Инфраструктурный прорыв

БОСС-профессия | Главная тема
Текст | Анна ДЫМОВА

Экономические итоги «Крымской весны».

Успехи ВРП

В марте 2014 года после проведения в Крыму общенародного референдума в составе Российской Федерации появились еще два субъекта Федерации — Республика Крым и город федерального значения Севастополь. Перед новыми регионами встала задача ускоренной интеграции в социально-экономическое и правовое пространство России. Ее решение осложнялось целым рядом тяжелых «сопутствующих» факторов: с одной стороны, полуостров оказался отрезан от основных коммуникаций, поддерживающих его жизнедеятельность, с другой — давила сильно обветшавшая за те 23 года, что прошли с распада Советского Союза, инфраструктура. И, наконец, последовавшие за воссоединением Крыма с Россией санкции западных стран не могли способствовать росту благосостояния полуострова.

Тем не менее за эти годы экономикам регионов, стартовавшим в составе Российской Федерации с невысокими показателями, удалось добиться существенного прогресса. За пятилетие нахождения полуострова в составе РФ ВРП Республики Крым и Севастополя выросли вдвое.

Последние четыре года темпы роста валового регионального продукта Республики Крым обгоняют общероссийские, свидетельствует статистика Росстата. По актуальным данным Крымстата, ВРП Республики Крым за период с 2014 по 2017 год рос в среднем на 6,2% за год. По итогам 2017 года ВРП Крыма по сравнению с 2016-м увеличился на 4,0% и оценивается в 359,1 млрд рублей. С 2014 по 2017 год наблюдался стабильный рост показателя ВРП в расчете на душу населения: с 100,5 тыс. рублей до 187,7 тыс. рублей (рост в 1,9 раза). Темпы роста валового регионального продукта Севастополя с 2014 по 2017 год оцениваются в среднем на 4,8% за год. За 2017 год ВРП региона вырос на 2,2% по сравнению с 2016 годом и оценивается в 71,4 млрд рублей. С 2014 по 2017 год наблюдается стабильный рост показателя ВРП в расчете на душу населения: с 78,0 до 165,0 тыс. рублей (рост в 2,1 раза).

Данные за 2018 год статистические ведомства еще не публиковали, однако по информации региональных властей прирост ВВП за этот период был на уровне рекордных 10%.

С 2014 по 2019 год двукратно увеличились и объемы промышленного производства. По информации Крымстата, начиная с 2014 года среднегодовой темп роста промышленного производства в Республике Крым составил 113,4%, в Севастополе — 148%. При этом ключевыми для полуострова являются отрасли реального сектора экономики. Они формируют наибольшую часть валового регионального продукта региона.

Программа развития

Импульс крымской экономике придает федеральная целевая программа (ФЦП) «Социально-экономическое развитие Республики Крым и города Севастополя». ФЦП принята в августе 2014 года (финансирование началось в 2015 году) и изначально должна была продлиться до 2020 года, а ее финансирование подразумевалось в объеме порядка 680 млрд рублей. Направления ФЦП по снятию инфраструктурных ограничений и развитию социальной сферы Крыма позже неоднократно пересматривались и дополнялись. В 2018-м программу продлили до 2022 года, и до 877,8 млрд рублей увеличилось ее финансирование (львиную долю его, как и прежде, составляют вложения федерального бюджета). В феврале 2019 года обновленная ФЦП стала частью новой государственной программы по развитию Крымского полуострова. Не исключено, что действие ФЦП будет продлено до 2025 года и дополнено новыми мероприятиями, а ее финансирование, соответственно, увеличено. Эту возможность по поручению президента России Владимира Путина сейчас рассматривает правительство.

В настоящее время ФЦП включает в себя строительство и реконструкцию 805 объектов (более 200 уже завершено, а около 400 находится в процессе реализации) энергетической, транспортной, инженерной и водообеспечивающей инфраструктуры, а также социальной сферы. Среди них и крупнейшие инфраструктурные проекты, поддерживающие экономику региона.

Сдан в эксплуатацию Крымский мост, соединивший полуостров с основной частью России. Там в прошлом году началось движение легкового и грузового транспорта, а к концу 2019 года планируется наладить железнодорожное сообщение. С 2017 года строится федеральная трасса «Таврида» (Керчь — Симферополь — Севастополь). Ее первый участок от Керчи до Симферополя запущен в декабре прошлого года. Весной 2018 года открылся новый терминал Симферопольского аэропорта, пока единственного действующего пассажирского аэропорта полуострова, способный принимать в год до 6,5 млн пассажиров. В настоящее время идет реконструкция (а по сути, строительство) второй взлетно-посадочной полосы аэропорта, заброшенной с начала 2000-х. После введения ее в строй главные «воздушные ворота» полуострова смогут принимать фактически все типы самолетов и работать в самых сложных метеоусловиях.

Благодаря введению в эксплуатацию ряда энергетических объектов на полуострове кардинально изменилась ситуация с энергоснабжением. Обеспечена подача электроэнергии по энергомосту с материковой части России, построены две новые электростанции на территории Крыма: Таврическая ТЭС под Симферополем и Балаклавская ТЭС рядом с Севастополем. Их суммарная мощность составляет 940 МВт. Подавать электроэнергию ТЭС начали в 2018 году, а официальная церемония их ввода в эксплуатацию на полную мощность состоялась 18 марта 2019 года, в день празднования пятой годовщины воссоединения Крыма с Россией. Газотранспортные проблемы региона решил магистральный газопровод «Краснодарский край — Крым», заработавший в декабре 2016 года.

Сложная тема

Однако ключевые расходы по развитию экономики полуострова сейчас несет на себе государство. Значительная часть инвестиций в инфраструктуру Крыма также относится к реализации проектов с бюджетным финансированием или с участием госкомпаний.

С одной стороны, вложения федерального центра вполне оправданы и необходимы для преодоления инфраструктурного отставания Крымского полуострова от остальной России и приведения системы регионального управления, медицинского обслуживания, образования и всей социальной сферы к общероссийским стандартам. С другой же — в дополнение к государственным программам развития Крым и Севастополь нуждаются в частных инвестициях.

На создание условий для локализации инвесторов и направлены усилия региональных властей. И стоит отметить, что успехи в этом есть. С переходом Крыма в российскую юрисдикцию фиксируется и увеличение ежегодного объема инвестиций в основной капитал. Так, по данным Крымстата, в 2014 году этот показатель в Республике Крым был равен 26,4 млрд рублей, в 2015-м — уже 47,6 млрд рублей, в 2016-м — 74,8 млрд рублей, в 2017-м увеличился до 195,4 млрд рублей2. В 2018 году, по оценке региональных властей, общий объем инвестиций в экономику Республики Крым составил 296 млрд рублей. Реализуется 184 инвестиционных проекта, общая сумма инвестиций превышает 156 млрд рублей. В конце марта этого года Севастополь и Республика Крым попали в первую пятерку Сводного рейтинга качества инвестиционной политики регионов, составленного Министерством финансов РФ, заняв в нем второе и четвертое места (рейтинг отражает показатели по четырем ключевым направлениям: высокопроизводительные рабочие места, динамика реальной заработной платы, динамика численности занятости в малых и средних предприятиях, динамика инвестиционной активности без учета бюджетных средств).

К конкурентным преимуществам Крыма относятся диверсифицированная экономика, в которой хорошо представлены промышленность и сельское хозяйство, развиты туристическая отрасль и сопутствующая ей сфера услуг, быстро набирает обороты строительный комплекс (именно эти четыре отрасли сегодня наиболее популярны у инвесторов) и, конечно, богатый природно-ресурсный и рекреационный потенциал Крымского полуострова. Повысить привлекательность Крыма в глазах инвесторов призваны и инфраструктурные проекты: строительство и реконструкция автомобильных дорог, мост через Керченский пролив, модернизация воздушного сообщения и портов, развитие энергоснабжения и водоснабжения региона. Все это на одной стороне весов. На другой же — антироссийские санкции и дополнительные ограничительные меры против экономики Крыма, препятствующие непосредственной работе в Крыму компаний ряда зарубежных стран и удерживающие некоторые крупные отечественные предприятия, зависящие от международного рынка, от прямого выхода на полуостров. Однако тут все же работает значительный пул инвесторов из разных стран, в том числе и из тех, где на бизнес наложены запреты на сотрудничество с Крымом. За пять лет санкционного противостояния иностранными компаниями этих стран были найдены способы присутствия и работы в Крыму, не афишируя свое присутствие, — в частности через регистрацию дочерних компаний на материковой России или же в тех юрисдикциях, на которых не действуют санкции.

Стоит заметить также, что власти полуострова ведут большую работу по привлечению иностранных инвесторов. К примеру, для этих целей ежегодно собирается Ялтинский форум, в апреле этого года состоявшийся в пятый раз. Инвестиционный потенциал Крыма презентуется на главных международных экономических форумах России и в рамках различных мероприятий на территории иностранных государств.

Преференции для инвесторов

В 2014 году для привлечения инвестиций в Крыму и Севастополе создана Свободная экономическая зона (Крымская СЭЗ), заработавшая с 1 января 2015-го (срок функционирования СЭЗ определен до конца 2039 года, но может быть продлен). СЭЗ предусматривает особый режим осуществления предпринимательской и иной деятельности, а также применение таможенной процедуры свободной таможенной зоны.

Ее резидентами могут стать как юридические лица, так и индивидуальные предприниматели, зарегистрированные на территории Республики Крым и стоящие на учете в налоговой службе, находящейся в Крыму. Также нужно иметь инвестиционную декларацию. Для малых и средних предприятий, работающих в СЭЗ, объем инвестиций в основной капитал в первые три года должен быть не менее 3 млн рублей, для других компаний сумма вложений составляет 30 млн рублей.

Участникам СЭЗ предоставляются налоговые льготы и другие преференции. Например, на первые десять лет они освобождаются от уплаты налога на имущество организаций и на первые три года — от уплаты налога на землю. Налог на прибыль первые три года составляет 2%, с четвертого по восьмой — 6%, а далее — 13,5%, еще одна льгота — ускоренная амортизация собственных основных средств.

Сейчас в списке резидентов Крымской СЭЗ около 1800 организаций (более 400 зарегистрировано в Севастополе и более 1300 — в Республике Крым). Общий объем инвестиций по заключенным договорам СЭЗ составляет порядка 127 млрд рублей, на начало 2019 года на реализацию проектов направлено порядка 80 млрд рублей. При этом, как отмечают экономические власти Республики Крым, подавляющая часть резидентов СЭЗ, более 90%, — это малый и средний бизнес. Б

1 Статистический сборник «Крымская весна. Развитие Республики Крым и города федерального значения Севастополь в 2014–2018 годах».

2 Статистический сборник «Республика Крым в цифрах. 2017».


МНЕНИЯ БОССОВ

Константин ПОЗДНЯКОВ, декан факультета международного туризма, спорта и гостиничного бизнеса, доцент департамента «Менеджмент» Финансового университета при Правительстве РФ:

Несмотря на регулярно анонсируемые темпы роста собственных доходов, экономика Республики Крым в настоящее время и ближайшие годы была и будет дотационной. Бездефицитность бюджета обеспечивается лишь благодаря трансфертам из федерального бюджета. В силу разных причин — политических, экономических, санкционных — состояние экономики полуострова оставляет желать лучшего. Благодаря масштабным национальным проектам (крупным инфраструктурным проектам) удалось добиться энергетической и логистической независимости. За счет этого наблюдается определенный рост связанных отраслей промышленности. Безусловно, свою положительную роль в промышленном росте играет усиление в городе Севастополь присутствия российского ВМФ, что отразилось на загрузке судостроительных и судоремонтных заводов. Традиционно сильные отрасли Крыма — туризм, сельское хозяйство, здравоохранение и связанные с ними отрасли. На мой взгляд, именно они могут и должны стать драйверами дальнейшего регионального роста и выступят, в свою очередь, стимулом для развития торговли, строительства, общественного питания, производства товаров народного потребления. Соответственно, упор надо делать на «экономику впечатлений». Это позволит обеспечить дополнительные финансовые, налоговые поступления, создать дополнительные рабочие места, улучшить «старую» и создать новую инфраструктуру индустрии гостеприимства. Тут нельзя недооценивать роль малого бизнеса, ведь во всем мире именно он вносит существенный вклад в развитие таких направлений, как экологический, гастрономический, аграрный туризм. Рыночная ниша на полуострове пока не заполнена, а климатические и природные условия способствуют развитию и росту.

Борис ПИВОВАР, старший преподаватель факультета рыночных технологий Института отраслевого менеджмента РАНХиГС:

Экономика Крыма очень разнообразна и достаточно дифференцирована. В регионе хорошо развита промышленность, но она неоднородна: в одних отраслях используются передовые российские и зарубежные технологии, другие же нуждаются в существенной реновации. Одна из самых сильных отраслей Республики Крым — сельское хозяйство. Так, производство крымскими сельхозпредприятиями зерна позволяет не только обеспечить потребности региона, но и дает возможность экспортировать его на внешний (по отношению к полуострову) рынок.

В регионе активно развивается строительство — как объектов инфраструктуры, так и жилья.

Безусловно, нельзя забывать и про туризм. Однако с ним ситуация не столь однозначна. С одной стороны, стремительно растет число людей, приезжающих в республику на отдых, с другой — далеко не все объекты туристической инфраструктуры Крыма сегодня готовы к приему туристов. Многие нуждаются в капитальном ремонте, есть проблемы в сервисном обслуживании, в развитии отдельных направлений туристического отдыха. К сожалению, пока крымские объекты не могут конкурировать с уровнем обслуживания на курортах Турции или Таиланда или даже с Сочи.

До недавнего времени Республика Крым испытывала явные проблемы в сфере электроэнергетики, полуострову не хватало своих энергомощностей, он нуждался в мощностях сначала Украины, а потом Краснодарского края. Однако стремительное строительство ТЭС региона и их запуск в марте 2019 года помогут решить эту проблему. Ожидается также, что мощности двух открытых ТЭС — Таврической и Балаклавской — позволят даже экспортировать электроэнергию в другие регионы. Так ли это или нет, покажет время.

Явно проблемные отрасли в Крыму — телекоммуникации и финансовый сектор. Многие банки и телекоммуникационные компании не хотят выходить на крымский рынок из-за боязни санкций.

Если говорить о перспективных отраслях крымской экономики, то мне кажется, что в регионе необходимо усиливать туристическую отрасль. Это прекрасное направление, которое имеет существенный потенциал для России. Пока, к сожалению, для многих людей, живущих в крупных городах, Крым не приоритетен при выборе места отдыха, а это значит, что туристические резервы полуострова не реализованы. Конечно, нужно отходить от стереотипов, когда Крым ассоциируется в глазах значительной части нашего населения со всесоюзной здравницей с соответствующим отношением персонала к отдыхающим — в лучших традициях советских пансионатов. Кроме того, следует развивать в регионе гастротуризм, event-туризм, событийный туризм.

Огромный рынок в Республике Крым для развития финансового сектора и телекоммуникаций. Но, чтобы использовать их возможности, компании должны четко понимать, что не пострадают от зарубежных санкций. Пока над ними висит эта угроза, надеяться на выход в регион сильных игроков финансового и телекоммуникационного секторов, к сожалению, не приходится.

И, наконец, направление, перспективы которого, как мне кажется, в Крыму еще не оценили, — это рынок любительского спорта. Скажем, Краснодарский край на регулярной основе проводит ряд значимых соревнований по триатлону, плаванию, бегу, в то время как Крым организует такого рода активности лишь эпизодически.

Режим свободной экономической зоны, безусловно, положительно влияет на экономическое развитие региона. С учетом того, что полуостров находится под санкциями и крупный бизнес, у которого есть интересы за рубежом, не приходит в Крым, для малого и среднего бизнеса, а также крупного бизнеса из материковой части России, которому не страшны санкции, СЭЗ — это хорошее подспорье для развития. Склонен полагать, что когда транспортное сообщение через Керченский мост заработает в полную силу, то количество резидентов СЭЗ станет кратно больше.

Если говорить о крупных инфраструктурных проектах, которые сегодня идут в Крыму, то они, безусловно, очень важны для экономики региона. Строительство ТЭС позволит избежать проблем с электроэнергией, которые были в Крыму с момента распада СССР. Керченский мост поможет увеличить поток туристов, грузооборот, улучшить взаимодействие с Краснодарским краем. А мультипликативный эффект от этого даст ощутимый рост доходов в других отраслях. Конечно, можно критиковать федеральный центр за то, что огромные средства тратятся на развитие лишь одного (а по факту двух — включая Севастополь) региона. Однако если посмотреть на развитие Крыма, когда он был в составе Украины, то можно увидеть, что почти все отрасли испытывали существенную нехватку средств. В лучшем случае это было поддержание инфраструктуры. Крым отстал по многим направлениям, и в интересах России эту отсталость искоренить и сделать регион динамично развивающимся. Это важно не только на краткосрочную перспективу, но и на долгосрочную. Санкции рано или поздно будут сняты, и Крым сможет стать частью глобальной экономики.

Я склонен полагать, что абсолютное большинство мер по развитию инвестиционной среды региона эффективно. Другой вопрос — как повысить их эффективность. Во-первых, нужно повышать (что сейчас и делается) качество республиканского управления, чтобы при меньших затратах получать больше результатов. К сожалению или к счастью, но в экономике в отличие от распространенных заблуждений не все решают деньги. Надо еще уметь ими пользоваться — как минимум уметь их тратить и распределять. Во-вторых, ряд программ развития просто неизвестен среднестатистическому крымчанину, поэтому необходимо направлять усилия на просвещение жителей в части того, какие возможности есть на полуострове, как ими пользоваться. В-третьих, для того чтобы многие программы заработали, требуется время. Жители полуострова жили в другой стране, у них была похожая, но все же другая культура. Им нужно время, чтобы адаптироваться и принять многие институциональные изменения. В-четвертых, не надо сбрасывать со счетов санкции. Все будет по-другому, когда санкции снимут. Российская экономика — это экономика крупного бизнеса. Он, по разным оценкам, составляет от 75 до 80% экономики России, и получается, что абсолютное большинство представителей крупного бизнеса просто не может выйти в Крым из-за угрозы санкций. Если санкции снимут, мы увидим совсем другой полуостров с абсолютно другим потенциалом развития.

Виталий ПИКМАН, заместитель директора по маркетингу и продажам ООО «Предприятие „Строммонтаж“»:

Очевидно, что двигатель экономики Республики Крым — это федеральная целевая программа по развитию Крыма. Создание крупных инфраструктурных объектов без нее не представлялось бы возможным. Дополнительной мерой поддержки служит Свободная экономическая зона Республики Крым и Севастополя. Слабые места экономики региона — это относительно невысокий уровень частных инвестиций, малое количество производственных и промышленных предприятий, практически отсутствующий сегмент инновационных производств и ИТ-компаний. К сожалению, в условиях санкций эти две отрасли наиболее пострадали.

Что касается развития перспективных отраслей региона, то, на мой взгляд, прежде всего необходимо грамотно распорядиться существующим имуществом республики. До сих пор с советских времен стоят большие недострои по всему южному берегу Крыма, множество зданий и сооружений даже в центре Симферополя по тем или иным причинам закрыто уже много лет: к примеру, кинотеатр «Симферополь», сети АЗС ГОСТ и Shell, другие объекты.

Ключевой упор в условиях санкций логично сделать на сельском хозяйстве и туризме. Естественно, действующие промышленные предприятия региона необходимо поддержать не только условиями Свободной экономической зоны, но и дополнительными мерами.

Если говорить о крупных инфраструктурных проектах и их значении, то надо отметить, что местные компании, несмотря на все их желание и стремление, достаточно мало принимают в них участие. Как следствие, налоги уходят в другие регионы.

Большинство инвестиционных проектов останавливается на этапе согласований с местными администрациями. Количество заявленных и реализуемых проектов отличается в разы. Институциональные меры, возможно, и помогают в реализации крупных инвестпроектов, но для малого бизнеса меры поддержки недостаточны. Для активизации развития и повышения эффективности следует как минимум провести глубокий анализ-аудит всех инвестиционных проектов, которые были поданы в Центр инвестиций и регионального развития Республики Крым, провести опрос инвесторов, выявить причины отказа от реализации инвестпроекта, выявить системные проблемы и исходя из этого предпринять соответствующие изменения. Насколько мне известно, данный анализ глубоко не проводился.

Роль малого и среднего бизнеса в Крыму и их резервы. Количество малых и средних предприятий в Крыму на душу населения относительно большое в сравнении с другими регионами. Однако настораживает статистика по закрытию юрлиц: в 2018 году на полуострове появилось 3,1 тыс. новых юрлиц (созданные в результате реорганизации бизнеса в расчет не брались) и примерно столько же закрылось по причине ликвидации (в том числе банкротства) и исключения из ЕГРЮЛ по решению ФНС. Поскольку крупный бизнес из-за риска санкций в Крым не торопится, малый и средний бизнес будет много лет главным драйвером развития экономики региона. Для успешного развития необходимо решить проблему со сложностью получения кредитов, разработать и принять генпланы муниципальных образований, помочь крымским предприятиям избежать санкций при работе с иностранными контрагентами путем получения дополнительной «материковой» регистрации.

СЭЗ Крыма и Севастополя помогают работе крымских предприятий, дают возможность их модернизации. Количество участников СЭЗ в Крыму превысило 1700. Совершенно очевидно, что без СЭЗ показатели экономического развития были бы гораздо скромнее. Наша компания, к примеру, в рамках СЭЗ оборудовала два цеха плазменной резки и построила новое здание. Это значительно повысило скорость и качество производства металлоконструкций, которые мы выпускаем.

Александр ФИЛИМОНОВ, партнер Artisan Group Public Relations:

На сегодняшний момент Крым, хотя и смог преодолеть зависимость от Украины и наладить относительно независимую работу малого и среднего бизнеса, все еще в полной мере самостоятельным регионом не является. Главные — по крайней мере самые быстрорастущие отрасли полуострова — строительство (и в первую очередь транспортной инфраструктуры), сельскохозяйственная отрасль и рыбоводство. Климат позволяет содержать целые рыбные фермы (по примеру Юго-Восточной Азии), а обширные и почти не обитаемые западные пустоши как нельзя лучше подходят для развития рыбной промышленности. Решение не выпускать госслужащих за рубеж и серьезные вложения в транспортную доступность Крыма, а также активный, хотя и несколько излишне прямолинейный брендинг территории оказали серьезную поддержку туризму. Впрочем, надежды на туристическую привлекательность края не оправдались: туристическая инфраструктура оказалась не готова к устойчивому турпотоку, так как освоенная площадь туристических зон сравнительно невелика. В итоге туристический сезон 2018 года вышел по большей части провальным, а перебои с электроснабжением и водоснабжением, которые до сих пор не удается устранить, свели на нет весь политико-рекламный процесс продвижения полуострова: ездить туда перестали.

Между тем главная проблема Крыма не ограниченная возможность по приему туристов (хотя пол-Крыма живет от сезона к сезону), а новые бюрократические препоны, которые стали для крымского бизнеса своего рода расплатой за свободу от украинской юрисдикции. Самые сложные моменты с перерегистрацией и принадлежностью активов были решены еще в 2015–2017 годах (и не всегда в пользу законных правообладателей), однако для восстановления бизнеса, некогда фактически истребленного режимом Януковича (скажем, насильственное банкротство пивного завода в Ялте, уничтожение ряда мясокомбинатов в Симферополе, печальная судьба виноградных плантаций на южном побережье и т. д.), потребуется еще как минимум столько же времени, сколько уже затрачено, и при этом объем государственных инвестиций, резко снизившийся в 2017 году, нужно нарастить.

Не надо быть великим экономистом, чтобы понимать: Крым (помимо Севастополя как крупной военно-морской базы) способен развиваться только в сторону туристической отрасли и фермерского хозяйства, хотя для этого следует либо дать малому бизнесу работать с активами здравниц (так как в настоящее время они управляются отвратительно: цены высокие, инфраструктура разрушена, квалифицированных медицинских кадров не хватает) и прекратить строить большие отели, уже фактически разрушившие курортную атмосферу почти всех крымских городов, либо же объединить их все в общую сеть с единой концепцией и разработать собственный формат отдыха: скажем, нечто среднее между экотуризмом в Греции и пляжным отдыхом в Испании.

Развитие сельского хозяйства внушает оптимизм и имеет все шансы на опережающий рост, если бы не налоговая ставка, единая по всей России. Сниженные налоги, которыми пытались заманить в Крым бизнес, очень быстро превратились в федеральные ставки, не дав шанса новому субъекту Федерации дождаться частных инвестиций, а ограниченный сбыт продукции в силу слабости транспортной инфраструктуры пока не позволяет говорить о выдающихся успехах.

Впрочем, будущее Крыма в долгосрочной перспективе скорее оптимистично, нежели мрачно: с восстановлением инфраструктуры и развитием фермерских хозяйств и рыбных ферм полуостров вполне может прокормить и себя, и даже несколько регионов. Вопрос лишь в грамотном развитии и продвижении как самого Крыма, так и его товаров. А для этого Крыму нужно время, деньги и поменьше государства в бизнесе.