» (профессиональные квалификации «Ответственный за пожарную безопасность», «Специалист по противопожарной защите объекта», «Руководитель службы пожарной безопасности на объекте») и «Специалист по приему и обработке экстренных вызовов» (профессиональные квалификации «Оператор по обработке экстренных вызовов», «Специалист по приему и обработке экстренных вызовов»). Ознакомиться с профессиональными стандартами, а также с проектами профессиональных стандартов, проходящих общественные обсуждения, можно на сайте СПК ЧС в интернете — www.spkchs.ru.

Проведение как теоретического, так и практического профессионального экзамена по этим двум профстандартам происходит в собственном экзаменационном центре ЦОКа Ассоциации СРО «МОАБ». Он находится в центре Москвы на Мясницкой улице. Также нами создается несколько экзаменационных центров и площадок в Москве.

— Введение НОК в пожарной отрасли сможет улучшить ситуацию в области обеспечения пожарной безопасности?

— Да, и этому будут способствовать новые изменения в законодательстве.

Мы с вами уже вспоминали о страшных пожарах, в которых погибли или пострадали десятки людей, в том числе и детей. Во всех тех случаях прослеживается еще одна проблема — неудовлетворительная подготовка персонала этих учреждений в части обеспечения требований пожарной безопасности. Пренебрежительное отношение руководства данных заведений, ответственных за пожарную безопасность, и самих сотрудников к требованиям противопожарных норм и правил привело к многочисленным жертвам.

В настоящее время Постановлением Правительства РФ вносятся изменения в Правила противопожарного режима в Российской Федерации в части обязательности прохождения независимой оценки квалификации ответственных за пожарную безопасность на объекте. Напомню, что такой ответственный должен быть назначен на каждом объекте при каждом руководителе, если его нет, ответственность несет сам руководитель. И после выхода этого постановления, а я надеюсь, это произойдет в ближайшее время, независимая оценка квалификации для таких лиц станет обязательной.

— В дальнейшем с актуализацией и утверждением новых профессиональных стандартов в области обеспечения безопасности в чрезвычайных ситуациях по ним также можно будет пройти процедуру независимой оценки квалификации в ЦОКе Ассоциации СРО «МОАБ»?

— Да, по мере разработки и принятия новых профессиональных стандартов ЦОК Ассоциации СРО «МОАБ» расширит область деятельности в СПК ЧС.

Участники Всероссийской научной конференции «Экологический аудит как инструмент стимулирования развития ресурсосберегающей отрасли ECOAUDIT-2013», Москва

Сегодня нами проводится работа по созданию таких экзаменационных центров и экзаменационных площадок в Москве. В частности, на базе Учебно-тренировочного центра ФГБУ «Морспасслужба» планируется создание экзаменационного центра по проведению теоретического и практического профессионального экзамена в рамках осуществления независимой оценки квалификации по профессиональному стандарту «Водолаз», утвержденному приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 31.10.2017 № 765н, а также в перспективе — по профессиональному стандарту «Спасатель на акватории». На базе Учебного центра ФПС МЧС по г. Москве планируется создание экзаменационной площадки по проведению как теоретического, так и практического профессионального экзамена в рамках независимой оценки квалификации по профессиональным стандартам «Пожарный» и «Спасатель», а также в будущем — по профессиональному стандарту «Специалист по газоспасательным работам на химических и взрывопожароопасных производствах». Ведутся переговоры и с другими организациями для создания на их базе экзаменационных центров и экзаменационных площадок.

Отмечу, что эксперты нашего Центра оценки квалификации совместно с СПК ЧС принимают активное участие в разработке профессиональных стандартов, а также в проведении профессионально-общественной аккредитации основных профессиональных образовательных программ высшего образования, среднего профессионального образования и дополнительного профессионального образования.

В профессии и в жизни

— В заключение еще несколько личных вопросов. Были ли у вас в жизни авторитеты, личные и профессиональные, которые сыграли в вашей судьбе решающую роль?

— Конечно. Личные ориентиры задали мой дед, отец, мать. Отец служил начальником милиции, потом был заместителем прокурора. Мама, педагог по профессии, была руководителем ведомственного детского сада.

Дед прошел войну, был известным военачальником.

Если говорить о тех, кто стал для меня ориентиром в профессии, то мне очень повезло с изначально выбранной сферой: в пожарной охране работало немало заслуженных людей, с которых мы, более молодые специалисты, действительно брали пример. Для меня это Валерий Тимофеевич Кишкурно, возглавлявший в свое время пожарную охрану России, Вячеслав Федорович Рубцов, долгое время бывший начальником Управления пожарной охраны Московской области, человек-легенда пожарной отрасли. Достаточно сказать, что ему поручили руководить тушением пожара на Чернобыльской АЭС в самые напряженные и драматические дни катастрофы — с 26 апреля по 3 мая 1986 года.

И, конечно, Владимир Васильевич Назариков, мой первый руководитель здесь, в России. Он возглавлял люберецкую пожарную охрану, а после был моим непосредственным начальником в Управлении государственной противопожарной службы МЧС России по Московской области. Значимым для меня стало и сотрудничество с Николаем Васильевичем Крючковым — почетным работником прокуратуры, государственным советником юстиции II класса. Он председатель третейского суда у нас в ассоциации. Все эти люди многому меня научили и в профессии, и в жизни.

— Теперь уже вы воспитываете своих подчиненных и являетесь для них примером.

— Если являюсь для кого-то примером, мне это очень приятно. Я постараюсь соответствовать столь высокой оценке (улыбается).

И воспитываю, конечно. Вообще я своих сотрудников ориентирую на самостоятельную работу. Советую не подходить ко мне по каждому вопросу, а принимать решения самостоятельно. И знаете, так мне удалось воспитать инициативных и ответственных сотрудников. Это я считаю самым большим своим достижением как руководителя.

— Команда сформирована?

— Да. Причем команда Ассоциации СРО «МОАБ» сформирована давно. Бόльшая часть ключевых сотрудников ассоциации работала со мной еще в Московской области, в том числе и в пожарной охране. С этими людьми я прошел половину своей профессиональной жизни. Без их вклада в нашу совместную работу ассоциация бы не состоялась.

И, безусловно, наша команда пополняется новыми членами. Мы стараемся находить лучших, тех, кто действительно имеет желание работать. А таких людей видно сразу.

— Какую роль в вашей жизни играет семья?

— Большую, как и в жизни любого человека. Семья, ее поддержка — это немаловажно. И, к сожалению, я, как и большинство занятых мужчин, значительную часть времени провожу на работе, уделяя семье не так много времени, как хотелось бы.Б


МИРФАТУЛЛАЕВ Гусейн Шамильевич, президент Ассоциации СРО «МОАБ», президент НОПБ.

Доктор технических наук.

Член Координационного совета по вопросам взаимодействия с саморегулируемыми организациями в Строительном комплексе г. Москвы, Общественного совета при Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору.

Родился 22 июля 1962 года в г. Баку Азербайджанской ССР. В 1982 году окончил Алма-Атинское пожарно-техническое училище МВД СССР, в 1989 году — Высшую инженерную пожарно-техническую школу МВД СССР по специальности «Противопожарная техника и безопасность», в 2008 году — Московский институт экономики, менеджмента и права (заочная форма) по специальности «Юриспруденция».

С 1989 по 2000 год проходил службу в Люберецком гарнизоне противопожарной аварийно-спасательной службы ГУВД Московской области. С 2000 по 2005 год — начальник отдела лицензирования и сертификации Управления государственной противопожарной службы МЧС России по Московской области. С 2005 по 2007 год — заместитель начальника Управления государственного пожарного надзора МЧС России по Московской области.

В 2007 году основал и до 2010 года возглавлял Московскую областную ассоциацию «Гражданская защита, экологическая и пожарная безопасность».

С 2010 года — президент Межрегиональной межотраслевой строительной ассоциации саморегулируемых и профессиональных отраслевых организаций «Безопасность» (Ассоциация СРО «МОАБ»).

В 2015 году избран на должность президента Ассоциации «Национальное объединение в области пожарной безопасности» (НОПБ).

Полковник внутренней службы в отставке.

Почетный доктор Санкт-Петербургского университета Государственной противопожарной службы МЧС России. Действительный член Академии инженерных наук имени А. М. Прохорова.

Награжден медалями «За безупречную службу» III степени (МВД СССР), «За безупречную службу» II степени (МВД РФ), «В память 850-летия Москвы», «За отличие в службе» I степени (МЧС РФ), а также знаками отличия «За заслуги перед Московской областью» и «За вклад в развитие инженерных наук» (Академия инженерных наук имени А. М. Прохорова).