Лариса ЛУЖИНА: мое имя связано с «Вертикалью»

БОСС-стиль |Культура 
Текст | Леонтий БУКШТЕЙН

В Театре «Содружество актеров Таганки» прошел спектакль «Александр III» по пьесе Маргариты Монисовой. Народная артистка РСФСР Лариса Лужина сыграла в нем роль Марии Федоровны, супруги государя.

После спектакля наш корреспондент побеседовал с Ларисой Лужиной.

— Лариса Анатольевна, что в этой пьесе и спектакле вы нашли для себя интересного?

— Мне исторические темы вообще интересны. О принцессе Дагмар — до перехода в православие так звали российскую императрицу Марию Федоровну — я много читала. Хотя в этом спектакле для раскрытия образа было не так уж и много материала, но такие сложные, костюмированные роли я прежде не играла на театральной сцене. Поэтому я и согласилась на роль. И потом, если откровенно, хочется работать на сцене, поскольку в кино у меня сейчас ролей нет. Что поделаешь, возраст… Да и сериалы, которых было много, как-то отошли. Люблю работать на сцене, в антрепризах. Выходить на зрителей — это большая радость. Конечно, если хорошие и режиссер, и постановка, и когда Работа с большой буквы. А не как блинчик, который испекли на скорую руку.

— Как вам работается с Алексеем Шейниным, который играл Александра III?

— Он прекрасный артист, хороший партнер на сцене. Алексей — талантливый человек, прошедший большой творческий путь. Мне интересно работать с ним.

— Кроме этого спектакля какая роль в последнее время вас «зацепила»?

— Ну вот роль в сериале «Любовь как любовь», где мы с Сергеем Никоненко, моим сокурсником по ВГИКу, играли. Большой сериал — 360 серий — с интересной историей семьи, со множеством перипетий.

— Лариса Анатольевна, есть ваша любимая роль в кино?

— Конечно. «На семи ветрах» — моя любимая картина.

— А «Вертикаль»? Ведь вы даже книгу с вашими воспоминаниями, недавно вышедшую из печати в московском издательстве «ВегаПринт», назвали «Жизнь по вертикали».

— Да, мое имя связано с «Вертикалью». Оттого и книга так названа. В ней все то, о чем хотела рассказать о своей жизни и судьбе. Но название книги «На семи ветрах» мы тоже рассматривали, тем более что я живу в Крылатском, почти на семи ветрах…

Спасибо генеральному директору издательства Виктории Радишевской за красивую книгу, ее подготовку, стильный дизайн, работу с архивами. А сам этот фильм оценили в первую очередь потому, что в нем играл и пел Владимир Высоцкий. Тем не менее моя путевка в кино, в мир театра — это все-таки «На семи ветрах». В книге я рассказываю и о других ролях в фильмах «Жизнь на грешной земле», «Исполнение желаний». Еще по ТВ показывали пятисерийный фильм «Доктор Шлюттер». Можно было бы разделить его по 40 минут — и получилось бы десять серий. Этот фильм сейчас как-то не показывают. А он совсем неплохой. Вспомнили бы, что была такая страна — ГДР.

— Вы ведь, как и большинство актеров, работали «челноками»: артисты московских театров ездили сниматься на «Ленфильм» в Ленинград, а ленинградцы — в Москву, на «Мосфильм» и в театры. Интересное было время.

— Ой, что вы! Не то слово. Мы встречались у «Красной стрелы» на Ленинградском вокзале. Для нас это был дом родной. Какие люди, какие времена: Стржельчик, Копелян, Лавров… Они ездили в Москву, а мы в Ленинграде вечера проводили в БДТ, смотрели их спектакли. В общем, ездили мы частенько. Конечно, ночью практически никто не спал, все общение шло в буфете. И, когда «Красная стрела» прибывала на вокзал, это называлось «Утро стрелецкой казни»… Смешно и приятно вспомнить!

Другое воспоминание — о поездках с концертной программой «Моя жизнь — кинематограф». Однажды возвращаемся мы в Москву. Николай Рыбников по дороге купил себе шикарное ратиновое пальто. И на каждой станции он выходил в этом пальто, прогуливался по перрону. А его жена Алла Ларионова каждый раз на всякий случай доставала из карманов пальто все документы, деньги и клала их на столик в купе. И вот на одной станции Рыбников зазевался. Поезд начал трогаться, Рыбников бегом к подножке вагона… И вдруг ощутил на своем плече властную руку: «Гражданин, остановитесь!» Поезд благополучно ушел, а Рыбникова отвели в отделение милиции. Оказывается, разыскивали какого-то человека, а лицо Рыбникова им показалось знакомым (по фильмам, конечно), и они решили, что это именно он, разыскиваемый по ориентировке. Ну что делать? Документов нет, карманы пусты… Только наутро приехавший начальник узнал Николая Николаевича и на своей машине довез до Москвы.

— В завершение нашего разговора. Лариса Анатольевна, вы себя считаете киноактрисой или актрисой театра?

— У меня в дипломе записано «артист театра и кино». Но поскольку наш институт назывался ВГИК — Институт кинематографии, то предпочтение отдавалось кино. Наш Театр киноактера служил и цехом «Мосфильма», и домом родным, который помогал сохранять форму.

— А какую бы роль вы сейчас сыграли?

— Ой, какой вопрос! Даже на Бабу-ягу соглашусь. Шутка! Я всегда мечтала сыграть Вассу Железнову. Но ее уже столько раз сыграли разные прекрасные актрисы, что я даже и не знаю… А вдруг? Б