Андрей АНДРЕЕВ: больше позитива – лучше иммунитет!

БОСС-профессия | Босс номера
Текст | Юрий КУЗЬМИН, Анастасия САЛОМЕЕВА
Фото | Юрий ТЕРЕЩЕНКО, Александр ДАНИЛЮШИН, из архива АО «ТЕНЗОР»

Андрей Алексеевич Андреев, председатель совета директоров АО «Приборный завод «ТЕНЗОР» (АО «ТЕНЗОР»), убежден: глобальным приоритетом государства должно стать создание благоприятных условий для жизни и гармоничного развития своих граждан. При последовательном проведении этой линии Россия сможет адекватно ответить на все возникающие перед ней вызовы. И достойно справиться с экономическими и социальными последствиями той беспрецедентной, но в то же время предсказуемой ситуации, в которой она оказалась из-за пандемии коронавируса.

Своим мнением о текущем положении и перспективах России, ее проблемах и путях их решения наш постоянный эксперт и руководитель одного из наиболее передовых и успешных высокотехнологичных предприятий России поделился с читателями издания.

Борьба за ресурсы

— Андрей Алексеевич, сейчас, конечно, у всех в головах и на устах пандемия коронавируса. К моменту выхода этого номера журнала в свет, в начале июня, ситуация наверняка изменится, но последствия принятых ныне нашими властями мер для сдерживания распространения вируса будут сказываться еще долго. Что вообще, на ваш взгляд, сегодня происходит в политике и экономике? Коронавирус коронавирусом, но многое меняется прямо на глазах и не вяжется только с эпидемией. Ваше видение относительно всех этих шоков — предпосылки и перспективы?

— Ничего нового в том, что сейчас происходит, нет. Все это мы уже проходили неоднократно. Вспомним кризис 1991 года, развал Советского Союза и образование нового Российского государства, следующие кризисы — 1998 года, 2008 года, 2014 года. Теперь мы переживаем кризис 2020-го. Система, в которой мы живем, так устроена, что ей присущи подобные кризисные явления. Кто-то от этого выигрывает, кто-то проигрывает. Это борьба за контроль над ресурсами.

Сегодня на экономики всех стран мира оказывается максимально негативное воздействие с целью их обрушения. И то государство, у экономики которой будет максимальный потенциал для восстановления и дальнейшего роста, станет доминирующим на нашей планете.

— Какое именно?

— У меня пока нет четкого видения, кто является бенефициаром этого проекта и какова его конечная цель.

Однако давайте не забывать, что, с одной стороны, есть англосаксы, которые всегда стремились к мировому господству.

Вспомним Великобританию, в прошлом могущественную колониальную империю, над которой никогда не заходило солнце. Сейчас это уже не империя, но Великобритания и по сей день имеет достаточно сильное влияние на мировой арене, и с точки зрения ее политических амбиций ничего не изменилось. Вспомним Соединенные Штаты Америки, чьи военные базы сегодня расположены по всему миру, и над этими базами тоже не заходит солнце.

С другой стороны, есть Китай — стремительно развивающаяся страна с колоссальными ресурсами, в том числе и человеческими, чья экономика, если не считать фондового рынка, сейчас первая в мире. Китай занимает лидирующие позиции в реальном секторе, по сути, это мировая производственная площадка. Сегодня Китай самодостаточен практически во всем, за что берется: в космической отрасли, в атомной промышленности, в судостроении, в железнодорожном деле. И, естественно, тем, кто привык контролировать мировую экономику и диктовать свои условия, все это не нравится. Видимо, было решено нанести сокрушительный удар по ставшему многополярным миру.

Но, на мой взгляд, удар был нанесен поздно. Поезд ушел. Мир сейчас очень далек от монополярности. И надо признать, что и Россия, которая развилась и окрепла, тоже достаточно сильна.

— Пандемия вызвала немало конспирологических теорий. Одна из них, намекающая об участии в этой истории Билла Гейтса, некоторое время назад была озвучена в известной телепрограмме Никиты Михалкова и наделала немало шума. Что вы об этом думаете?

— Я не увлекаюсь конспирологией. Однако мировая история свидетельствует о том, что всегда есть небольшая группа людей, элита, которая контролирует основное население и управляет им в своих целях. Испокон веков эти лидеры стремились расширить сферу своего влияния, поэтому возникали империи, которые росли и развивались соответственно своему жизненному циклу. Со временем эти империи приходили в упадок, потом исчезали. И появлялись новые.

Элиты, естественно, тоже сменяют друг друга. В их круг вливаются новые участники, имеющие свои амбиции. И это всегда борьба одних кланов против других. К тому же возникают новые способы контроля над людьми и ресурсами, и эти способы сегодня становятся межнациональными. И капитал больше не имеет границ. А стремление лидеров к контролю и к расширению влияния остается.

Ведь никуда не делся самый известный инвестор мира Уоррен Баффет, никуда не делись самые влиятельные семьи мира — ни Ротшильды, ни Рокфеллеры, ни Варбурги — все те, кого традиционно называют тайными воротилами мировой экономики.

Но в то же время среди членов этого закрытого клуба есть и предприниматели новой волны, стоящие во главе титанов ИТ- и интернет-индустрии: тот же Билл Гейтс, Марк Цукерберг, Джефф Безос, Джек Ма и другие. В их руках ныне сосредоточены огромные капиталы, и они тоже хотят расширить свое влияние, разумеется, используя те технологии, которыми владеют.

Также стоит обратить внимание на нестандартное поведение Уоррена Баффета, которое сейчас вносит большую тревогу на фондовый рынок США. Баффет последовательно избавляется от акций американских корпораций. Это сигнал о переделе рынка.

Все предыдущие годы самый успешный инвестор мира демонстрировал твердую уверенность в будущем американского крупного бизнеса и американской банковской системы и не имел склонности «сбрасывать» эти свои активы в периоды финансовых потрясений, в том числе и в разгар кризиса 2008 года. Однако сегодня мы видим, что инвестиционная компания Баффета Berkshire Hathaway продала все принадлежащие ей пакеты акций ведущих авиакомпаний США: American, Delta, United и Southwest Airlines, а совсем недавно — бóльшую часть своей доли в Goldman Sachs, одном из самых успешных и устойчивых инвестиционных банков мира. Итак, Баффет вышел в кэш, но кто-то эти акции купил…

Мы пока не знаем, кто именно стоит за проектом с пандемией. Но в моем понимании то, что происходит теперь, — это борьба за контроль над ресурсами, борьба за право управлять всем цивилизованным миром. Те, кем движет стремление к лидерству и доминированию, решили использовать для достижения своих целей свойственный людям инстинкт самосохранения. Поэтому и была по максимуму задействована тема внимательного отношения к своему здоровью. И далеко не всегда ее используют, чтобы проявить реальную заботу о населении.

Человек разобщенный

— И в итоге все вылилось в масштабный и очень странный эксперимент, который стал потрясением для населения большинства стран мира.

— Мы в России уже сталкивались с подобным. Сто с лишним лет назад к власти в нашей стране пришли большевики, которые поставили перед собой задачу создания человека нового типа — человека-коллективиста — и, по сути, пошли против природы человека. Они отменили частную собственность, стали всех воспитывать в духе коллективизма. Крестьянам, в частности, предлагали объединяться в коллективные хозяйства, причем предлагали настолько настойчиво, что не просто отбирали все у тех, кто был не согласен, но и выселяли их на неосвоенные территории, отправляли в лагеря, устраивали показательные расстрелы. Для достижения этой цели на население оказывалось сильное не только психологическое, но и физическое давление.

В 1991 году идеология коммунизма потерпела крах. И сегодня, спустя немногим менее 30 лет, мы стали свидетелями новой психологической атаки на людей в масштабе всего мира со все той же целью — создания человека нового типа. Только уже не человека с коллективным мышлением, а человека-индивидуалиста. Нам говорят: «Держите дистанцию», «Сидите дома», «Разобщенность вас спасет». Если планомерно внедрять в сознание населения идеологию индивидуализма, безусловно, часть людей ею проникнется. И возникает вопрос: а для чего это нужно?

— Для чего?

— Разобщенными и одинокими людьми гораздо проще управлять, чем людьми, которые объединены в определенные группы. Программа воспитания индивидуалистов имеет, в моем понимании, далеко идущие планы. Направлена она в первую очередь против армии, ведь армия — это коллектив людей, объединенных общей целью, со строгой иерархией подчинения. А теперь подумайте, что произойдет, если в него придут люди, которые воспитаны в идеологии индивидуализма. Из индивидуалистов чрезвычайно сложно создать сильную боевую единицу.

Новые правила

— Пандемия вызвала институциональные перемены в жизни отдельных государств, в том числе и России.

— Тема коронавируса очень глубока по своему содержанию и влияет на все стороны человеческого существования — как на повседневную жизнь людей и на их деловую активность, так и на деятельность всех ветвей власти.

Недавно президент Владимир Путин подписал закон, предусматривающий возможность проведения дистанционного электронного голосования на выборах.

Кроме того, сейчас в России идет весьма активная работа по изменению законодательства: вносятся поправки в федеральные законы, изменения в Налоговый и Уголовный кодексы, КоАП РФ, принимаются региональные и ведомственные нормативные акты. Приняты экстраординарные меры по противодействию распространению COVID-19, предусматривающие соблюдение гражданами и бизнесом определенных норм и правил. В частности, в апреле 2020 года ужесточены административная и уголовная ответственность за нарушение гражданами и юридическими лицами законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения (изменения внесены в ст. 6.3 КоАП РФ и ст. 236 УК РФ. — Ред.). И уже есть правоприменительная практика: возбуждаются уголовные дела в отношении руководителей организаций, халатно допустивших среди работников вспышку COVID-19, юрлица и их руководители привлекаются к административной ответственности за нарушение санитарно-эпидемиологических правил (в числе административных санкций — принудительное закрытие предприятия на срок до 90 дней и крупные штрафы).

Насколько позитивными или негативными будут последствия всех этих законодательных изменений, говорить рано. Но, поскольку большинство законов принимается в срочном порядке без предварительного общественного обсуждения, есть опасения, что это окажется довольно чувствительным как для граждан и предприятий, так и для общества и экономики в целом.

— В части правоприменения?

— Власть есть власть, ей всегда важно добиваться исполнения своих решений.

Для этого она использует весь имеющийся в наличии аппарат и законодательные возможности, а когда их не хватает, то законодательство корректируется в сторону усиления репрессий. Так первоначальная, пусть и благая цель отходит на второй план, главным становится достижение исполнения своих решений, а какой сопутствующий вред они наносят гражданам, уже неважно. Поэтому огромное значение имеет периодическая смена всех ветвей власти. Приходят новые люди, новое поколение с иными взглядами — это необходимый процесс, отвечающий процессу естественной смены поколений.

Сегодня, на мой взгляд, важнейшая задача — найти баланс между формированием эффективной системы для борьбы с распространением опасных инфекционных заболеваний и созданием понятных условий для граждан и бизнеса в новой санитарно-эпидемиологической реальности.

Война с вирусом

— Многие считают, что этот эпидемиологический кризис создан искусственно, как и вирус, получивший название COVID-19.

— Достоверной информации о происхождении COVID-19 у нас нет, а строить теории на домыслах — дело неблагодарное.

Могу сказать только одно: человек живет в микробиологической среде, без симбиоза с ней он не может существовать. Вирусы и бактерии — часть этой среды. Они появились задолго до того, как возникла человеческая цивилизация, и будут всегда. И человечество с ними уживалось на протяжении тысячелетий. Потому что условия на нашей планете, как микробиологические, так и физико-химические, для существования человека весьма благоприятны. Свидетельство тому — постоянный рост населения Земли. Да, эпидемии и пандемии — черной оспы, тифа, чумы и многие другие — сильно прорежали наши ряды, но после этого вновь происходил рост численности населения, причем рост весьма существенный. Лишь за последние 100 лет население нашей планеты увеличилось почти в четыре раза.

Иммунитет приобретается в результате контакта человека с различного рода инфекциями. Например, детские болезни — мало кто из нас вырос, не переболев ими.

Сегодня объявлена война COVID-19. Бороться с ним, конечно, нужно, однако воевать с одним конкретным вирусом — этого явно недостаточно. Необходим комплексный подход, сочетающий как медицинские меры, так и социальные, мотивирующие людей вести здоровый образ жизни. И, безусловно, нельзя делать в этой борьбе акцент на репрессивных мерах административного характера.

— В эту войну с вирусом включились практически все страны мира, причем большинство действует фактически по одинаковым схемам.

— Да, что дает богатую почву для размышлений. В какой-то степени это напоминает учения по гражданской обороне в Советском Союзе. Тогда, как мы помним, гражданское население отрабатывало действия, которые следует предпринять в случае ядерного удара. Создается впечатление, что то, что происходит сейчас, — это отработка технологии управления государством, регионами, людьми в условиях возможной биологической атаки. Это первое. Второе — этот эксперимент дает колоссальный объем информации для социальных психологов, как в контексте анализа влияния экстремальной ситуации на поведение людей, так и в контексте выбора оптимальных механизмов управления ими в подобных обстоятельствах.

Почему вдруг многие страны присоединились к этому проекту? Не исключено, что репетируется некий сценарий развития событий, когда в условиях невозможности ядерной атаки (ибо она может привести к уничтожению человечества) в целях воздействия на противника будет применен боевой вирус. Понятно, что это очень опасное оружие, которое может рикошетом ударить по всему миру. Это серьезная новая угроза, которая может повлиять на жизнь на планете. Нужно к ней подготовиться, в том числе сделать меры по защите от такой атаки привычными для населения.

— Илон Маск тоже считает, что относиться к пандемии коронавируса и связанным с ней ограничительным мерам надо как к тренировке перед встречей человечества с более опасной болезнью.

— Маск вообще убежден, что угрозы, которые несет коронавирус для здоровья и жизни людей, сильно преувеличены. И открыто критикует все то, что происходит сегодня. В начале марта он разослал письмо сотрудникам своей компании Space X, где заявил, что коронавирус не входит в сотню главных угроз для здоровья американцев и что шансов умереть в ДТП у них гораздо больше. Позже он резко критиковал карантинные меры американских властей и призывал к скорейшему снятию ограничений.

Теперь Маск заявляет, что статистика по коронавирусной инфекции в США недостоверна, поскольку в ней с определенного момента стали учитывать всех пациентов с симптомами, схожими с COVID-19.

В целом позиция Илона Маска заключается в том, что все, что происходит в связи с объявленной пандемией, гораздо более разрушительно, чем сам вирус. И со многими его доводами нельзя не согласиться.

Россия и пандемия

— В России развитие ситуации с заболеваемостью коронавирусом выглядит довольно странно. В конце марта — начале апреля число подтвержденных заражений за сутки у нас исчислялось сотнями, потом счет пошел на тысячи. В начале мая, когда уровень самоизоляции приблизился к максимальному, мы достигли десятитысячной отметки. Есть ощущение, что столь стремительный рост этого показателя связан с наращиванием объемов тестирования, и значительную долю в этих тысячах выявленных случаев занимает не число заболевших COVID-19, а число носителей вируса.

— Я согласен с тем, что наращивание объемов тестирования приводит к увеличению выявления тех, кто контактировал с вирусом, и у кого, как говорят врачи, болезнь протекает бессимптомно. Тогда возникает вопрос: какой вред бессимптомное протекание болезни наносит организму? В текущей ситуации мы ответить на него не можем.

Однако я еще раз хочу подчеркнуть: человек живет в микробиологической среде и вне этой среды существовать не может. Ведь есть и противоположная почти повсеместно принятой сегодня экспертная точка зрения, что у населения конкретной страны должен выработаться так называемый коллективный иммунитет против вируса. Он появится, когда в контакт с вирусом войдет не менее 60% жителей, и это естественным образом остановит те катастрофические последствия, которые может нанести этот вирус здоровью нации.

Вообще ситуация с коронавирусом в России оставляет еще много открытых вопросов. Например, согласно официальной статистике, уровень смертности от COVID-19 в нашей стране почти в десять раз ниже показателей многих других стран, в том числе и Европы. В апреле врач и телеведущий Александр Мясников говорил об этом как о «русском чуде», заметив, что в России смертность от коронавируса намного ниже, чем от гриппа, и на порядки ниже, чем от других пневмоний. В чем причина этого: в особенностях ли российской системы здравоохранения, опирающейся на систему стационаров, в вакцинации против туберкулеза, в своевременно принятых карантинных мерах, как тогда предположил Мясников, в популяционном ли иммунитете россиян или в чем-то другом — нам еще предстоит выяснить.

Следующий вопрос — это влияние коронавируса на общий показатель смертности в стране. Пока мы располагаем лишь предварительными данными. Как следует из выступления главы Роспотребнадзора Анны Поповой (выступление состоялось 24 мая 2020 года. — Ред.), показатель смертности в России за первые четыре месяца 2020 года ниже по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Кроме того, известно, что на конец мая 2020 года в России от коронавирусной инфекции скончалось около 3,5 тыс. человек. Это меньше 0,4% от общего числа ушедших за аналогичный период 2019 года — 918,5 тыс. смертей.

Слева направо: член совета директоров АО «ТЕНЗОР» С. А. Сурин, генеральный директор АО «ТЕНЗОР» В. А. Голубев, член совета директоров АО «ТЕНЗОР» генерал армии А. И. Николаев, председатель совета директоров АО «ТЕНЗОР» А. А. Андреев, член совета директоров АО «ТЕНЗОР» А. И. Чепурной, директор по экономике и финансам АО «ТЕНЗОР» В. Н. Балакшин, член совета директоров АО «ТЕНЗОР» А. А. Рац

Естественно, эта информация еще будет уточняться, естественно, предстоит еще учесть статистику регионов, где было выявлено наибольшее число случаев заболеваний COVID-19. Но, полагаю, уже можно говорить о том, что COVID-19 не имеет значительного влияния на смертность населения в России. Люди уходят из жизни по разным причинам: например, от онкозаболеваний в нашей стране в 2019 году умерло 295 тыс. человек, а это более 800 человек в день. Разве не огромная цифра?

— И еще один вызов для нашей системы здравоохранения…

— Наш главный вызов — это катастрофическое снижение численности населения.

Это реальная проблема, требующая решения и внимания со стороны государства.

Разрыв между смертностью и рождаемостью в стране растет. В течение двух последних лет мы ставим антирекорды по превышению числа умерших над числом родившихся. Вот данные лишь за первое полугодие 2019 года: в абсолютных цифрах за этот период в России родилось 719,65 тыс. детей, что на 63,1 тыс. меньше, чем с января по июнь 2018 года. Умерло же с января по июнь прошлого года, как мы уже говорили, 918,5 тыс. человек. Естественная убыль населения составила 198,85 тыс. человек, что на 34,66 тыс. больше, чем за первое полугодие 2018-го.

При этом, по данным Минздрава, самой распространенной причиной смерти в России являются заболевания сердечно-сосудистой системы. На втором месте — осложнения из-за различных новообразований, в первую очередь из-за злокачественных опухолей. И среди ушедших по-прежнему много молодых людей трудоспособного возраста.

Очень хотелось бы, чтобы то колоссальное внимание, которое сегодня уделяется коронавирусу, распространилось бы на все области медицинского обслуживания населения. Необходимо перейти от узкой темы COVID-19 к глобальной теме здоровья нации! Во главу угла должно быть поставлено здоровье граждан независимо от того, какими болезнями они страдают. Нужно развивать всю систему здравоохранения РФ с целью добиться превышения рождаемости над смертностью!

И, конечно, эту проблему нам не решить, если параллельно с развитием здравоохранения государство не будет решать задачу улучшения качества жизни россиян во всех ее аспектах, создавая благоприятную, комфортную и благоустроенную среду для обитания своих граждан и условия для их гармоничного развития — и физического, и нравственного, и интеллектуального. Качество условий жизни, качество питания, качество образования — вот приоритеты, на которые должны быть направлены его усилия. Если люди будут жить в комфортных условиях, хорошо питаться, уделять внимание своему здоровью, заниматься спортом, то у них сформируется крепкий иммунитет, который позволит им выжить в этом мире. В общем, больше позитива — и с иммунитетом все будет хорошо!

Последствия для общества

— Какой эффект, на ваш взгляд, будут иметь принятые в России меры по самоизоляции граждан? И как это отразится на перспективах развития нашей страны с точки зрения сбережения человеческих ресурсов?

— Критерий истины — практика. Есть единичные государства, не пошедшие по пути тотальной изоляции населения, — это, например, Швеция. А также Республика Беларусь, где не стали отменять празднование 75-летия Победы, а провели массовое мероприятие, организовав в Минске военный парад. И я надеюсь, что парад в честь 75-летия Победы в Великой Отечественной войне пройдет и в Москве 24 июня 2020 года, в знаковую для нас дату — день, когда 75 лет назад, в 1945 году, на Красной площади состоялся Парад Победы над фашизмом. Я считаю, что это очень важно для России и для ее граждан.

Что же касается стратегий Швеции и Белоруссии, то через месяц-два станет ясно, насколько правильной оказалась такая линия поведения и какой эффект она оказала на статистику заболеваемости и смертности от COVID-19 в этих странах.

Или же наиболее эффективной все же стоит признать стратегию, которую выбрало большинство государств, в том числе и Россия, пошедшее по пути введения избыточных ограничений — пути, который, как нам говорят, есть опережающий способ борьбы с вирусом.

Однако нельзя не учитывать, что избыточные ограничения оказывают негативное влияние на психологическое состояние человека. Недаром же считается, что все болезни происходят от нервов. Человек, попадая в некомфортную для него психологическую обстановку, а самоизоляция, как и всякое ограничение свобод, таковой является, испытывает стресс. Стрессы приводят к обострению хронических заболеваний. Возникает обратный эффект. С одной стороны, мы, ограничивая контакты граждан, снижаем риски их заражения вирусной инфекцией, с другой — в столь психологически неблагоприятных условиях у людей резко повышается вероятность развития других болезней. В том числе тех же сахарного диабета и сердечно-сосудистых заболеваний, наличие которых, как нам говорят, значительно увеличивает риск заболеть коронавирусом в тяжелой форме.

И вопрос о том, к какому количеству ранних уходов из жизни по не связанным с коронавирусом заболеваниям это приведет, остается открытым.

— Как вы оцениваете вызванный пандемией всеобщий тренд на дистанционную работу и на дистанционное образование?

— Уровень развития информационных технологий и средств связи сегодня позволяет перевести многие процедуры в удаленный формат. Однако человек не может существовать без социума. В нашей природе заложены инстинкты, в том числе и родовой инстинкт: люди испокон веков объединялись в семьи, в рода, в племена. На основании этого инстинкта в свое время возникли народы и нации. Не нужно идти против природы. Как составная часть какого-то процесса, да, дистанционка может быть, но полный переход на нее не есть благо.

Для ряда профессий дистанционная работа может оказаться плюсом. Например, многие программисты давно работают из дома и довольны. Но так не для всех. Человек — существо социальное, и в коллективе, на мой взгляд, он работает наиболее эффективно.

Люди нуждаются в общении. Не стоит насильственно разрывать между ними связи.

А если говорить о психологии общения, то давно замечена такая особенность: нам важен не только зрительный и слуховой контакт, но и тактильные ощущения. Прикосновения друг к другу — биологическая потребность людей. Неслучайно несколько лет назад у молодежи был очень популярен флешмоб «Обнимашки». И, когда родители возвращаются домой, дети бегут к ним и обнимаются, приникая всем телом, трогательно положив голову на плечо маме или папе. Ведь мы обнимаем друг друга — и между нами возникает теплое чувство поддержки и близости. Нельзя лишать людей позитивных эмоций общения друг с другом.

— А дистанционное образование?

— Оно может быть небольшой составной частью общей системы образования.

Однако исключительно дистанционным образование быть не должно.

Фигура наставника чрезвычайно важна, дистанционно она вряд ли способна проявиться во всей полноте. И социальный фактор, конечно. Особенно в школе. Для многих из нас школьные годы — это лучший период жизни, наполненный радостью общения с одноклассниками и учителями. Все мы прекрасно помним своих первых учителей, тех, что были в начальных классах, да и учителей старших классов тоже, и как, правило, вспоминаем о них с глубокой теплотой. Это должно сохраниться и у следующих поколений.

Последствия для экономики

— Для российской экономики пандемия стала вызовом. Принятые властями меры по само- и просто изоляции граждан, остановке многих отраслей, нерабочие дни и недели фактически парализовали деловую жизнь и больно ударили по бизнесу. К тому же практически в то же время катастрофически упали цены на нефть, а вся современная история нашей страны показывает, что подобные катаклизмы для нее довольно критичны. Как все это скажется на нашей экономике и вообще на перспективах развития страны?

— На нынешнем этапе отечественная экономика переживает непростые времена.

Мы сильно зависим от цен на энергоносители, и, соответственно, ситуация, когда цены на нефть и газ ощутимо ушли вниз на фоне сокращения общего объема потребления энергоресурсов в мире, для нас очень неблагоприятна.

Прогнозы развития российской экономики, на мой взгляд, весьма тревожны. Антикризисные меры, которые предпринимает правительство, увеличивают расходную часть бюджета, доходная часть которого существенно уменьшилась из-за падения цен на нефть. Это неизбежно приведет к образованию дефицита, для погашения которого Фонда национального благосостояния может не хватить.

Если ЦБ попытается вновь гасить начинающуюся из-за девальвации рубля инфляционную волну ключевой ставкой, произойдет спазм инвестиционной и деловой активности. Через несколько лет это приведет к технологическому отставанию нашей экономики, снижению ее конкурентоспособности и следующей девальвации рубля.

— Есть ли перспективы выхода из кризиса?

— Безусловно.

Коллапс с ценами на энергоносители — временный фактор. Люди привыкли к определенному образу жизни, и они к нему вернутся. Правда, сейчас нам внушают, что после пандемии человечество заживет по-новому, и все, мол, будет по-другому, но это не так. Солнце, как и прежде, будет вставать утром и садиться вечером, на смену лету будет приходить осень, за ней будет зима, а потом наступит весна. Цикл нашей жизни не изменится. И углеводороды будут востребованы в не меньшем, чем прежде, объеме.

Однако если мы хотим, чтобы Россия была всесторонне развитой, сильной страной, сегодня, когда в мировой экономике наступила постиндустриальная эпоха, неразумно делать ставку только на экспортные сырьевые отрасли. Если мы не будем заниматься наукоемкими технологиями — проиграем. Пришло время выводить российскую экономику на траекторию опережающего роста на базе нового технологического уклада.

— Что для этого нужно?

— Прежде всего политическая воля.

 Приоритеты развития

— Вернемся к периоду «до коронавируса» и «до ОПЕКовского кризиса», то есть к началу года. Как-то на фоне нынешних катаклизмов уже потускнело то, что произошла смена правительства с назначением Михаила Мишустина на пост премьера и ожиданиями коренных изменений в экономической политике государства. Новое правительство: каких принципиальных решений вы от него ждете?

— От нового правительства я в первую очередь жду налаживания системы стратегического планирования согласно Федеральному закону от 28 июня 2014 года (№172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации». — Ред.).

Члены совета директоров АО «ТЕНЗОР». В первом ряду — А. А. Герасименко и В. А. Голубев. Во втором ряду — А.С. Гусев, А. И. Николаев и А. А. Андреев

Дополняя действия механизмов рыночной конкуренции стратегическим планированием, государство содействует снижению неопределенности и неустойчивости рыночной конъюнктуры, помогает предприятиям ориентироваться в перспективах развития производства и вовремя осуществлять перераспределение капитала в освоение новых технологий и рынков сбыта.

Прежнее правительство вместо развертывания законодательно утвержденной системы стратегического планирования занялось национальными проектами.

Второе, с чем связаны мои ожидания, — ориентация налогово-бюджетной политики на цели развития. Это подразумевает снижение налоговой нагрузки на все виды инновационной и высокотехнологичной деятельности, а также приоритетные выделения бюджетных ассигнований на поддержку критически значимых для становления нового технологического уклада проектов.

— Инновации и их внедрение в производство и экономику вообще: сегодня на слуху «цифровизация» всего и вся, «искусственный интеллект». На ваш взгляд, это очередные модные словечки или реальная возможность подтолкнуть развитие экономики?

— Цифровизация — это необходимость. Она повышает производительность труда. Но важно качественно и правильно использовать инструменты, которые она нам предоставляет. Современные технологии сродни хирургическому скальпелю: если в руки его возьмет врач, он исцелит пациента, если же скальпелем завладеет убийца, он лишит человека жизни.

Переход к цифровизации — естественный процесс развития цивилизации.

Помните, в начале XIX века в Англии существовало движение луддитов — рабочих, которые громили внедрявшиеся в промышленность машины, потому что они вытесняли их с производства? Сейчас на месте промышленных машин — цифровые технологии, и совершенно очевидно, что эта новая индустриальная революция приведет к уходу ряда профессий и возникновению новых. И это нормально.

— Ставка в развитии технологий теперь делается на особые экономические зоны и инновационные центры. Созданы мощные научно-технологические комплексы: Сколково в Москве, Иннополис под Казанью. Но ведь у нас есть Дубна, Зеленоград, Жуковский, Новосибирский академгородок и многие другие старые научно-технологические центры. Зачем нужно было создавать новые?

— Иногда создать с нуля нечто новое гораздо более эффективно и экономически рационально. К тому же я думаю, что при создании Сколково и Иннополиса учитывался вопрос логистики. Москва и Казань — это научные и финансовые центры. Построить в непосредственной близости с ними современные инновационные и научно-образовательные комплексы разумно.

Я поддерживаю такие проекты. И вообще считаю, что чем больше у нас будет центров роста и воспитания технологичных отраслей, тем лучше. Россия — большая страна.

К технологической независимости

— Поговорим о состоянии производственных отраслей российской промышленности. Промышленная политика государства все-таки существует в реальности или только на словах? Какие отрасли на плаву и процветают, а у каких есть перспективы, но при правильном подходе к ним со стороны государства?

— Промышленная политика у нас, безусловно, существует. После развала Советского Союза и образования на его территории группы самостоятельных государств лидеры Российской Федерации посчитали, что без мировой кооперации в современном мире существовать невозможно и страна должна найти свое место на рынке мирового разделения труда. А по прошествии некоторого времени Россия столкнулась с большими трудностями, связанными с западными санкциями на экспорт товаров и технологий двойного назначения. И вдруг открылась старая истина, известная нам со времен Советского Союза: если страна желает быть независимой, то она должна быть самодостаточной во всех сферах производства высокотехнологичных товаров, начиная от элементной базы и заканчивая конечным наукоемким рыночным продуктом, а значит, нужно самим развивать широкий спектр технологий. Пришло понимание, что Россия должна быть самодостаточным в технологическом плане государством. Появилась политическая воля. И пошло развитие в этом направлении.

Сегодня уверенно чувствует себя ряд отраслей реального сектора. Это ВПК, где мы — один из мировых лидеров. Это производство сжиженного природного газа. У России неплохие позиции на этом большом и перспективном рынке. Это атомная энергетика.

Однако о промышленной политике государства как о системе говорить нельзя.

И налоговая политика, и политика ЦБ не создают условий для развития промышленного производства. Ключевая ставка Банка России выше средней рентабельности реального сектора экономики. У предприятий в нынешних условиях фактически не остается денег на модернизацию производства, на инновации, на расширение социальных благ для трудящихся, что в конечном итоге ведет к технологическому отставанию. Точечно, локально решать задачу, например в виде создания различных фондов, скажем, Фонда развития промышленности, не удается. Нужны политическая воля и комплексные меры поддержки реального сектора.

— Развитие промышленности немыслимо без науки, большой и отраслевой. Как вы, человек, проработавший много лет в академических институтах, оцениваете эксперименты с Академией наук? Не убьют ли они нашу науку от слова «совсем»? И вообще, каким вам видится будущее российской науки?

— Без науки прогресса быть не может. И наука у нас, к счастью, осталась. Что же касается Академии наук, то сейчас ей придали несколько иное содержание, чем то, что было в прошлые годы.

Если говорить о будущем науки, то здесь, как и в промышленной политике, все зависит от постановки задачи и от тех приоритетов, которые выберет государство. Если наш приоритет — создание самодостаточной высокоразвитой технологической экономики, то без фундаментальной и прикладной науки этой задачи не решить. Без соответствующей материально-технической базы, без образования и подготовки всех необходимых для проведения НИОКР научно-технических кадров: и рабочих, и средних специальностей, и сотрудников высших квалификаций.

Давайте вспомним советский опыт, Атомный проект. Перед страной стояла задача восстановить ядерный паритет. А для этого нужно было создать и тонкую химическую технологию, и сформировать урановую промышленность, развивая геолого-разведочное и горнорудное направление. И что же? Московский механический институт боеприпасов (позже Московский инженерно-физический институт, МИФИ. — Ред.) стал плацдармом для подготовки специалистов ядерного направления. Были созданы целые закрытые города. Там открылись отделения института для подготовки кадров для атомной отрасли, туда для научной работы были привлечены лучшие умы страны. К процессу подключились МФТИ, Ленинградский физтех, Московский, Ленинградский, Новосибирский и Томский университеты. И атомная отрасль Советского Союза добилась прорывных результатов. Потому что была такая государственная политика.

Будет политическая воля сегодня — и мы добьемся прорыва в технологической сфере. Почва у нас для этого благодатная, народ талантливый. Как только появится спрос со стороны государства, возникнет и предложение.

— Можно ли и сейчас считать атомную отрасль двигателем отечественной экономики?

— Конечно, можно. Я убежден, что атомной промышленности был задан очень правильный вектор развития. И теперь она идет вперед семимильными шагами. Россия участвует в строительстве атомных станций по всему миру: это и Китай, и Индия, и Турция, и Египет, и Бангладеш…

На зарубежных рынках Росатом ведет настолько успешную деятельность, что это вызывает большую обеспокоенность у нашего, так сказать, партнера — Соединенных Штатов Америки. Там сформулирована конкретная задача вытеснить Россию с мирового рынка ядерных технологий. Сегодня это один из ключевых наших фронтов, как и рынок углеводородов.

— А как чувствует себя отечественная электроника? Даже в советское время, когда электронная промышленность активно развивалась, считалось, что в этом направлении мы значительно отстаем от стран западного мира. Что происходит сейчас?

— Ситуация двойственная. Потенциал у российской электроники, безусловно, есть. Однако все сложно. Я бы охарактеризовал то, что происходит, так: мы можем, но не делаем.

Поскольку выдаваемые за успехи образцы отечественной электроники, такие как, например, микропроцессор «Байкал», в своей основе (пластины) производятся за границей.

И сегодня бытует мнение, будто мы в электронике безнадежно отстали и что надо ориентироваться на мировое разделение рынков труда. Это идет из 1990-х, когда те, кто был у руля отечественной экономики, считали, что никакого высокотехнологичного производства стране не нужно, мол, все «там» купим. Как выяснилось, такая позиция чрезвычайно опасна для нашей страны: не купим, вернее, «там» не продадут, когда России особенно понадобится. История с санкциями нам это доходчиво продемонстрировала.

На текущем этапе к решению этой проблемы следует подходить осторожно. Я считаю, что пока нам не надо стремиться возродить электронную промышленность в полном объеме. Разумнее научиться пользоваться результатами мирового разделения рынков труда, сложившимися в настоящий момент, определить место и долю России на этих рынках и сосредоточить свои усилия в тех областях, где мы сильны.

Однако Россия не должна становиться слишком зависимой в стратегических отраслях от других стран. Они могут этим воспользоваться. Поэтому опять же нужны политическая воля и системная государственная политика по возрождению отечественной электроники. Тогда при условии больших инвестиций в отрасль и серьезной организационной работы мы сможем догнать и перегнать иностранных партнеров.

 «ТЕНЗОР»: сегодня и завтра

— Несколько вопросов об АО «ТЕНЗОР». Сначала заглянем в историю предприятия — не в 1960-е, когда оно было создано, а в тяжелые для нашей промышленности 1990-е. Что происходило с заводом в то время, продолжалось ли производство?

— 1990-е выдались сложными. В июле 1992 года работники завода ушли в административный отпуск, но всего лишь на один месяц. Заслуга руководства предприятия в том, что оно разработало и выполнило антикризисную программу. Суть ее заключалась в перестройке производства под вновь разработанную продукцию для нужд Министерства обороны России, а именно 12-го Главного управления Минобороны. Как показала жизнь, это было правильное решение, позволившее заводу «ТЕНЗОР» сохранить коллектив.

Главный бухгалтер АО «ТЕНЗОР» Г. В. Тихомирова за работой

В конце 1990-х — начале 2000-х АО «ТЕНЗОР» принимало активное участие в выполнении программы по защите объектов особой важности в России, сформированной в рамках соглашения «Гор — Черномырдин». За это время предприятие выполнило работы на более чем двадцати особо важных объектах: поставило оборудование, смонтировало его и сдало комиссии с участием американской стороны.

Кроме того, в 1990-е в АО «ТЕНЗОР» началась разработка изделий пожарной техники, совместно с Курчатовским институтом проводились работы по модернизации аппаратуры внутриреакторного контроля для АЭС.

Также хочу отметить, что в начале 1990-х генеральным директором завода был Сергей Александрович Каплоухий, главным инженером — Игорь Борисович Барсуков. Впоследствии Игорь Борисович стал генеральным директором предприятия.

С 2011 года по настоящее время генеральный директор ОАО «ТЕНЗОР» — Виктор Алексеевич Голубев, финансовый директор — Виктор Николаевич Балакшин, главный бухгалтер — Галина Валентиновна Тихомирова.

— Каковы основные направления деятельности АО «ТЕНЗОР» сегодня?

— Мы производим и устанавливаем программно-технические комплексы и оборудование для систем безопасности атомных станций. Кроме того, предприятие выпускает широкую линейку средств противопожарной защиты. Это, в частности, модули газового пожаротушения на базе различных хладонов, газа Novec, установки тушения тонкораспыленной водой высокого давления, пассивное средство пожаротушения «Полы самотушения УСП» и другие.

— Большинство крупных проектов АО «ТЕНЗОР» связано с атомной промышленностью, но также вы сотрудничаете с Минобороны, в том числе и на космодроме Плесецк, с рядом естественных монополий. Какие работы для них производите?

— Основные заказчики продукции АО «ТЕНЗОР» — Росатом, РЖД, Министерство обороны РФ, метрополитен.

Делаем системы безопасности для атомных электростанций. В Минобороны поставляем автоматику и средства пожаротушения. В частности, на космодроме Плесецк устанавливали средства пожаротушения на базе модулей МТПТ. В РЖД запустили поставку новой линейки приборов пожарной автоматики «Лидер-A» и новую номенклатуру датчиков пожарной сигнализации. В метрополитен начали поставлять установки тушения тонкораспыленной водой.

— С чем связываете перспективы развития предприятия?

— Перспективы определены в стратегии развития АО «ТЕНЗОР» на 2020–2022 годы.

Стратегия создавалась совместно с советом директоров и правлением АО «ТЕНЗОР».

Активную роль в ее создании играли члены совета директоров С.А. Каплоухий, С.А. Куликов, А.А. Рац, А.И. Николаев, А.А. Герасименко, А.И. Чепурной, а также члены правления — генеральный директор В.А. Голубев, финансовый директор В.Н. Балакшин, коммерческий директор К.З. Рухадзе, главный конструктор Д.А. Грубский, директор по АСУ ТП В.А. Пушкин, главный бухгалтер Г.В. Тихомирова, главный инженер А.М. Подкопаев.

Согласно стратегии значительные усилия и ресурсы будут, как и прежде, направлены на выполнение работ для объектов наших ключевых заказчиков — Росатома, Минобороны, РЖД, метрополитена. В то же время стратегия предусматривает расширение рынков сбыта продукции предприятия, сотрудничество с нефтегазовыми и строительными компаниями. В 2020 году мы должны завершить разработку и внедрить в серийное производство новый перспективный комплекс программно-технических средств. На его базе планируем создание средств АСУ ТП различного назначения и различной емкости, которые можно будет использовать во многих отраслях народного хозяйства. То есть на базе этого комплекса можно будет строить как большие системы, к примеру, систему управления физической защиты АЭС, так и малые, скажем, системы управления горелками на ТЭЦ.

Кроме того, в наших планах на 2020 год освоение рынка Индии путем заключения соглашения о консорциуме с одной из индийских компаний.

Прошлое и будущее

— Давайте вернемся к нынешней ситуации и посмотрим на то, что происходит в российском обществе. Резкие изменения в экономике и социальной жизни, общая неопределенность способствовали дезориентации и разочарованию немалого числа наших граждан. И на фоне этого продолжается рост апологетики большевизма и сталинизма, что очень беспокоит. Тенденция ли это или просто вера многих в сказки о том времени, в котором они никогда не жили?

— Начать, наверное, стоит с того, как появилась утопическая идея социализма.

В XVI веке английский писатель-гуманист Томас Мор написал труд «Золотая книга, столь же полезная, как забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия». В нем на примере вымышленного островного государства он показал идеальную, с его точки зрения, социальную систему, в которой царят общественная собственность, общественное производство и справедливое распределение благ. В начале следующего столетия идею утопического социализма развил итальянский философ Томмазо Кампанелла в своем философском трактате «Города Солнца». В XIX веке его труд о социально-политическом переустройстве мира на основе всеобщего равенства взяли на вооружение представители революционных движений. А вскоре благодаря Карлу Марксу и Фридриху Энгельсу эта концепция приобрела новое звучание.

Члены совета директоров и правления АО «ТЕНЗОР»: В. А. Голубев, С. А. Каплоухий, В. А. Пушкин, И. Б. Барсуков, В. А. Араменко, А. А. Андреев

Карл Маркс, как известно, провел классический анализ экономики и создал масштабный труд под названием «Капитал». Так возникла теория марксизма, которая говорила, что, когда на всем земном шаре развитие производительных сил достигнет определенного уровня, каждый участник экономических отношений сможет получать материальные блага по своим потребностям, вкладывая свой труд по способностям, и тогда в мире наступит всеобщее благоденствие. Идея стройная и красивая, которая привлекла многих.

Потом появился Ленин, и возникла так называемая теория марксизма-ленинизма, которая, по сути, не может считаться единой теорией. Есть теория марксизма и есть теория ленинизма, потому что де-факто Ленин формулировал совершенно противоположные Марксу тезисы. Он заявил, что победа социализма возможна в отдельно взятой стране, причем в стране с невысоким уровнем развития производственных сил. Об их равномерном развитии по всему миру речи не было. Ленин говорил уже не о далеком и неопределенном будущем, которое еще должно наступить при соблюдении ряда условий, а о том, что все может произойти здесь и сейчас.

Идея была явно популистской. Она давала массам веру в то, что всеобщее благоденствие близко и вполне достижимо, главное — действовать. По сути, она была нужна Ленину и его коллегам только как средство для прихода к власти. И это сработало. А дальше Ленин и большевики продемонстрировали колоссальный разрыв между словами и делами. Ни одного своего обещания они не сдержали: крестьяне не получили землю, рабочие — заводов, всеобщего благоденствия в стране не наступило. Стала внедряться идеология коллективизма, противоречащая человеческой природе, и для этой цели использовались все средства, людей просто уничтожали.

Да и формируя новое государство, эти товарищи заложили под его фундамент мину замедленного действия — атомную бомбу, как охарактеризовал Владимир Путин эту деятельность Ленина. Пришло время, и она сработала. В 1991 году дарованное Лениным право наций на самоопределение вплоть до выхода республик из состава Советского Союза привело к распаду страны и разрушению исторической России. И взрыв был такой силы, что большие части русского мира оказались оторваны друг от друга и до сих пор находятся в условиях, настолько неблагоприятных, что рискуют потерять свою идентичность.

Поэтому говорить о том, что большевики сделали для России что-то хорошее, на мой взгляд, нельзя. И, наверное, пришло время поставить точку на культе Ленина, наконец, захоронить его рядом со Сталиным. А само здание Мавзолея пусть будет — как музей истории революции и напоминание об ее уроках.

— А деятельность Сталина?

— Сталин решал задачу возвращения контроля Советского Союза над территориями и народами, их населяющими, практически до границ Российской империи, за исключением Финляндии и Польши.

Задачу укрепления центральной власти, экономической и военной мощи за счет развития индустриализации промышленности и коллективизации сельского хозяйства, создания и развития предприятий металлургии, тяжелого машиностроения, авиационной промышленности, предприятий, производящих средства производства, и военно-промышленных предприятий, укрепления армии. Его цель была — сформировать могущественное государство, и для ее достижения он создал уникальный режим, который сочетал масштабные репрессии и методы идеологической и материальной мотивации людей. И я бы не хотел повторения тех репрессивных методов и средств, которые он использовал.

Так что я считаю, что революция и то, что случилось после нее, нанесли России колоссальный ущерб. И в этом смысле мы показали всему миру пример того, как делать не стоит.

Хотя надо признать, что идеи социализма как таковые очень позитивны. И парадокс в том, что сегодня многие из них реализованы в Швеции, Дании и Норвегии — государствах с конституционной монархией.

— И демографическая проблема, о которой вы уже упоминали. На наш взгляд, она ключевая и наиболее тревожащая не только для России, но и вообще для всей европейской цивилизации. Как ее решить?

— Вы знаете, у нас удивительная страна. Я знаю семью, где восемь детей, родных, и сейчас родители ждут девятого ребенка. У моих друзей, Александра и Натальи Шелухиных, — четверо сыновей. У других друзей — трое детей. У меня самого пятеро детей — двое в первом браке и трое во втором, всего три парня и две девчонки. Так что мне кажется, демографическая ситуация у нас в стране хоть и не слишком благоприятная, но все же не самая безнадежная.

Да, плавной кривой роста рождаемости в России не наблюдается. Наряду с подъемами есть и спады, вызванные различными социальными факторами.

Считаю, что способствовать повышению рождаемости в стране должна политика государства. Ведь для него весьма важен масштаб ресурсов, которые оно контролирует, масштаб экономики, а это напрямую связано с численностью населения. Почему Китай ныне представляет такую реальную силу? Потому что там полтора миллиарда населения — в десять раз больше, чем у нас с нашими 140 миллионами.

Поэтому ключевая задача государства, если оно думает на 50–100 лет вперед, — это, еще раз повторю, создание благоприятных условий для жизни своих граждан. И воспитание людей. И работа со средствами массовой информации. Ведь общение с детьми — это такое счастье! Но почему-то у нас об этом говорят мало. Включите сейчас телевизор. Первое, что вы там увидите, — это новости о коронавирусе. Не надо СМИ нагнетать ситуацию по проблеме коронавируса и усиливать психологическое давление на людей. Говорите о прекрасном — о детях! У нас же есть замечательные передачи, посвященные им! Скажем, «Голос. Дети» или «Лучше всех», хотя их и немного.

А народ в России замечательный, очень человеколюбивый и жизнелюбивый. Надо признать, что, к сожалению, предыдущие сто лет нашей истории нанесли ему колоссальный урон. Десятки миллионов жизней унесла революция, десятки миллионов — Великая Отечественная война, тяжело нам дались и 1990-е. В одночасье от всего этого уйти невозможно.

Поэтому нужно создавать благоприятные условия для жизни граждан и благоприятную медийную атмосферу. Россия дала миру плеяду выдающихся деятелей науки и культуры. Медийная среда должна образовывать и воспитывать наши новые поколения на творениях российской и мировой культуры, ценностях основных религий нашего Отечества. Мы должны сохранять и передавать нашим потомкам эти нравственные, духовные и интеллектуальные ценности. Это залог успешного развития нашего многонационального Отечества.

И это позволит нам с оптимизмом смотреть в будущее!Б


АНДРЕЕВ Андрей Алексеевич, председатель совета директоров АО «Приборный завод «ТЕНЗОР».

Родился 31 марта 1955 года в Краснодаре. В 1979 году с отличием окончил МИФИ по специальности «Физика твердого тела». С 1979 по 1980 год работал инженером в Физическом институте имени П. Н. Лебедева Академии наук СССР. С 1980 по 1983 год учился в аспирантуре физического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова. В 1984 году защитил кандидатскую диссертацию по специальности «Физическая электроника, в том числе квантовая» с присуждением ученой степени кандидата физико-математических наук. С 1984 по 1994 год работал научным сотрудником НИИ ядерной физики МГУ. С 1987 по 1998 год — председатель совета добровольного общества по созданию и развитию молодежного жилищного комплекса «Искра» Ленинского района г. Москвы.

С 1991 по 1992 год стажировался и работал научным сотрудником в Физической лаборатории II Института Эрстеда Копенгагенского университета. Автор 16 научных работ в области физики твердого тела и физической электроники. С 1994 по 1996 год — вице-президент совместного российско-германского предприятия «Стиплер». В апреле 1995 года избран членом совета директоров АО «Приборный завод «ТЕНЗОР». С апреля 1998 по май 2010 года — председатель совета директоров АО «Приборный завод «ТЕНЗОР», с мая 2010 года — генеральный директор АО «Приборный завод «ТЕНЗОР». С июня 2011 года — снова председатель совета директоров АО «Приборный завод «ТЕНЗОР».

Награжден знаком отличия «За заслуги перед Московской областью» (2003 год), медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени (2007 год), благодарностью генерального директора Госкорпорации «Росатом» (2008 год), нагрудным знаком отличия «Академик И. В. Курчатов» IV степени (2010 год), знаком отличия «За вклад в развитие атомной отрасли» II степени (2013 год), юбилейной медалью «70 лет атомной отрасли» (2015 год), знаком отличия в труде «Ветеран атомной энергетики и промышленности» (2015 год), знаком отличия «За вклад в развитие атомной отрасли» I степени (2018 год), нагрудным знаком отличия «Е. П. Славский» (ведомственный орден Госкорпорации «Росатом»).

Женат. Супруга — Анастасия Царева. У Андрея Андреева пятеро детей: дочь Анна и сын Евгений, рожденные в браке с Татьяной Андреевой, и Александр, Ирина и Максим, рожденные в браке с Анастасией Царевой.