Георгий МУРАДОВ: кризис — это не всегда плохо, иногда это возможность предотвратить худшее

БОСС-профессия | Главная тема
Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | Пресс-служба Постоянного представительства Республики Крым при президенте РФ

Заместитель председателя Совета министров Республики Крым — постоянный представитель Республики Крым при президенте РФ Георгий Мурадов — о частных и глобальных смыслах значения «Крымской весны» для России и Крыма и о том, как нашей стране противостоять геополитическим угрозам.

— Георгий Львович, немного о вашей работе. Каков ее характер, за какие направления вы отвечаете в Правительстве Крыма? Насколько ваш дипломатический опыт помогает в этой работе?

— Место моей работы — Москва. Назначен на эту должность я был почти пять лет назад, когда было сформировано Правительство Крыма. Отвечаю за связи с федеральными органами власти, политическими партиями, общественными организациями, которые имеют штаб-квартиры в Москве. А сферами моей деятельности как заместителя председателя Совета министров Республики Крым в силу профессиональной принадлежности определены внешнеэкономические связи и международная деятельность Республики Крым. И это тоже удобно делать, находясь в Москве, поскольку здесь располагаются Министерство иностранных дел РФ и федеральные органы, ответственные за внешнеэкономическую деятельность, головные офисы зарубежных компаний, иностранные торговые представительства и дипломатические миссии.

Моя сегодняшняя работа, конечно, коррелируется с моим предыдущим опытом. Я практически 40 лет на государственной службе как специалист по международным отношениям, дипломат. В МИДе я прошел все ступеньки дипломатической лестницы — от атташе до посла. Потом работал в Москве и возглавлял международное направление деятельности столицы, в федеральных органах исполнительной власти был заместителем руководителя ведомства, отвечающего за работу с соотечественниками по международному культурному и гуманитарному сотрудничеству. И после «Крымской весны» я перешел в правительство республики, где мне было предложено возглавить Постпредство Республики Крым при президенте Российской Федерации.

— Вернемся теперь к самому Крыму. Поч­ти пять лет вы в Правительстве Республи­ки Крым, и пять лет прошло со дня начала «Крымской весны». Что вообще это было? Как бы вы оценили это событие со своей собственной точки зрения?

— Ответ я бы разделил на две части. Первая — о том, что значит «Крымская весна» для самого Крыма. Вторая — ее значение для России.

Итак, для Крыма это, конечно, восстановление исторической справедливости, это возвращение народа Крыма, который все годы пребывания в составе независимой Украины все равно ощущал себя частью русского мира, о чем неоднократно говорили сами крымчане. Это, разумеется, спасение народа Крыма от ужасов войны и этнических чисток, о которых фактически было заявлено новой майданной националистической властью в Киеве. Это было именно спасение Крыма, в чем мы сегодня можем убедиться на примере Донбасса и Луганска, где украинские националисты, взяв в руки оружие, по существу, начали уничтожать собственный народ на территории Украины.

Подчеркну, что Республика Крым провела легитимный референдум, который соответствовал Конституции Крымской автономии. Напомню, что Крым был в составе Украины автономной республикой, а не областью унитарного государства.

— Кажется, украинские власти в свое время фактически ликвидировали крымскую Конституцию.

— Нет, фактической ликвидации крымской Конституции не было, но в ней шаг за шагом урезали полномочия крымских органов власти.

Крымский референдум был проведен в соответствии со статьей 138 пункт 2 Конституции Украины (раздел «Автономная Республика Крым»), где за Крымом сохраняется право на проведение референдума. Попытка трактовать это в том ключе, что Украина, мол, унитарное государство и вопрос референдума в Крыму должен быть согласован с властями в Киеве, несостоятельна, поскольку раздел об Автономной Республике Крым вынесен в составе Конституции Украины в качестве особого. И, когда шло государственное строительство независимой Украины, все знали, что это был компромисс между Киевом и Симферополем, чтобы сохранить Крым в составе Украины. Ведь Крым еще в 1991 году провозгласил суверенитет и заявил, что при выходе Украины из Союза намерен оставаться в составе СССР в качестве республики. Это решение не было реализовано, но оно было принято.

В 2014 году сложилась ситуация, когда вступили в действие в том числе и конституционные механизмы, касающиеся Крыма. Несмотря на то что значительная часть Конституции Украины к этому времени уже была разрушена, крымская Конституция и легитимность крымских властей сохранились, собственно, как и сам раздел о Республике Крым в украинской Конституции.

Что в 2014 году была растоптана сама государственность, известно всем. Лишение законного президента Украины его полномочий означало, по существу, государственный переворот. Были нарушены многие статьи Конституции Украины, в том числе статья 10 о защите русского языка на Украине, прежде всего приостановлением, а затем и отменой закона о региональных языках, в результате чего русский язык потерял свой статус защищенного Конституцией языка. Были разрушены и многие другие статьи украинской Конституции, особенно те, что касаются прав человека в этом государстве.

— Но пока на Украине большинство населения по-прежнему говорит на русском.

— То же самое в свое время утверждалось и о Прибалтике. Сейчас в Прибалтике по-русски говорят все меньше и меньше, в том числе из числа представителей нетитульных наций. Последних, кто еще говорит, дожимают. Идет уничтожение всех связей с исторической Россией и по большому счету уничтожение нашей цивилизации.

И на Украине при сохранении нынешних репрессий лет через двадцать мало кто будет говорить по-русски. Это мы себя тешим иллюзиями: сегодня, мол, на Украине говорят на русском, и пусть русский язык и запретили, все равно все на нем будут говорить. Нет. Лет через пять–десять число русскоговорящих на Украине значительно уменьшится, а лет через двадцать от него большинство вообще отвыкнет. Это я говорю исходя из своего опыта. Я 20 лет занимаюсь вопросами соотечественников, вхожу в правительственную комиссию по делам соотечественников за рубежом, которую возглавляет Сергей Викторович Лавров, и вижу, что происходит с русским языком в государствах постсоветского пространства.

Встреча с генеральным секретарем Торгово-промышленной палаты «Италия — Евразия» Давиде Сарнатаро

— Давайте вернемся к вопросу о «Крымской весне». Итак, вторая часть ответа на него: что это значит для России?

— Для России все гораздо глубже.

Первое. «Крымская весна» — цивилизационный поворот и переломный этап в развитии нашей страны и всей цивилизации, сложившейся вокруг исторической России. Это начало процесса постепенного воссоединения народа, который, по словам нашего президента, прозвучавшим в его «крымской речи», оказался самым большим разделенным народом в мире. Означает ли это, что мы должны завоевывать силой окружающие республики? Конечно, нет, президент говорил не об этом. А о необходимости соблюдения прав наших соотечественников. Если их начинают уничтожать, как происходит на Украине, то вступает в действие принцип: «Русские своих не бросают». Тогда мы их защищаем в соответствии с нормами международного права. А они всем известны и закреплены и в Декларации ООН по правам человека, и в соответствующей Европейской конвенции, и во многих других международных документах, выстраивающих правозащитную систему в отношении национальных меньшинств и прав народов.

Второе — для России кроме цивилизационного поворота «Крымская весна» — это возрождение российской пассионарности.

— По Льву Гумилеву?

— Да. Лев Николаевич Гумилев писал, что, пока у народа есть пассионарность, он будет достигать успехов в своем историческом развитии. Наша пассионарность, затухавшая после развала исторической России — Советского Союза, с «Крымской весной» возродилась.

«Крымская весна» — очень важный импульс для развития всего Российского государства, народа, единой нации. Наше государство и наш народ — это цивилизационные государство и народ. Вокруг них всегда сплачивались многие другие, особенно малые народы, которые искали защиты и пытались выжить в рамках сложных исторических процессов. В одиночку эти народы не могли выстоять перед возникавшими угрозами. Они искали тот народ, который толерантен к другим и поможет им сохранить свою самобытность и в то же время защитит их от существующих мировых угроз и вызовов. Таким цивилизационным народом и государством-цивилизацией и является историческая Россия. И сплотившиеся вокруг нее народы — и оставшиеся в составе современной России, и ставшие независимыми государствами — выжили, сохранили свои языки, культуру и даже свои исторически сложившиеся системы управления.

— Теперь часто можно слышать другое мнение: мол, Россия — оккупант для тех небольших народов, живущих как на ее территории, так и в ближайшем соседстве с ней…

— Это чистой воды антироссийская пропаганда. Россия — хранительница сплотившихся вокруг нее народов. Она их сберегла и дала им историческое будущее.

Однако исторический процесс идет дальше. Сейчас начался критический этап борьбы за мировые ресурсы. Поэтому вектор движения всех этих народов обязательно будет восстановлен именно в сторону России, а не в сторону ухода от нее. Потому что на географическом пространстве современной России сосредоточено от 35 до 40% мировых природных ресурсов. И у народов, которые будут вместе с нами, есть будущее.

Почему сейчас мы слышим столько воплей по поводу наших газа, нефти, их транспортировки, переработки и т. д.? А потому что в Европе этого нет. На Украине — в очень небольшом количестве. Скажите: когда мы были единым государством, разве между Россией и Украиной возникали газовые конфликты? Разве в те годы мы спорили с Белоруссией о том, сколько нефти перерабатывается на ее нефтеперерабатывающих заводах? Никогда. Они всеми этими благами пользовались. А на перспективу — только вместе с Россией они смогут и дальше пользоваться этими природными ресурсами, строя наше совместное будущее.

Так что для России и для нашей цивилизации «Крымская весна», воссоединение — это еще и вектор развития. Крым показывает всем близким нам народам: пора возвращаться домой и развивать дальше нашу цивилизацию. Крым это говорит своими действиями — и Украине, и Белоруссии, и другим государствам постсоветского пространства, если они, конечно, здраво оценивают свою историческую перспективу. Ну, дернулись украинские «западенцы» и националисты к Европе, что они там получили? Ничего. И не получат. Это не их дом. Этот разлом не позволит сохранить страну и народ. А если народ не думает о своем сохранении, то ему стоит задаться вопросом: «Где сейчас половцы, хазары, печенеги и прочие в том числе крупные народы, которые жили на территории нынешней России?» И если не думаешь о своей исторической перспективе, будешь там же.

— Исторические процессы сами толкают нас к объединению?

— Все наши проблемы возникли тогда, когда разрушилось историческое пространство России. Многие считали, что на этом история и закончилась. Ничего подобного. Все продолжается.

После развала исторической России началась экспансия западной цивилизации в сторону восточноевропейской, православной, исторически самобытной. Отвлекусь: всем, кто хочет больше узнать о разнице восточноевропейской православной цивилизации и западной и понять, в частности, почему после развала исторической России наши западные конкуренты повели себя так, а не иначе, я советую обратиться к Николаю Яковлевичу Данилевскому и его труду «Россия и Европа», написанному ровно 150 лет назад.

Итак, конкуренты исторической России сразу стали захватывать то ее пространство, которое можно было поглотить. Им это необходимо, ведь на кону столь вожделенные для западного мира природные ресурсы. В 1990-е, пока Россия разваливалась сама собой и был лозунг «берите столько суверенитета, сколько хотите», наши конкуренты могли спокойно наблюдать за ситуацией и ждать, когда все наконец окончательно рухнет и на нашей территории появятся 20 или 40 маленьких беспомощных государств, которые можно будет забрать под свой контроль и использовать их природные ресурсы. Не получилось. С начала 2000-х в России появилась новая власть, которая стала проводить иную политику, политику консолидации. И крымские события — переломный этап для всей этой системы: восстановление и консолидация нашей цивилизации.

Теперь мировым антироссийским сообществом против нас избирается новая тактика. Если не получается дождаться, чтобы Россия развалилась сама собой, нужно ее максимально задушить. Поэтому объявляются режимы санкций, идет военно-политическое давление, создается максимальное количество очагов нестабильности вокруг нас. Сопротивление отрыву от цивилизации ведет к возникновению «осколочных государств» — сейчас их вокруг нас уже шесть непризнанных. И это, боюсь, будет продолжаться. Нашими оппонентами еще не запущен «среднеазиатский взрывной механизм». Таким образом, они хотят добиться, чтобы наша социально-экономическая ситуация шаг за шагом ухудшалась, а Россия пошла тем же путем, который в свое время проделал Советский Союз. Этот опыт у нас еще живой, и здесь мы не должны совершать тех же ошибок и руководствоваться иллюзиями.

Поэтому я думаю, что рано или поздно придет момент, когда мы должны будем сказать нашим оппонентам: «Еще один шаг на пути удушения России в виде санкций и тому подобного — и мы придем к кризису в отношениях. Один из вариантов — разрыв экономических, политических, дипломатических и иных связей при переходе за эту красную линию». И для многих с той стороны такое предупреждение о грядущем конфликте будет отрезвляющим, потому что никто из наших оппонентов сегодня не готов, например, отказаться от природных ресурсов, которыми Россия их снабжает. Иначе произойдет коллапс мировой экономики.

— Так вот США заявляют, что готовы завалить весь мир своими ресурсами…

— Так пусть завалят! Посмотрим, что из этого выйдет. Уверен: Америка в этом случае обдерет всех до основания. А нам необходимо понимать, что, во-первых, нужно остановить экспансию Запада и агрессию против России, а во-вторых, серьезно заняться мобилизационными аспектами в организации нашей экономики в нынешних сложных условиях. К примеру, у нас есть металлургические предприятия, работающие на нужды стратегически важных отраслей экономики. Если они будут продавать государству титан, алюминий и другие металлы, которые используются в производстве ракетной техники, авиации и прочей продукции ОПК по завышенным ценам, мы не сможем в должном количестве производить ракеты, самолеты и обороняться от той угрозы, которая над нами нависает. У нас есть исторический опыт такого рода «сотрудничества», когда царское правительство покупало по завышенным ценам порох, патроны и все остальные вооружения и к 1916 году фактически обанкротилось, за чем последовали события 1917 года.

Поэтому стратегические отрасли — тяжелое машиностроение, металлургия, горнодобывающая, военная промышленность и т. д. — в нынешний исторический период конфронтации должны находиться под контролем государства. Я не говорю об экспроприации. Ничего не должно отбираться просто так. Хотя тот же «Русал», по сути, у нас уже наполовину «отжали» наши конкуренты. Вы знаете эту историю. Почему в сегодняшней России иностранцы это делают? А в западных капиталистических странах, например в Норвегии, удается удерживать в руках государства добычу нефти и газа и доходы от этих отраслей пускать в бюджет на социальные, общественные, военные нужды?

Наши иностранные оппоненты иногда спрашивают меня: «Почему вы нас подозреваете? Зачем нам нужно, чтобы ваша Россия развалилась?» Отвечаю: кроме обретения ресурсов Россия рассматривается Западом еще и как мощный плацдарм для борьбы с его главным экономическим и геополитическим конкурентом — Китаем. По их оценкам, если не будет у Соединенных Штатов и других западных стран Сибири в качестве ресурсного и территориального плацдарма, они Китай не одолеют. То есть здесь глубокая и не на одно десятилетие рассчитанная стратегия. Если мы этого не осознаем, не проведем системный анализ складывающейся ситуации, не выработаем правильного подхода, мы будем реагировать только ситуативно, как говорится, «отбрехиваться на каждый чих», а это, как следует из русской пословицы, бесполезно: «На каждый чих не наздравствуешься».

— Почему, в общем-то, весь Запад, да и не только Запад, ополчился на Россию за возвращение Крыма? Ведь было же Косово, как бы они ни утверждали, что это особый случай. Сейчас вот признание со стороны США присоединения Голанских высот — тоже, как к этому ни относись, все-таки нарушение международных норм, за которые международное сообщество так ратует.

— В том, что касается Крыма, никакого нарушения международного права не было, и связано это со следующими обстоятельствами. Международное право подразумевает, что в случае подобных ситуаций, когда нависает угроза этнической чистки или войны для какого-то народа, особенно если он выделен в качестве автономного образования, как было в случае с Крымом, безусловно, действует принцип самоопределения, который должен выражаться в легитимных процессах. Таким легитимным процессом, и это подтверждается всеми международно-правовыми документами, является референдум. Крымский референдум, повторю, был объявлен в соответствии и с крымской, и с украинской конституциями, с учетом произошедшего переворота на Украине и с тем, что многие конституционные положения этого государства были растоптаны. Поэтому тут действовал принцип права народа Крыма на самоопределение, на собственное спасение.

В том же Косово в отличие от Крыма не было ни референдума, ни решения большинства народа косовской автономии, которое выступало бы за выход Косово из состава Сербии. Напомню, что косовские албанцы не были доминирующим населением Косово, да и не все из албанцев выступали за выход из Сербии. Отрыв этой части от Сербии был навязан странами НАТО нелегитимно, путем военной интервенции. В отношении воссоединения Германии, кстати, тоже ведь никакого референдума не было. Кто-то спросил восточных немцев, хочет ли весь народ воссоединяться с Западной Германией? Они сами до сих пор не могут с этим разобраться. А вот в отношении Крыма все было четко и предельно ясно. Поэтому дело не в легитимности, а в политических целях тех, кто заявляет о нарушении международного права. У Запада иные политические цели. Известно ведь, что Крым, прежде всего Севастопольская бухта, очень интересовал американцев.

— С американцами-то понятно — для них то, что Крым увели, так сказать, из-под носа, это своего рода пощечина. Поэтому они так и беснуются. Кстати, действительно ли готовилась, если можно так выразиться, замена российского Черноморского флота американским? Была информация, что даже тендеры уже проводились на реконструкцию разных объектов в Крыму под нужды НАТО.

— То, что говорят о планах США на Крым, это своего рода «вершки», если говорить словами из русских сказок. Давайте к «корешкам» перейдем. Сам переворот в Киеве был переходом к решающему этапу покорения Западом Евразии. Он нацелен на то, чтобы из всей Украины, и, конечно, прежде всего из самого лакомого ее куска — Крыма, создать антироссийский инструмент, инструмент развала России и борьбы с Россией. Это не удалось. Крымская операция провалилась.

А планы у американцев, конечно, были. Севастополь как российская военно-морская база — «кость в горле» для натовских структур, для США в стратегическом регионе Балкан и Восточного Средиземноморья. И наши противники прекрасно понимали, что, если «выдавить» Россию из Севастополя и создать там собственный военно-морской форпост, он будет покрывать еще и половину российской территории, во всяком случае, бóльшую часть европейской территории России. Конечно, нам нельзя было этого допустить.

На встрече членов Координационного комитета Международной ассоциации «Друзья Крыма». Участники встречи: Ян Чарногурский (председатель ассоциации, Словакия), Айк Бабуханян (Армения), Стефано Вальдегамбери (Италия), Хендрик Вебер (Норвегия), Детлеф Виммер (Австрия), Гэ Чжили (КНР), Константинос Исихос (заместитель председателя ассоциации, Греция), Иван Маразов (Болгария), Абдельазиз Мессауди (заместитель председателя ассоциации, Тунис), Унвер Сель (Турция)

Однако в Киеве тем не менее нашим противникам переворот совершить удалось. Антироссийские силы очень коварно воспользовались тем, что российский президент в течение тех двух критических недель находился в Сочи на зимней Олимпиаде, принимал там многочисленных лидеров из разных стран мира. В этих условиях было трудно активно противодействовать антироссийскому госперевороту в Киеве. А нас именно к этому и толкали. И в последний день Сочинской Олимпиады в Киеве спецоперация по свержению Януковича была завершена.

Иногда наши так называемые западные партнеры говорят: «Да что вы, не было у нас такой цели!» Насколько неискренне такое утверждение, демонстрирует факт подписания Януковичем соглашения с международными посредниками, в частности «о гарантиях безопасности», которые ему дали западные государства. А на следующий день про них просто забыли. Западные «миротворцы» должны были обеспечить законному президенту соблюдение этих гарантий — политическим ли, военным ли путем обеспечить пребывание Януковича на президентском посту, как было установлено, до конца 2014 года. Но они этого не сделали.

Поэтому если подходить к корневым аспектам проблемы, то система западной работы по Украине, которая насчитывает более 20 лет, была подведена к своему пику именно переворотом 2014 года.

Мы с вами заговорили о геополитике, и я вот что еще хочу сказать на эту тему. Я оканчивал МГИМО, и у нас в отличие от сегодняшних образовательных программ для дипломатов был такой предмет, как системный анализ международных отношений. Нас учили раскладывать все возможные варианты развития международных событий. И, отбрасывая самые неправдоподобные версии, мы анализировали более вероятные сценарии, выделяли, какие из них выгодны нашей стране, какие нет, как поставить заслон на пути развития недопустимого для нас сценария, как выделить те векторы, которые дают преимущества нашему государству.

Итак, что можно сделать сейчас — в ситуации, когда на нас давят, когда вокруг России затягивается так называемая петля анаконды? Санкционную политику наши оппоненты, безусловно, продолжат, будут создаваться и политические угрозы, и военные, причем без намерения Запада начать реальную войну — война для них нежелательный вариант, потому что это риск самоуничтожения, а этого никому не хочется. Им надо просто нас «додавить» до развала. Наши ответные действия — это делать то, чего они боятся. Боятся угрозы открытого конфликта — значит, надо выходить на кризисную прямую. Если бы в 1962 году мы побоялись дойти до Карибского кризиса, то Турцию бы напичкали ядерным оружием против Советского Союза, а мы потерпели бы стратегическое поражение на южном направлении. Мы остановили это только за счет Карибского кризиса. Поэтому кризис — это не всегда плохо, иногда это возможность предотвратить худшее. Ведь после того же Карибского кризиса началось разоружение, пошли переговорные процессы между Советским Союзом и западными странами. В 1963 году был подписан Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах, потом по космическому пространству, по Антарктиде и т. д. Были заключены другие соглашения, снизившие военные угрозы, и, наконец, в 1975 году состоялось подписание Хельсинкского заключительного акта. Наступил период разрядки международной напряженности. И вся эта позитивная цепь событий — следствие Карибского кризиса. Мы должны понять, что сама по себе сложившаяся ныне конфликтная ситуация не рассосется.

Следовательно, пока Америка не разместила свои новые ракеты в Европе после отказа США от Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, у нас есть несколько вариантов действий. Первый — военное столкновение локального или глобального уровня, которое мы отводим, которое не нужно ни нам, ни нашим противникам. Второй — кризис как возможный способ решения этой геополитической и геостратегической дилеммы. Третий — доведение России до распада через удушение, что абсолютно неприемлемо для нас.

— А как нам преодолеть «крымский кризис» во взаимоотношениях с Западом? И каким вам видится развитие отношений России с Украиной?

— Чтобы крымская тема, которая сегодня находится на острие требований Запада, ушла из политической повестки, я вижу один реальный способ решения проблемы. Это максимальное содействие тому, чтобы нынешняя украинская власть потерпела крах. В сложившихся обстоятельствах мы не имеем права говорить, что ради любви к украинскому народу будем продолжать снабжать Украину всем, что ей требуется, на фоне того, что российскому Крыму объявили тотальную блокаду, оставили народ без света и тепла, отключили подачу воды в Крым, отчего сильно пострадали сельское хозяйство и население региона. Из любви к украинскому народу мы не должны поддерживать нынешнюю киевскую преступную власть. Против украинского режима нужно принимать жесткие меры. Пусть эта власть потерпит крах. Да, там может произойти развал государства, и, по сути, он уже и происходит. Потому что на Украине есть не только Донбасс и Луганск, но и другие территории, желающие жить по-другому, вернувшись к своей цивилизации, к своим корням.

Когда-то вместе мы создали огромную страну. В российских регионах, в частности на том же Дальнем Востоке и в Сибири, и сейчас живет огромное число украинцев. И тут вдруг на Украине власть узурпируют купленные, продажные политики, которые как в рабство на аркане пытаются утащить из собственного дома украинский народ, хлопают дверью, что выглядит как абсурд, конец логике. Но на самом деле за этим и последовавшим спустя годы ухудшением отношений между Россией и Украиной стоит превращение 40-миллионного сегодня населения Украины в антироссийскую силу. И нет ничего более желанного для наших противников, если русские и малороссы начнут молотить друг друга, как говорят, «до последнего украинца». Потому что, как ни поворачивай, мы одно целое, выросшее из единого корня. Слово «русский» происходит от слова «Русь», которая и для Киева, и для Московии, и для Новгорода та же «Русь». И, когда на Украине говорят «российский язык», «российская мова», это не более, чем лукавая подмена понятий.

— На Украине же теперь утверждают, что «Киевская Русь — это Украина».

— Ну, там много сейчас «крупных» историков, которые следуют своей «абсолютной» исторической истине. А Киев, мать городов русских, тоже только Украина? Может, и князь Юрий Долгорукий, будучи и князем киевским, и основателем Москвы, в Москве говорил на русском, а когда приезжал в Киев — на украинском? Русь была единой и останется нашей единой основой.

Но вернемся к нынешней украинской власти. Как я уже говорил, нам надо добиться, чтобы эта власть потерпела крах, и Украина пошла следом за Крымом, вернулась в свою семью, в свой дом. Как? Нанести поражение киевской власти. Если этого можно добиться мирным путем, надо им идти, хотя это не означает, что он будет исключительно мирным. Может быть, и не мирным, если будут продолжать уничтожать «русскую» Украину — на юго-востоке, в Одессе, в Харькове, в других регионах. А ведь сейчас именно это и происходит. Организации, которые выступали за единство с Россией, обезглавили, бросили в застенки или уничтожили лидеров. В тюрьмах сидят тысячи политзаключенных. Я высказываю свою личную точку зрения. Не как представитель Крыма, а как аналитик, человек, отработавший в сфере внешней политики 40 лет.

И тогда, воссоединив свои исторические силы, Россия сможет уверенно смотреть в будущее, четко отвечать своим оппонентам, что с ней и с ее ресурсами работать можно, но мирно, дружественно, на рельсах сотрудничества.

Председатель Совета министров Республики Крым С. В. Аксенов (в центре), председатель Государственного совета Республики Крым В. А. Константинов (четвертый справа) и Г. Л. Мурадов с делегацией из КНР во главе с председателем совета директоров Международной энергетической компании Китайской Народной Республики господином Чэнь Чжихуном

— В интервью «Комсомолке» вы рассказывали, что некие зарубежные партнеры предлагают российскому руководству открыть так называемое крымское окно для санкционных товаров из ЕС. Какие партнеры и что вообще это значит? Неужели Запад уже «наводит мосты» для ведения дел в Крыму?

— Безусловно, кроме геополитики есть еще и текущая международная жизнь, повседневные взаимоотношения между странами.

Западные государства ввели против нас санкции, но там немало противников, бизнесменов и общественных деятелей, которые четко заявляют: «Эти санкции наносят колоссальный ущерб экономике наших стран. Они наносят ущерб и всей мировой экономике, тормозят ее развитие, ведут мир к конфликту. И это надо прекращать». Далеко не все из этих здравомыслящих людей выступали с тех же позиций пять лет назад, но за пять лет они убедились в бесперспективности агрессивного курса в отношении России. Кроме роста напряженности и возникновения фактически с нуля военной угрозы больше ни к чему эта политика Запада не привела. И многие из наших западных партнеров ищут пути выхода из данной ситуации.

Самые верные наши друзья создали Международную ассоциацию «Друзья Крыма». И скажу, что сегодня для них это не столь безопасное дело. В польской тюрьме уже три года без всякого приговора находится координатор группы международных наблюдателей на крымском референдуме 2014 года Матеуш Пискорский. За решетку брошен литовский общественный деятель, побывавший на культурных форумах в Крыму, Д. Палецкис. Многие месяцы в латвийской тюрьме провел русский украинец А. Гапоненко, выступающий в защиту нашего цивилизационного единства. И повествование об этих репрессиях можно долго продолжать.

При этом члены Международной ассоциации продумывают ходы, на мой взгляд, просто гениальные, как положить конец санкциям. Они подтверждают, что на Западе не хотят признавать российский статус Крыма. Гражданам западных стран препятствуют в их поездках в Крым, жителей полуострова не пускают в западные страны. Их судам и самолетам запрещено пользоваться портами Крыма и его аэропортами. По существу, объявлена тотальная блокада Крыма.

Делегация из Республики Крым в КНР. Председатель Государственного совета Республики Крым В. А. Константинов (второй слева) и Г. Л. Мурадов

Однако, по словам наших друзей, на Западе присутствует колоссальное возмущение тем, что у предприятий отняли возможность поставлять свои товары, прежде всего сельскохозяйственную продукцию и продукты сельхозпереработки, на российский рынок. Поэтому они предлагают создать в Крыму российскую внешнеторговую компанию, которая будет наделена правом закупать подпадающие под «контрсанкции» западные товары по выбору российской стороны. Скажем, яблоки мы не станем покупать, будем развивать свое садоводство, а сыры, копчености или что-то другое, что сочтем необходимым, будем. Эта продукция, находящаяся сегодня под запретом, получит разрешение на ввоз, но завозиться она должна будет исключительно через крымскую внешнеторговую компанию и через Крым, что де-факто стало бы его признанием как части России. Попытка правящих кругов стран ЕС запретить поставки товаров на российский рынок через Крым встретит серьезное сопротивление заинтересованных бизнес-кругов, что приведет к расшатыванию и последующему прекращению санкционного режима. Вот такие умные ходы предлагают «Друзья Крыма».

В Европе уже сейчас вырисовывается тенденция к смене правительств, имеющих жесткие антироссийские позиции, на тех, кто считает, что с санкционным режимом пора кончать. Так теперь в открытую говорят, например в итальянском правительстве. Антисанкционные резолюции принимают парламенты европейских стран. Усиливаются позиции партий и общественных сил, выступающих за прекращение конфронтации с Россией.

Это не единственная идея, которую высказывают наши партнеры. Однако для реализации этих действий и нам надо обладать гибкостью, волей и желанием запускать подобные механизмы и «пробные шары».

— Мне, честно говоря, кажется, что западный бизнес побоится своих властей и не пойдет на такое сотрудничество.

— Может быть, и не пойдет. Но будет еще громче требовать отмены санкционного режима. Мы-то от введения таких мер ничего не теряем. Ну, не пойдут к нам иностранные предприятия — так они и раньше не шли. А там усилятся процессы «снизу», ведущие к отмене всех этих санкций.

— То есть наше светлое будущее зависит от нас самих?

— Наше светлое будущее заключается в нашей способности действовать адекватно существующим вызовам и упреждать нарождающиеся угрозы. Своевременно принимать меры в собственную защиту. Если бы мы, когда Гитлер наступал на Москву, говорили, что светлое будущее все равно придет, и не сопротивлялись его фашистской армии, наше будущее никогда бы не наступило. Только благодаря сопротивлению, воле к победе и к развитию мы придем к мирному и благополучному будущему, к процветающему обществу и сильному государству. Б


МУРАДОВ Георгий Львович, заместитель председателя Совета министров Республики Крым — постоянный представитель Республики Крым при президенте РФ.

Родился 19 ноября 1954 года в поселке Кочмес Интинского района Коми АССР в семье врачей — участников Великой Отечественной войны.

В 1972–1974 годы — студент вечернего отделения факультета романо-германской филологии Кубанского государственного университета Краснодара. Параллельно работал в управлении механизации треста «Краснодаркрайсельстрой».

С 1974 по 1979 год — студент факультета международных отношений Московского государственного института международных отношений МИД СССР, специальность — «Международные отношения».

С 1979 года — на дипломатической службе. Работал на различных должностях в МИД СССР и посольствах СССР за рубежом.

С 1992 по 1996 год — советник-посланник Посольства Российской Федерации в Болгарии. С 1996 по 2000 год — Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Республике Кипр. С 2000 по 2007 год — руководитель Департамента международных связей города Москвы. Затем — руководитель Департамента внешнеэкономических и международных связей города Москвы.

В апреле 2011 года Указом президента РФ назначен заместителем руководителя Федерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество).

С августа 2014 года — заместитель председателя Совета министров Республики Крым — постоянный представитель Республики Крым при президенте Российской Федерации.

С 2000 года — член Правительственной комиссии Российской Федерации по делам соотечественников за рубежом.

Советник мэра Москвы.

Вице-президент Российской ассоциации международного сотрудничества, президент Черноморской ассоциации международного сотрудничества, член правления Московской международной бизнес-ассоциации, член исполкома Международной ассамблеи столиц и крупных городов стран СНГ (МАГ). Президент Ассоциации обществ дружбы с народами Греции и Кипра. Член правления Вольного экономического общества России.

Свободно владеет английским, греческим, болгарским языками.

Кандидат исторических наук.

Награжден орденами Дружбы и Почета, медалями Российской Федерации, четырьмя орденами и медалями Русской православной церкви, правительственными наградами Москвы и Республики Крым, зарубежными правительственными наградами.

Женат, имеет двоих взрослых сыновей.