Продавай-ка землицу Гренландочку

Не валяй дурака Америка…

Отдавай-ка землицу…

Из песни группы «Любэ»

Нет, конечно, не Америка, а Дания, и не отдавай, а продавай.

О чем, вообще, речь?

А о том, что в начале августа президент США Дональд Трамп выдвинул идею купить у Дании Гренландию, крупнейший остров Земли.

«Что же это за новость, если уже больше двух месяцев прошло», — скажете вы и будете правы. Новость действительно не очень новая. Да и поутихла как-то шумиха вокруг этой идеи.

Но правы вы будете лишь отчасти, потому что поутихло это только в разделах главных новостей и важна не только и не столько сама информация, а причины ее появления, а также возможные последствия.

Давайте попробуем в них разобраться.

Сначала, как обычно, немного о «фигурантах дела». О США, впрочем, говорить не будем. О них и без того много всего сказано.

История с географией

Данию принято относить к скандинавским странам, хотя она находится не на самом полуострове Скандинавия, а южнее — на полуострове Ютландия и 409 островах Датского архипелага, по суше граничит только с Германией. Скандинавам, а именно Швеции и Норвегии, датчане родственны этнически. Территория Дании 43 094 кв. км, то есть меньше Московской области. По оценке на начало 2019 года, ее населяют около 5 млн 800 тыс. чел.

Полуостров Ютландию заселили пришедшие с юга Скандинавского полуострова даны, первые сведения о которых появляются в источниках VI—VII веков.

В те времена даны образовывали родовые союзы, которые возглавляли вожди — конунги, и к началу IX века там постепенно возникла феодальная структура общества.

В Европе того периода на прибрежные страны, да и не только прибрежные наводили страх воинственные викинги, или норманны. На Руси их называли варягами. У историков по поводу этих названий есть несколько различающиеся мнения, но мы будем придерживаться наиболее распространенной точки зрения. Так вот викинги — это как раз скандинавы, даны были среди самых активных участников их походов, которые происходили с конца VIII по XI век. В тот период викинги появились и основали поселения в Исландии, а также в Гренландии и Северной Америке.

Стоит отметить, что в прошлом Дания была одной из ведущих стран Европы: ей принадлежали значительные территории на германских землях и островах Северного моря. В 1536 году унию с Данией заключила Норвегия и ее владения, в частности Исландия и Гренландия.

Но в результате войны с Пруссией в XIX веке Дания лишилась Шлезвига, Гольштейна, Саксен-Лауэнбурга. В 1944 году стала суверенной Исландия. В 1948 году стали самоуправляемыми Фарерские острова, а в 1979 году — Гренландия.

Вот так. Была Дания в свое время «законодательницей мод» в Европе, как минимум в северной, а теперь от былых славы и влияния вроде ничего и не осталось. Но это не совсем так. Несмотря на небольшие размеры, страна по-прежнему играет важную роль в мировом хозяйстве и политике. Достаточно вспомнить, какую роль она играет в деятельности НАТО (предыдущим генсеком этой организации, если помните, был прежний премьер-министр Датского королевства Андерс Фог Расмуссен) и какие препятствия ей удается чинить строительству газопровода «Северный поток—2».

В общем, маленькая, да удаленькая.

Чем знаменита Дания? Ну, конечно, Гамлетом, принцем датским, который, по Шекспиру, жил в замке Эльсинор — нынешнем Хельсингёре.

В XVI веке Дания подарила миру великого астронома и алхимика Тихо Браге.

А первую половину XIX века вообще называют «золотым веком» Дании, поскольку в этот период в стране работал целый ряд всемирно известных деятелей культуры и науки, в том числе скульптор Бертель Торвальдсен, художник Кристоффер Вильхельм Эккерсберг, физики Ганс Христиан Эрстед и Людвиг Валентин Лоренц, философ и писатель Сёрен Кьеркегор, сказочник Ганс Христиан Андерсен.

Датская принцесса Дагмара, в замужестве Мария Федоровна Романова была матерью последнего русского императора Николая Второго.

В новейшие времена славу Дании составляли, например, великий физик Нильс Бор, художник-карикатурист Херлуф Бидструп, писатель Мартин Андерсен-Нексё, современные кинорежиссеры Ларс фон Триер и Томас Винтерберг — создатели манифеста «Догма 95». В число сильнейших шахматистов мира входили Арон Нимцович, в начале XX века, и Бент Ларсен, во второй половине века.

Дания — высокоразвитая страна. Доля промышленного производства в национальном доходе — более 40%. Основные экспортные товары: продукция машиностроения, мясо, мясные и молочные продукты, рыба, медикаменты, мебель.

Теперь о Гренландии.

Гренландия — крупнейший на планете остров, расположенный на северо-востоке Североамериканского континента. Площадь острова 2 130 800 кв. км. Вместе с близлежащими островами поменьше она составляет административную единицу Гренландия, относящуюся к Дании. Население, по данным на июль 2016 года, около 58 000 человек. В основном это эскимосы-калааллиты, но есть и датчане.

Гренландия была открыта в 982 году, когда на остров высадились, как уже говорилось выше, викинги, правда из Норвегии, под предводительством Эрика Рыжего, или Эйрика Торвальдсона. Он заложил здесь поселение и дал острову нынешнее название, означающее «Зеленая земля». По одной из версий, такое название, которое никак не вяжется с обликом Гренландии, было дано с тем, чтобы привлечь больше поселенцев; по другой, пожалуй, более достоверной, та часть острова, куда высадились викинги, в то время действительно была покрыта растительностью. В дальнейшем сын Эрика Лейф продолжил экспедиции дальше на запад и открыл Винланд — земли на территории современной Канады. Он же принес в Гренландию христианство.

При провозглашении унии с Норвегией Дания объявила остров своим и с 1605 года начала его новую колонизацию. После расторжения унии в 1814 году Норвегия вышла из состава Дании, но Гренландия осталась в составе последней. В 1729 году Гренландия была объявлена датской колонией, и ее управляющие органы находились в Копенгагене. В 1953 году Гренландия была провозглашена частью Датского королевства и получила представительство в парламенте страны, а в 1979 году ей предоставили широкую автономию по внутренним делам. В 1985 году Гренландия, по итогам референдума, вышла из состава Европейского Союза, хотя и сохраняет статус его ассоциированного члена.

Что стоит за заявлением Трампа

Сначала заявление Трампа многие восприняли как шутку. Однако он публично подтвердил свою заинтересованность в острове. Трамп назвал покупку Гренландии «крупной сделкой с недвижимостью», но, правда, заявил, что она не стоѝт на первом месте в повестке дня.

Воспринимайте это как хотите, но то, что Трамп обратился к Дании с таким предложением, не так уж ново.

История американских приобретений

Надо сказать, что у США с Данией уже была «сделка с недвижимостью». В 1917 году Дания продала Соединенным Штатам Датскую Вест-Индию за 25 млн долларов. После вхождения в состав США эти территории были переименованы в Американские Виргинские острова.

Вообще, мы как-то упускаем из виду, что нынешняя территория США во многом стала результатом именно приобретений. В 1803 году третий президент США Томас Джефферсон добился, что Штаты за 15 млн долларов выкупили у Франции Луизиану. И это была не та территория, которую сейчас занимает штат Луизиана: двести лет назад площадь владений Франции, называемых Луизианой, составила почти четверть территории всех США.

Всем, конечно, известен факт, что в 1867 году США купили у Российской империи Аляску за 7,2 млн долларов. А за двадцать лет до этого американцы предложили Мексике продать им Калифорнию. Мексика отказалась, после чего началась война между ней и США, и по ее итогам Мексика все-таки продала территорию, на которой сегодня расположены десять американских штатов, включая, в том числе, Калифорнию, Неваду, Юту, частично Колорадо и другие.

А что же с Гренландией?

К Гренландии американцы проявляли интерес еще в начале XVIII века. Американские китобойные суда в 1732 году, охотясь за гренландским китом, заходили в Девисов пролив, разделяющий Гренландию и остров Баффинова Земля, относящийся сейчас к Канаде.

США уже как минимум дважды задумывались и о покупке Гренландии — в 1867 и 1946 годах, — но оба раза ничего не вышло. 1867 год вспоминать не будем — много воды утекло. Что касается 1946 года, то тогда с просьбой продать Гренландию к Дании обратилась администрация президента Гарри Трумэна, цель была ясна. Речь шла об укреплении обороноспособности Штатов в глобальном противостоянии с Советским Союзом.

В то время Дания, как и сейчас, отказалась продавать остров, но военные задачи США в Северной Атлантике были решены по-другому: через три года было создано НАТО, в который, в частности, вошла Исландия, своего рода «непотопляемый авианосец» Североатлантического Альянса, а в Гренландии, принадлежащей Дании — тоже члену НАТО, появились американские военные базы.

Существует база и сегодня. Она находится в Канаке (Туле) на северо-западном побережье острова. В период самого острого противостояния НАТО и Варшавского Договора во времена «холодной войны» в Гренландии размещалось порядка 10 тыс. американских военных. Сегодня их число сократилось до нескольких сотен. Остров сейчас используется для базирования подводных лодок, самолетов, радиолокационных и метеорологических станций США.

Так в шутку или всерьез?

Почему же сейчас остров снова оказался в центре внимания американского президента?

Одна из главных причин состоит в том, что Россия и Китай активно наращивают свое присутствие за Северным Полярным кругом, причем не факт, что Америку больше беспокоит Россия, хотя наша страна — признанный лидер в освоении Арктики и Северного Ледовитого океана.

Хотя Россия уже давно осваивает «северá» и имеет здесь довольно развитую инфраструктуру, Китай проявляет в Арктике беспрецедентно высокую активность, и это очень напрягает американцев. Различными путями Китай внедряется уже и в Гренландию. Министерство обороны США в мае этого года распространило информацию, что КНР предложила правительству Гренландии выгодные условия по строительству здесь станции спутниковой связи, а также по модернизации местного аэропорта. Такие проекты по созданию инфраструктуры Китай уже раскручивает во многих стратегически важных для него странах, азиатских, африканских и даже латиноамериканских. А китайцы, как известно, если куда-то пришли, то уже не уходят оттуда.

Почему Гренландия?

Арктический регион стал одним из самых перспективных в мире из-за глобального потепления. Не говоря уж о ледяном покрове Северного Ледовитого океана, таяние, например, гренландских льдов происходит с темпами, превышающими все прогнозы метеорологов. За период с 2000 по 2008 годы гренландский ледовый покров уменьшился на 1,5 тысячи гигатонн, и скорость таяния не снижается.

На эти климатические перемены делает ставку Россия, активно развивая Северный морской путь, который со временем может стать одной из главных транспортных артерий мира, потеснив Суэцкий и Панамский каналы. Китай также интересуют торговые возможности, которыми обладают северные моря, — из-за потепления и таяния льдов новые торговые маршруты через Арктику становятся вполне реальными.

США крайне недовольны таким положением — они сами не прочь воспользоваться транспортными возможностями «северных морей».

Вот и Гренландия. Она занимает в Арктике стратегическое, даже, пожалуй, главенствующее положение. Через Гренландию лежит кратчайший путь из Европы в Северную Америку, причем к последней она расположена гораздо ближе, хотя и является территорией Дании, находящейся в Европе.

Но пути путями, а на острове есть и еще много чего интересного. В Гренландии и на ее шельфе разведана масса полезных ископаемых, добыча которых, в основном в море, стала возможной из-за таяния льдов. Кроме того, поскольку остров находится в Арктическом регионе, он (точнее, тот, кто им владеет) может претендовать на запасы нефти и газа на арктическом шельфе.

В 2018 году Национальная геологическая служба США провела анализ недр Гренландии и заявила, что ее шельф хранит около 50 млрд баррелей нефти.

Еще одна важная причина, по которой Гренландия является лакомым куском для США, — редкоземельные металлы: неодим, празеодим, диспрозий, тербий, находящиеся в недрах острова. Их запасы там оцениваются в 38,5 млн тонн, что составляет почти треть мировых запасов. Особую пикантность вопросу с этими металлами придает тот факт, что более 70% их добычи приходится на Китай. А поскольку Трамп сейчас Китаю «заклятый друг», США опасаются, что китайцы будут использовать против них редкоземельные металлы как оружие в торговой войне.

Летом этого года Штаты подписали с Гренландией меморандум о взаимопонимании относительно добычи таких металлов. Правда, на нынешний момент о серьезной их добыче в Гренландии речи не идет, причем жители острова это только приветствуют. Но, думаю, если сильно припрет, Штаты такую недоработку постараются быстро исправить.

На кону выборы?

А вот и чуть ли не самый пикантный момент, связанный с этим самым заявлением Трампа. Хотя это все-таки больше гипотеза, чем утверждение.

За два с лишним года президентства Трампа представители его администрации не раз заявляли, что его правление привело к беспрецедентному росту экономики, снижению безработицы, наращиванию мощи вооруженных сил и так далее и тому подобное. Сопровождалось это риторическими вопросами типа «Какой президент у нас добился большего?».

Однако все это, конечно, красиво, но быстро забудется, если что-то пойдет не так. А вот если землицу Гренландочку удалось бы прибрать к рукам, то честь ему и слава на все времена. Что ни говори, но Трамп не прочь вписать свою, яркую страницу в американскую историю. И это особенно важно сейчас, когда начинается новая президентская кампания.

Позиция Дании и Гренландии

Что это мы все об Америке, России, даже Китае, но не о Дании и примкнувшей к ней Гренландии? Они-то как относятся к этой идее американского президента?

Вроде бы отрицательно. «Правящие круги» Дания гневно отказываются даже обсуждать такую сделку. Ее премьер-министр, Метте Фредериксен, назвала идею абсурдной:

«Гренландия не продается. Гренландия не собственность Дании. Гренландия принадлежит Гренландии. Я очень надеюсь, что предложение было сделано не всерьез».

Королевская семья Дании, правда, высказалась гораздо более обтекаемо. Принцесса Антония Шаумбург-Липпе говорит, что предложение Трампа — это комплимент, «ведь только желанные территории получают такие предложения». В то же время она полагает, что решать судьбу острова все-таки должны его жители. А королева Маргрете II сказала:

«Дания рассчитывает, что глава США все-таки прибудет с визитом в Копенгаген».

В МИДе Гренландии твердо заявили, что готовы вести со Штатами бизнес, но продаваться не намерены.

Трампа такой резкий отказ обидел. После заявления премьер-министра, Трамп неожиданно отменил или как минимум отложил запланированный на начало сентября визит в Данию.

В свою очередь, датчане тоже сильно оскорбились таким демаршем американского президента. Министр социального обеспечения королевства Маи Меркадо договорилась до того, что

«Дания с радостью перенесет ожидавшуюся через две недели встречу на время, когда кресло президента США займет другой человек».

Что дальше?

Так что, тема закрыта?

Мне представляется, что вряд ли. Такая тема не возникает спонтанно и не исчезает скоропалительно.

Таяние льдов в Гренландии и вообще в Арктике продолжается. Северный морской путь обещает стать важнейшей транспортной артерией. Недра Гренландии практически нетронуты. Пока.

«Тот, кто контролирует Гренландию, будет контролировать Арктику. Это самое стратегически важное место в Арктике и, возможно, в мире», — говорил глава Арктической исследовательской группы в Военно-морском колледже США Уолтер Бербрик.

Как же можно такой лакомый кусок оставлять какой-то там Дании?

Вот и Госдепартамент США намерен открыть Генеральное консульство в Гренландии, которое будет являться «важнейшим компонентом усилий по расширению присутствия США в Арктике».

Надо сказать, что это будет не первым случаем открытия американского представительства на острове. Дипмиссия США была открыта в Гренландии в 1940 году в период нацистской оккупации Дании, но закрыта в 1953 году.

Подспорьем для реализации идеи Трампа могут стать и гренландские сепаратисты, если их можно так назвать. В середине августа депутат ландстинга, гренландского парламента, Пеле Броберг призвал жителей острова прислушаться к предложению Трампа.

«США готовы поддерживать нашу экономику вливаниями в 4 млрд крон, то есть около 600 млн долларов ежегодно… У нас может быть реальная альтернатива датским дотациям», — заявил Броберг.

По его словам, сейчас Гренландию «фактически защищают США, а не Дания» и «США не потерпят вовлечения Китая в исследование Арктики». Так что сами гренландцы не так уж единодушны в отказе от предлагаемой Трампом сделки.

Для России предложение Трампа Дании тоже может оказаться небесполезным, хотя это и из разряда гипотез. Несмотря на то что пресс-секретарь нашего президента Дмитрий Песков отметил, что «это не наше дело… мы таким международным шопингом не занимаемся», данная история вполне может иметь положительные для России последствия. Неосуществившаяся покупка острова накануне предполагавшегося, но в результате отмененного визита Трампа в Копенгаген дает шанс ускорить строительство российского газопровода «Северный поток—2». Дания может, наконец, одобрить заявку на прокладку маршрута через свои территориальные воды.

Может, правда, и не одобрить.

В общем, все не так просто. И вряд ли у этой истории не будет какого-то продолжения.

©Юрий Кузьмин

Издатель