Вперед, к победе удаленки?

Как страшно жизни сей оковы

Нам в одиночестве влачить.

Делить веселье — все готовы:

Никто не хочет грусть делить.

М. Ю. Лермонтов

Ну что вы, разве удаленная работа — это одиночество и грусть? Думаю, что это преувеличение, хотя кому-то, наверное, вне коллектива, встреч с коллегами в кабинетах и коридорах офисного центра действительно грустно, но вряд ли одиноко. Потому что на удаленке вы, во-первых, вместе с семьей, если она у вас, конечно, есть, во-вторых, вы так или иначе общаетесь с коллегами и друзьями — в онлайне или по телефону. Так что одиночество — слишком сильная характеристика удаленного режима и несправедливая.

А как вообще удаленная работа, в массовом порядке внедренная за последнее время из-за пандемии коронавируса, воспринимается самими работниками и работодателями?

Исследование компании Kontakt InterSearch Russia, проведенное в первой половине апреля сего года, показало, что, с одной стороны, «переход в дистанционный формат продемонстрировал неготовность бизнеса к переменам, в ряде случаев повышение тревожности, снижение мотивации и эффективности персонала», но с другой — «20% работодателей готовы оставить сотрудников на удаленке после завершения самоизоляции», 46% заявили, что «возвращаться будут в индивидуальном порядке». Интерес представляют выявленные фирмой Kontakt функции, которые с большой вероятностью останутся в дистанционном формате. Опрос компаний показал, что на удаленке, скорее всего, останутся ИТ-поддержка, юридические вопросы, разработка, связанная с ИТ, бухгалтерия, маркетинг и обучение.

Анастасия Стасева, партнер фирмы Kontakt, руководитель проекта YounGo, констатировала, что «за один месяц мы совершили скачок к новым реалиям, к которым в обычном режиме многие могли бы идти несколько лет. И тут, как всегда, есть и позитивные, и негативные моменты». Она отмечает, что удаленная работа позволила выявить сотрудников с низкой эффективностью, так сказать, имитаторов бурной деятельности. Кроме того, «компании, которые раньше боялись потерять контроль над сотрудниками, сейчас поняли, что многие из них, а часто целые департаменты, прекрасно справляются удаленно. И необходимость их физического присутствия сильно преувеличена».

В то же время «успех эффективного выживания во многом зависит от открытости и честности в коммуникации между работодателями и сотрудниками. Что, к сожалению, не является общепринятой практикой во многих компаниях».

В общем, очевидно, что выявились как плюсы, так и минусы массового перевода офисного труда на удаленку.

Так чтó, будем потихоньку прощаться с офисами, трудовыми коллективами, студенческими аудиториями? Нет, конечно.

Человек все-таки «животное коллективное», и кроме расчетов эффективности труда к нему применимы такие понятия, как потребность в общении, живое участие других людей, коллег по работе, даже просто случайных встречных. Тем более это относится к учащимся, студентам и их преподавателям. Молодежь и уж, конечно, дети должны учиться жить в коллективе, социализироваться, иначе, столкнувшись в своей жизни с коллективом, они будут испытывать психологические и ментальные затруднения, стрессы, неумение общаться с коллегами, да и просто с посторонними людьми.

Поэтому, безусловно, работа в коллективе вернется в нашу жизнь, однако она будет уже другая, не та, к которой мы привыкли и которую считали чем-то само собой разумеющимся.

Какой же она будет? Это, я думаю, мы увидим в течение ближайшего полугода, может быть, даже года, но, разумеется, увидим.

До встречи на работе.

И, конечно, берегите себя.

©Юрий Кузьмин

Издатель