Игорь ГОРЯЧЕВ: не ожидал, что послание будет настолько насыщенным идеями, настолько всеобъемлющим и логичным

БОСС-профессия | Государственное строительство
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Президент Ассоциации строительных экспертиз России, руководитель Мособлгосэкспертизы Игорь Горячев рассказал нашему журналу о своем восприятии Послания президента Федеральному собранию: вклад каких структур в этом послании достойный, а каким нужно стараться больше.

Послание своевременное и неожиданное

— Игорь Евгеньевич, президент в своем послании представил ни много ни мало программу российского прорыва. Каковы, на ваш взгляд, ключевые составляющие этой программы?

— Такого объемного, всеобъемлющего программного документа, да еще в начале года, не припомню. Я думаю, никто не ожидал такого документа — столь глубокого, системного, охватывающего такой широкий круг тем, такого логичного.

Послание было, с одной стороны, очередное, с другой стороны — предвыборное (интервью состоялось 13 марта с. г. — Ред.). Я не ожидал, что настолько насыщенным идеями, цифрами и статистикой будет послание. Что оно будет настолько всеобъемлющим. Даже неискушенному наблюдателю понятно, что главный приоритет — человек, его проблемы, сохранение народа, и закончилось обороной.

Послание выстроено очень логично. Оно охватило абсолютно все на сегодняшний день проблемные и интересующие население аспекты жизни.

Документ содержал практически весь спектр задач, которые ставит перед собой руководство государства, чтобы сделать решительный качественный скачок в развитии страны: в экономике, социальной сфере, внутренней и внешней политике. Чтобы укрепить позиции России в глазах союзников и не совсем союзников.

— Мы не совсем союзников предупреждали еще несколько лет назад, что есть у нас козыри в рукаве, есть чем ответить на их угрозы. Нас не услышали.

— На мой взгляд, в послании прозвучали прежде всего меры, направленные на то, чтобы наши не совсем союзники придерживались международно-правовых договоренностей в военной сфере, которых они придерживаться не хотят.

Мы договоренности соблюдаем. Но не совсем союзники пытаются с этих договоренностей «соскочить». Что-то не выполнять, что-то денонсировать.

Россия предупреждала, что рано или поздно ей придется принимать адекватные меры. Мы говорили: «Если вы заняли такую позицию, то нам ничего другого просто не остается, как сделать ответные шаги». Это как на дипломатическом поприще: любой шаг страны, находящейся в дипломатических отношениях с другой страной, вызывает симметричный шаг с другой стороны.

Спецслужбы стран не совсем союзников, конечно же, следили за ситуацией с российским военно-промышленным комплексом и армией.

— Тем более что российские структуры делали и сознательные утечки.

— Да. Может быть, в тонкости мы не посвящали, хотя представление о том, что можем ответить, давали. Однако нас не услышали.

На мой взгляд, информация появилась в нужное время и в нужном объеме. Это не разовая кампания, которая была проведена в отношении какого-то одного достижения российской науки, техники, армии. Речь идет о комплексе мер, которые мы вынуждены были принять, для того чтобы уравновесить ситуацию.

Темпы роста подкреплены механизмами

— Президент сказал о том, что нужно увеличивать ВВП на душу населения в 1,5 раза. Как это сделать? За счет каких механизмов? ВВП у нас растет не очень хорошо, как мы знаем. 2% в год — это фактически закрепление отставания.

— Производство товаров, работ и услуг — основной определяющий фактор ВВП страны. Президент ясно указал курс на то, чтобы производить товаров больше, предоставлять услуг больше. И поднимать производительность труда.

Без подъема производительности труда, просто одними количественными рычагами, методом вливания средств значительного рывка достичь невозможно. А за шесть лет нам нужно достичь примерно 9% в год — это уровень КНР в лучшие для роста китайской экономики годы. Сегодня Китай растет на 7% в год — и это самые высокие темпы роста среди крупных экономик.

9% даст только увеличение производительности труда. Следует включаться и науке, и технике, и бизнесу, и государству.

— Включаться прежде всего в перерабатывающих отраслях?

— Да. Одним увеличением добычи и продажи полезных ископаемых добиться этого не удастся. Хотя и эти отрасли без увеличения производительности труда поднять не получится.

Во-первых, полезные ископаемые исчерпаемы. Во-вторых, их добыча тоже требует новых технологий и новых месторождений, до которых надо доехать и долететь. Организовать комплекс подготовительных работ, построить жилье, подготовить специалистов, осуществить поставку и наладку оборудования. Это комплекс вопросов, сложный даже для добывающих отраслей, не говоря уже о перерабатывающих.

— Какие, на ваш взгляд, должны использоваться механизмы восстановления роста? У нас в предыдущие годы рост во многом «расходился» из строительного комплекса. Поступали валютные доходы, шли на покупку сырьевых компаний и строительство, из него — в потребительский рынок.

— Рост ВВП в 1,5 раза предполагает в соответствии с задачами, поставленными в послании, ввод 120 млн кв. м жилья в год. На сегодняшний день — 80 млн.

— Этого мало.

— Да. Дорожное строительство: ныне инвестиции в дорожную отрасль составили за шесть лет порядка 6 млрд рублей, а задача в послании поставлена достигнуть 11. То есть получается, что строительные, инфраструктурные проекты, строительство жилья за шесть лет увеличится больше чем в 1,5 раза.

Стройка всегда выступала локомотивом экономики, потому что стройка — это не просто жилье, это еще и промышленные предприятия. Президент в своем послании поставил также задачу обновления и модернизации основных фондов предприятий, причем в темпах, которые превосходят задачу шестилетнего увеличения ВВП.

Таким образом, модернизировать производство можно как за счет изменений технологического цикла — станков, технологий, приспособлений, машин и механизмов, так и за счет увеличения основных фондов. А это новые здания, сооружения, склады, вся необходимая инженерная инфраструктура.

Поэтому все весьма логично выстроено в послании: при увеличении капитальных вложений, увеличении строительства жилья — замена основных фондов, модернизация заводов, развитие дорожной, транспортной, инженерной, логистической инфраструктуры. Все это в конечном итоге и приведет к росту ВВП в 1,5 раза.

— Однако при этом все равно определяющее значение будет у жилищного, у инфраструктурного строительства?

— Это своя ниша. Я думаю, что тяжесть или основной воз благосостояния, экономического роста, роста ВВП переместится в сторону высоких технологий, цифровых технологий. Это базы данных, компьютерных, технологических, информационных платформ, владея которыми, применяя которые и продавая которые государство достигнет именно тех целей, которые оно себе поставит.

Конечно, без лопаты, грейдера и крана мы еще долго не обойдемся. Человечество ничего другого пока не придумало, кроме 3D-принтера, хотя 3D-принтеры тоже на сегодняшний день находятся в стадии апробации. Да, есть уже жилые дома, некоторые небольшие производственные комплексы, которые построены за счет применения технологий с 3D-принтером, но ныне это лишь исследовательская сфера, и от обычных методов никто никуда не уйдет. Да и 3D-печать больших масштабируемых объектов не окупится еще довольно долго.

Российский народ — главное богатство

— В послании серьезный блок посвящен социальному развитию. Мы постепенно все-таки движемся к социальному государству, о чем сказано в нашей Конституции, но чего пока нет?

— Вообще послание отталкивается от проблем человека. Человек, российский народ — это самое главное наше богатство, а не нефть и газ. И именно текущее состояние народа, перспективы улучшения жизни, условий жизни, объемов заработной платы, состояния людей, продолжительность жизни — ключевые факторы.

Логика послания выстроена таким образом, что человек, народ — это определяющее звено нашего государства, поэтому он должен своевременно получать качественное образование, иметь возможность давать образование детям, не болеть. А чтобы не болеть, вовремя проходить диагностику и вести здоровый образ жизни. В экологической комфортной среде. Чистая вода, воздух, комфортные условия проживания, своевременная и качественная медицинская помощь — все эти составляющие обязательно должны присутствовать.

Государство поставило перед собой эти задачи раньше, но они решались не в том темпе, в котором необходимо. А сейчас откладывать их решение более невозможно. Уже и отступать некуда, как сказал президент, сформулировал как раз в нынешнем послании.

— Собственно, поэтому речь и идет о ВВП на душу населения. Не только о ВВП, а о том, как сказывается этот ВВП.

— Вот именно. Есть простая математическая закономерность: если население увеличивается, а экономика растет меньшими темпами, ВВП на душу населения уменьшается, а не увеличивается.

Можно и нужно говорить о том, что демографическая ситуация, ситуация со здоровьем нации довольно проблемная. Население уменьшается за счет естественных процессов: уменьшения рождаемости и достаточно ранней смертности и за счет иммиграционных процессов.

Поэтому поставлена задача борьбы за продолжительность жизни населения, за увеличение комфортной продолжительности жизни. Задача весьма амбициозная: не просто уменьшение, сокращение иммиграционных процессов, а именно привлечение сюда трудовых ресурсов, причем качественных — молодых, здоровых. Они бы адекватно вписались в экономику и давали тот самый ВВП, которого мы ожидаем достигнуть при реализации задач, поставленных в послании.

«Цифра» — это будущее

— Какую роль будут и должны играть цифровые изменения?

— Цифровизация — процесс бесповоротный и невозвратный, поэтому хотим мы или не хотим, но весь мир переходит на «цифру».

Мы стартовали с опозданием, хотя, имея значительные и научный, и технический, и технологический заделы, в состоянии если не идти в ногу со всем миром в этом вопросе, то, во всяком случае, не отставать сильно. «Цифра» предусматривает перевод всех обыденных, может быть, даже привычных для населения страны, для работников организаций, для чиновников процедур в электронный вид.

Простая логика подсказывает, что сокращение бумагооборота приводит к экономии времени. А экономия времени позволяет либо высвободить лишние трудовые ресурсы на этом поприще, либо переориентировать эти высвободившиеся ресурсы на решение других задач.

Поэтому мы в принципе в силах увеличить производительность труда: образуются ресурсы, которые высвобождаются за счет цифровизации. Значит, их можно применять на других направлениях, которые на сегодняшний день или не полностью этими ресурсами обеспечены, или вообще не закрыты. «Цифра» — это будущее. Я могу привести пример из строительства.

— Из проектирования?

— Да. В проектировании поставлена задача перейти на «цифру». Это подразумевает правильное понимание того, как создать объект, правильное определение его места и нормативной базы, обоснование инвестиций.

Хватит тыкать пальцем в небо: когда мы хотим определить параметры той или иной государственной программы капитальных вложений, параметры отдельных объектов, входящих в эту программу, когда нужно посчитать экономику, выбрать технологические решения, определиться со сроками реализации, можно опираться на цифровой фундамент. Раньше существовало такое понятие — технико-экономическое обоснование. Сейчас это называется «обоснование инвестиций» — оно немыслимо без «цифры».

Кроме того, цифровые возможности помогут внедрить планирование и проектирование полного жизненного цикла объектов. Что такое полный жизненный цикл? Это путь от точки определения параметра какой-либо программы в ее техническом и экономическом воплощении до разработки, согласования и утверждения, реализации проекта, сдачи готового объекта в эксплуатацию. Включающий период эксплуатации объекта и период вывода объекта из эксплуатации вплоть до его ликвидации, до сноса.

На сегодняшний день нормативной и методической документацией мы хорошо охватили этап от старта строительства до ввода в эксплуатацию. А вот эксплуатационный цикл «остался в СССР». И это проблема, потому что теперь мы в целом находимся на другом витке технологического развития.

И еще один элемент цикла — вывод из эксплуатации, который вообще никогда не анализировался. Хотя это необходимо: когда нужно завершить эксплуатацию здания, снести его, вывезти обломки и подготовить земельный участок для дальнейшего использования. Никто и никогда это не планировал и не анализировал. Сейчас такая задача стоит.

Есть платформы, которые позволяют с помощью 3D-визуализации, с разбивкой на составляющие компоненты, ресурсы, блоки, элементы, просчитать весь жизненный цикл. Таким образом, строительная индустрия готова себе позволить использование цифровых технологий уже сегодня. Для этого следует в готовые платформы заложить данные, использовать программное обеспечение, позволяющее применять нашу методологическую базу стоимости строительных ресурсов.

Я думаю, что циклы развития промышленного производства, циклы развития сельского хозяйства и циклы развития дорожной отрасли, инфраструктурных проектов тоже могут быть просчитаны с помощью цифровых методов. И эти цифровые данные будут храниться в облаке, позволяя контролировать и корректировать реализацию проектов.

— То есть важна цифровизация прежде всего в реальном секторе производства — в строительстве, в промышленности?

— Да. И основная задача на текущий момент как раз эту «цифру» привязать к реальному сектору. Я думаю, что, для того чтобы не наделать, как всегда, детских ошибок и не наступать на грабли.

В каждой структуре, в каждой сфере деятельности такие пилотные проекты должны быть приняты, я думаю, что они государством должны быть поддержаны, может быть, даже на уровне ГЧП быть реализованы. Уверен, что шестилетки за глаза хватит по каждому проекту на всех этапах жизненного цикла его посмотреть и оценить.

Местное самоуправление начинается с управленцев

— Президент сказал о том, что нужно укреплять институты демократии, развивать местное самоуправление, совершенствовать судебную систему. Насколько эти политические трансформации важны для реализации тех задач, которые были обозначены в послании?

— Глава государства исходит из того, что главными являются человек, общество, население страны, которые каждый день сталкиваются со своими проблемами. Мы создали трехуровневую модель власти: федеральный, региональный и местный уровни.

Местная власть наиболее близка к человеку, поэтому нам следует ее развивать для целей и задач улучшения жизни людей. Я думаю, что здесь задача поставлена в виде развития этого института. Нужно проводить пусконаладку этой системы власти. Поскольку законодательство было принято в 1990-е и начале 2000-х годов. Мы прекрасно знаем, как это законодательство реализовывалось при недостатке ресурсов.

Местное самоуправление — модель понятная, в мире апробированная. Однако необходимы прозрачные источники финансирования, профессиональные кадры.

Пока этого нет. Поэтому следует с большой осторожностью передавать полномочия. И осторожно передавать доходы, так как их может не остаться для более высоких уровней власти для решения социальных проблем.

Чтобы создать грамотное местное самоуправление, наверное, следовало несколько лет воспитывать местных чиновников, но их профессионально никто не готовил. Они учились сами методом проб и ошибок. Это, как правило, врачи, учителя. Они не знают материального производства.

Им нужно повариться в экономической проблематике, чтобы стать по-настоящему профессиональными специалистами.

Между мегаполисами и экосредой

— На медиафоруме региональных и местных СМИ под эгидой ОНФ было заявлено об акценте на развитии мегаполисов. Как вы к этому относитесь?

— Мегаполисы — палка о двух концах. В любом подходе есть плюсы и минусы.

Мегаполисы очень важны. В одном месте сосредоточено все: кадровые, финансовые ресурсы, инфраструктура, удобная или которая может быть усовершенствована под эти задачи, потому что сюда не надо вести газ, не надо подводить воду в том объеме, в котором она должна быть, она уже сложилась годами.

Мегаполисы не рождались на пустом месте. Они рождались либо за счет увеличения какого-то среднего поселения до бóльших размеров, либо за счет объединения, слияния имеющихся соседних поселений. В мегаполисах задачи решаются проще.

И управление мегаполисом, я считаю, тоже проще, чем большой территорией, такой как Красноярский край.

— Или Якутия.

— Где еще меньше население.

Необходима какая-то золотая середина. Стандарты высотного строительства для жилья, наверное, были хороши для периода индустриализации. Сейчас мы ставим экологические задачи, задачи повышения качества жизни. Для этого нужно малоэтажное жилье в естественной природной среде.

К тому же любой мегаполис как спрут вытягивает из прилегающих территорий ресурсы, «выплевывая» на них отходы. Мы все знаем проблему с мусорными полигонами, свалками, то есть продуктами жизнедеятельности мегаполиса, которые увеличиваются на миллионы тонн в сутки, и их надо где-то размещать.

Кроме того, с точки зрения экологических нормативов жизнь в мегаполисе не выдерживает никаких требований. Комфортность ведения бизнеса в мегаполисе — да, комфортность жизни — нет. С точки зрения экологичных норм жизни, удобства, комфорта проживания, наверное, для нас, как и для всех людей, видится какая-то русская равнина, деревня, малоэтажка, дубрава, роща, речка.

А ведь есть малые, есть исторические города, которые на себе не просто несут нагрузку нашей истории и культуры, а являются, как, например, города Золотого кольца, визитной карточкой для многих иностранных туристов. Их следует не только поддерживать на должном уровне, но и развивать, чтобы не потерять идентичность именно этих городов.

Развивать и поддерживать их необходимо в понимании и в исторической привязке к их прошлому и видеть их настоящее, чтобы они сохранялись и в этой ипостаси и были удобны для ведения бизнеса, удобны для проживания. Здесь задачи более сложные, чем в мегаполисе.

Не надо ставить цель переселить все население в Москву и Московскую область или в Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск, Краснодар… Ну получим несколько глобальных мегаполисов, где будет удобно вести бизнес, где будут крутиться все финансы. Однако зачем нам тогда такая большая территория? Мы начнем ее осваивать вахтовым способом?

Решить пенсионную проблему

— Президент довольно много говорил о демографической проблеме, причем не только о повышении рождаемости, но и увеличении продолжительности жизни. Правда, при этом не упомянул о пенсионной проблеме.

— Это одна из лакун в послании. Будет ли повышаться пенсионный возраст, ставятся ли перед правительством задачи более широкого использования в экономике активного работающего населения старшего возраста, будут ли существовать правительственные программы привлечения экономически активного населения, достигнувшего пенсионного возраста, к решению либо имеющихся у государства задач, либо внедрения их в решение новых задач, возникающих перед страной.

Мы ставим перед собой задачу сделать комфортную жизнь людям на склоне лет. А может быть, они хотят трудиться? Считаю, что и перед работодателями, и перед государством надо поставить задачи правильного использования их потенциала в экономике.

Я думаю, следует по линии ведомств нового правительства, которые ответственны за социальную политику и работу с пенсионерами, обозначить задачу формирования программ привлечения людей старшего возраста к активной экономической деятельности. Это создаст для них возможности активного долголетия.

Баланс отраслевого и проектного управления

— Насколько известно, планируется реформа работы правительства. Уже сейчас есть некоторые сигналы о том, что будет происходить: широкое применение проектного подхода…

— На мой взгляд, оптимально сочетание отраслевого и проектного подходов к управлению. Исходя из задач, которые мы видим в послании президента, предполагается, что возникнет проектная структура. За эти проекты будут отвечать вице-премьеры, а практическую реализацию обеспечивать федеральные агентства или бюджетные учреждения.

Хотя при этом есть задачи отраслевые. Например, здравоохранение, которое не сводится только к проектам в этой сфере. Нельзя развивать приоритетный проект — борьбу с онкологическими болезнями в ущерб сердечно-сосудистым, почечным…

— И в ущерб профилактике.

— Да, профилактике, диагностике. Типа «мы здесь достигли больших успехов и должны, наверное, перенести сейчас все усилия — и кадровые ресурсы, и финансовые — на работу исключительно с онкологией». Это неправильно — должно быть отраслевое ведомство.

— Так же, как и в оборонной сфере.

— Совершенно верно. Трудно обеспечивать национальную оборону с помощью проектного офиса.

Профильные, привычные нам министерства и ведомства — они в основном должны сосредоточить на себе создание правил игры, то есть тех подзаконных актов, на основании которых будут реализовываться задачи, поставленные президентом. А вот за реализацию задач, я считаю, должны отвечать проектные офисы с соответствующими полномочиями.

— Достаточно широкими.

— Да. С возможностью выдвинуть законодательную инициативу, с возможностью выступить с инициативой принятия подзаконного акта на уровне постановления Правительства России, с инициативой не просто участвовать в формировании, но и формировать и вести бюджетную роспись по реализации этого проекта и, естественно, привлечения исполнителей.

Вопросы к правительству

— Вы сказали о том, что в послании лакуна по пенсионной теме. Какие еще есть лакуны?

— На мой взгляд, не слишком четко определен круг финансовых источников для достижения цифр, обозначенных в послании. Говорится о перенастройке системы налогообложения. Однако в чем заключается эта перенастройка, непонятно.

Кроме того, неясно, как будет сочетаться заявление об отказе от увеличения налогового бремени для малого и среднего бизнеса и поиск финансирования для решения бюджетных задач.

Есть и проблемы перевода имущественных налогов населения на более щадящие ставки и финансирования дорожного строительства, которое производится за счет транспортного налога.

Упоминалось о повышении доступности финансовых ресурсов для бизнеса. Хотя при этом банки тоже бизнес, они не станут работать себе в убыток.

Нет четкости в модели развития жилищного строительства. Сегодня происходит переориентация с 214-го федерального закона на проектное финансирование в жилищном строительстве, на банки. Строители говорят: «Мы через год-два попадем в полную зависимость от банков, они войдут к нам в акционеры».

— Однако банки — не строительные организации.

— Вот именно. Каждый должен заниматься своим делом.

Мне кажется, нам не следует перегибать палку, загоняя строителей в кабалу финансовых организаций.

Другая проблема — акцент на ипотечном финансировании жилищного строительства. Ипотека — хорошая вещь, но это не панацея. Наверное, государству нужно всетаки активнее нажимать на застройщиков и на банки для их кредитования.

Есть красивая программа, которая реализуется в Москве, — программа реновации. На мой взгляд, ее необходимо, апробировав в Москве, тиражировать в других регионах — с государственной поддержкой.

Кроме того, пока не решен вопрос с ветхим и аварийным жильем. Задача в послании поставлена, но без цифр. Не затронута тема развития арендного жилья.

Считаю, Минстрой в своей части подготовки послания недодумал, недоработал, не довел идеи до конца. Это следует сделать в работе правительства.


ГОРЯЧЕВ Игорь Евгеньевич родился 21 марта 1966 года. После окончания в 1983 году Московского суворовского училища поступил в Рижское высшее военное авиационное инженерное училище. В 1985–1986 годах служил в Вооруженных силах. В 1992 году с отличием окончил Московский институт коммунального хозяйства и строительства по специальности «Промышленное и гражданское строительство».

 В 1999 году в Московском городском институте мэрии Москвы прошел переподготовку по программе «Государственное и муниципальное управление городом — субъектом Федерации». В 2008 году защитил в Санкт-Петербургском университете государственной противопожарной службы МЧС России диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук. Начинал в строительстве рабочим. За несколько лет прошел путь до производителя работ специализированного управления.

В 1993–2000 годах трудился в службах заказчика Мосбизнесбанка и Банка Москвы в качестве специалиста, ведущего специалиста, заместителя директора управления.

В 2000–2001 годах — заместитель директора проектно-строительной фирмы НОРД. С июля 2001 года — директор ГУ (позднее ГАУ) Московской области «Мособлгосэкспертиза».

С 2013 года — президент Ассоциации экспертиз строительных проектов.

Заслуженный строитель Московской области, строительный эксперт России. Имеет награды субъектов Федерации, ведомственные и общественные награды. Президент Всероссийской федерации эстетической гимнастики.

Женат, двое взрослых детей.