Союз нерушимый республик… шенгенских

БОСС-политика | Сюжет месяца/Вокруг России
Текст | Юрий КУЗЬМИН

Эмманюэль Макрон призвал пересмотреть Шенгенское соглашение. На кого рассчитано заявление французского лидера и что ждет ЕС.

 «Союз нерушимый республик… шенгенских» — немножко, конечно, неправильно. На самом деле союз — Европейский, а Шенгенское — соглашение. Но у всех, кто много ездит по Европе, Шенген ассоциируется с Европейским союзом уже на уровне подсознания, так что будем считать этот союз Шенгенским. Да и не все государства там республики: страны Бенилюкса, Испания, Дания, Швеция и примкнувшая к ним Норвегия, не говоря о карликовых государствах, совсем даже монархии, но очень конституционные, так что монаршие особы играют там представительскую роль. Поэтому можно считать эти государства по факту республиками, поскольку реальную власть в них не назначают и не наследуют, а выбирают граждане.

Надо сказать, что этот номер нашего журнала в значительной мере посвящен отдыху, причем отдыху не у себя на даче или на берегу ближайшей речки, а санаторно-курортному отдыху. И, чтобы добраться до курорта, если вы не его житель, зачастую надо пересекать границы государств, причем бывает, что и неоднократно. Вот тут Шенгенское соглашение сильно облегчает жизнь путешественников, и не только путешественников, но и экспортеров-импортеров и прочих субъектов экономической деятельности.

Однако вернемся к «союзу нерушимому». Получается, что, так назвав его, хоть и в шутку, мы погрешили против истины не очень сильно. Или все-таки сильно?

Эмманюэль Макрон

Эмманюэль Макрон, президент Франции, страны, стоявшей у истоков нынешнего Европейского союза, высказал идею, что система открытых границ в ЕС, то есть то самое Шенгенское соглашение, которое является главным символом единой Европы, должно быть пересмотрено. Причины этого, не побоимся сказать, демарша французского президента рассмотрим чуть ниже, а сейчас давайте попробуем понять, что означает для Европы такое решение, если оно будет реализовано. В первую очередь оно покажет: нерушимых союзов не бывает. Это ранее было продемонстрировано на примере куда более нерушимого Советского Союза. Во вторую, что нынешний Европейский союз — это вроде как союз равных, хотя некоторые из них все-таки равнее. Чтобы разобраться в ситуации, сначала познакомимся вкратце с историей появления Шенгенского соглашения.

Немного истории

14 июня 1985 года пятью государствами Европы, а именно странами Бенилюкса (Бельгией, Нидерландами, Люксембургом), Францией и Германией было заключено соглашение об упрощении паспортно-визового контроля на ряде межгосударственных границ Европейского союза с постепенным отказом от пограничного контроля. Соглашение вступило в силу 26 марта 1995 года, а в 1999 году его заменило Шенгенское законодательство Европейского союза.

Интересно происхождение названия соглашения. Оно было подписано представителями перечисленных государств на корабле «Принцесса Мари-Астрид», который в это время находился посередине реки Мозель в месте схождения границ Люксембурга, Франции и ФРГ, и получило название по имени ближайшего населенного пункта Шенген, расположенного в Люксембурге. Место это было выбрано, поскольку похожие правила по отмене паспортного контроля к тому моменту уже применялись странами Бенилюкса.

А потом они прямо с корабля отправились на бал по поводу подписания соглашения. Шутка, конечно.

Так вот, согласно Шенгенскому законодательству внутренние границы членов Шенгенской зоны разрешается пересекать любым находящимся в ней гражданам в любом месте, а не только на пограничных переходах.

Впрочем, заключению Шенгенского соглашения предшествовали более ранние инициативы.

Еще при создании Европейского экономического сообщества одной из главных его целей декларировалось образование «общего рынка» (так оно тогда и называлось неофициально). Он предусматривал наличие «четырех свобод перемещения», а именно движения товаров, услуг, граждан и капиталов. В 1958 году был создан Таможенный союз, после чего принимались и другие закрепляющие такие свободы соглашения.

Однако все это в те времена больше относилось к экономическим субъектам, а вот передвижение людей по-прежнему сопровождалось затруднениями. Гражданам сообщества визы вроде как не требовались, но паспортный контроль на границах сохранялся, то есть свобода путешествий все-таки была пока не слишком свободной.

Так страны Европейского сообщества и подошли плавно к Шенгенскому соглашению.

В 1986 году был утвержден Единый европейский акт для создания единого рынка в Европе с конца 1992 года. Началась подготовка договора об образовании Европейского союза, который был подписан позже в Маастрихте и обосновывал пока что теоретическое понятие гражданина Евросоюза. В рамках этого договора граждане ЕС получали право свободно перемещаться по всей территории Евросоюза. А в 1990 году теми же странами была подписана конвенция о введении в действие Шенгенского соглашения, которая предусматривала создание Шенгенской зоны, где отменялся паспортный контроль на границах внутри союза, унифицировалась визовая практика и т. п. Шенгенское соглашение вступило в силу в 1995 году, и в нем уже стало семь стран — к основателям присоединились Испания и Португалия.

В 1999 году согласно Амстердамскому договору положения конвенции о введении в действие Шенгенского соглашения были включены в законодательство ЕС, и данный раздел европейского законодательства получил общее название Шенгенского законодательства.

Потом началось триумфальное шествие Шенгена, как его стали называть для краткости. Перечислять не будем, поскольку в него вошли почти все страны Евросоюза, а также Норвегия, Исландия и Швейцария, в союз не входящие. Положения Шенгена, кроме того, либо фактически действуют в карликовых государствах, либо у них просто открытые границы.

Есть, правда, исключения, которые в целом только подтверждают правила. Великобритания и Ирландия в соглашении, в общем-то, не участвуют (а Британия еще и готовится выйти из ЕС, если получится). У Франции и Нидерландов, которые имеют заморские территории, шенгенские правила не действуют на этих территориях, так же как для Фарерских островов и Гренландии, входящих в состав Дании. То же касается Шпицбергена, управляемого Норвегией, но используемого его соседями, больше всего Россией, достаточно свободно. Ну, еще Сеута и Мелилья, принадлежащие Испании, но находящиеся на территории Марокко. Там что-то вроде упрощенного передвижения между ними и соседними марокканскими территориями.

Правда, аж целых четыре государства — члена Евросоюза до сих пор не имеют права применять у себя шенгенские правила. Это Румыния, Болгария, Хорватия и Кипр. На их границах пока действует паспортный контроль, а выдаваемые ими краткосрочные визы не являются шенгенскими.

Однако в целом Европа перемещается по шенгенским правилам.

Что стоит за инициативой Макрона

Казалось бы, живи и радуйся. Но получается, что радость была преждевременной.

В последние годы Европу захлестнул поток мигрантов из Африки и с Ближнего Востока. Все они выдают себя за беженцев из мест, где идут локальные войны, хотя далеко не все из них таковыми являются на самом деле. Многие просто пытаются перебраться в Европу, причем в самые благополучные ее страны, чтобы получить какую-нибудь работу, а чаще просто за дармовыми пособиями.

Ангела Меркель

Вначале европейцы вполне беззаботно к этому относились. Например, канцлер Германии Ангела Меркель как-то даже заявила, что, мол, и миллион мигрантов примем и не подавимся, а наоборот, лучше станем жить — рабочих рук будет больше.

Это ее и подкосило. Мигранты, оказывается, не особенно хотят работать — им и пособия хватает. Более того, в городах Германии, и не только, начались вспышки насилия со стороны мигрантов. Требовать они стали что-то уж совсем несусветное типа отмены видимых проявлений христианских праздников. В городах Франции, Бельгии, а теперь и Швеции образовались целые районы, где мигрантов большинство, и они живут по своим законам — европейцам там появляться не стоит. В общем, лучше как раз не стало.

Кстати, чтобы убежать из родных мест, беженцы пользуются какими угодно средствами. В Средиземноморье образовалась целая мафия, специализирующаяся на переправке беженцев в Европу. Причем переправляют их зачастую таким образом, что вероятность погибнуть при переправке у них выше, чем выжить. Они сотнями, а то и тысячами гибнут на утлых суденышках в Средиземном море. Да чего там рассказывать, вы и так все это знаете…

Что же европейцы? Оставлять этих людей тонущими нельзя. Это запрещено всеми формальными и неформальными законами поведения на море. Они же фактически терпят кораблекрушение.

В результате юг Италии, Мальта, частично Греция стонут от мигрантов и требуют, чтобы союзники-европейцы взяли на себя хотя бы часть этого бремени, тем более что мигранты не слишком-то хотят задерживаться в этих не самых богатых европейских странах, а предпочитают перемещаться дальше — в Германию, Нидерланды, Скандинавию…

Однако целый ряд стран Европы, особенно небольших и не самых процветающих, выступает против этого.

Впрочем, и мощные страны не всегда ждут беженцев с распростертыми объятиями. Нежелание впускать нелегальных мигрантов, которые хотят лишь получить европейские блага за счет коренного населения, кстати, стало одной из причин, что население Великобритании проголосовало за выход из Европейского союза.

Так вот, те, кто не входит в число лидеров ЕС, боятся, что приток мигрантов будет угрожать их аутентичности и не самой сильной экономике. Наиболее активно в этом направлении действуют Венгрия, Польша, Чехия и Словакия. Они создали «Вышеградскую четверку», заявившую о несогласии с политикой распределения беженцев по странам ЕС пропорционально их населению и размеру экономики. Да и Австрия еще в 2016 году перекрывала свои границы, чтобы не допустить в страну мигрантов, стремившихся нелегально проникнуть на ее территорию от соседей по Евросоюзу.

Вернемся к Макрону. В свое время «мы решили иметь общие границы, это знаменитое Шенгенское соглашение… теперь оно больше не работает», — заявил он. Французский президент считает, что «необходимо пересмотреть миграционную политику», так как Европа должна «держать свои границы, защищать их». «Европа должна переосмыслить сотрудничество с Африкой, чтобы ограничить миграцию и укрепить границы, даже если придется уменьшить число стран в Шенгенской зоне».

Значит, Эмманюэль Макрон стал главным защитником Европы от нашествия беженцев?

Похоже, что не только и не столько в этом его цель. Макрон, которого считали выскочкой, получившим мандат на президентство лишь для того, чтобы к нему не «прорвалась» лидер партии «Национальное объединение» Марин Ле Пен, хочет утвердиться в качестве лидера Евросоюза. Сейчас такая возможность для него реальна, так как Британия уже почти не в Евросоюзе (хотя непонятно, надолго ли это «почти»), а сильнейшая экономика — Германия — ждет ухода Меркель и вряд ли в ближайшее время выдвинет того, кто поведет за собой ЕС. Так что о себе как вероятном лидере он заявил весьма громко, но вряд ли удачно.

Ведь пафос его послания нацелен не столько на мигрантов, которые злостно пытаются проникнуть через границы Шенгена, сколько на тех, кто не хочет участвовать в распределении мигрантов, на ту же «Вышеградскую четверку» и иже с ними.

При этом заявления лидера Франции могут не просто отрицательно повлиять на положение «смутьянов», но и подорвать сами основы Шенгенского законодательства и четыре базовых свободы Евросоюза. Инициатива Макрона вроде бы подразумевает нарушение лишь одного из главных принципов ЕС — свободы передвижения людей. Однако на самом деле она, конечно, отразится и на прочих свободах — движении товаров, услуг, капиталов. А это путь к полноценному кризису экономики.

Так что, Шенгену в его нынешнем виде приходит конец? Вряд ли. Ведь и Макрон не лидер союза, и не похоже, что он может им стать. На Наполеона не тянет. И Евросоюз уже вполне устоявшаяся структура: пошатнуть ее можно, но развалить не получится. Поэтому спокойно получайте шенгенские визы — и вперед в Европу! Пока что вашему путешествию ничего не грозит. Б