Олег ЛЕБЕДЕВ: главные условия для самостоятельного экономического развития нашей страны — поддержка малого бизнеса и среднего класса

БОСС-профессия | Босс номера
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото| Олег ЯКОВЛЕВ

Генеральный директор компании «МРТЗ-Телеком» Олег Лебедев имеет успешный опыт создания и развития телекоммуникационного предприятия, работающего в оборонном комплексе. У него за спиной опыт работы по внедрению новейших информационных технологий в ВВС МО СССР в период противостояния Советского Союза и Запада, в машиностроительной отрасли и в телекоммуникационном бизнесе в современных условиях.

Мы беседуем с ним о том, как развивать экономику страны в условиях санкций, которые на Россию наложили ведущие мировые государства.

Плата за независимость

— Олег Анатольевич, сегодня российским предприятиям приходится работать в новой ситуации — ситуации практически второй холодной войны…

— Ситуация не такая уж и новая. Нашу страну периодически ставят в такие условия. Вернее, ставят в такие ситуации, поскольку окружающий нас мир всегда достаточно враждебно относился к нашему государству. И к царской России, и к Советскому Союзу, а теперь к Российской Федерации.

Как только мы — как страна, как государство — становимся сильными, нашим соседям это не по нраву. Им любые сильные соперники не по нраву, но Россия, имеющая богатый опыт созидания, восстановления своего потенциала, раздражает особенно. Раздражает своей способностью возрождаться, как Феникс из пепла.

Стоило нам лишь выйти из той кабалы, в которую мы попали в 1990–2000-х, с колен подняться, встать на ноги…

— …и стать независимыми.

— С языка сняли. Да, как только мы стали независимыми не просто во внутриполитической жизни, но и во внешней политике, это тут же вызвало острое желание «поставить нас на место».

На Россию сразу ополчился весь западный мир и ведущие мировые державы, поскольку нас в 1990-е годы практически списали как самостоятельную державу, как самостоятельную страну со своими интересами. В современном мире нужно быть либо вассалом, либо лидером. Другого, к сожалению, не дано.

Но, слава Богу, еще никому не удавалось поставить нашу страну на колени. Хотя последние попытки почти завершились успехом. Нас в 1990-е годы фактически подвели к бездне, к краю, за которым говорить о самостоятельности страны не приходится.

Думается, нет другой такой страны в мире, которая столько раз возрождалась из руин и хаоса. Нас потрясали и внешние войны, и внутренние революционные события. Ни одно поколение, начиная с эпох Ивана Калиты, Ивана Грозного, Петра I, советских времен, не жило в абсолютном мире и согласии.

И в основном это связано с внешней агрессией. В итоге мы всегда могли преодолевать все эти трудности. Здесь, я считаю, главная движущая сила — это люди, кадры, которые в нашей стране воспитывались на духовности, патриотизме и профессионализме. А если думать о том, как справиться с изоляцией, добиться необходимости опираться на собственные силы, надо, наверное, проанализировать в первую очередь нашу историю, многострадальную, с одной стороны, но, с другой стороны, связанную с огромным созидательным опытом.

И в этот раз наша многонациональная страна нашла в себе силы осознать то, что происходит, и не поддаться уговорам, каким-то сладким посылам, которые звучали со стороны наших якобы партнеров. Мы нашли в себе мужество, смелость сделать правильные оценки, расставить правильные приоритеты и подумать о себе как о самостоятельном государстве. Понять, что либо нами будут управлять извне, и Россия перестанет существовать, либо мы все-таки будем сами определять свою судьбу без оглядки на Вашингтон и Берлин — останемся великой державой, великой Россией!

В новых исторических и экономических условиях требуется выделить ключевые аспекты, важнейшие в социально-экономической сфере. Это прежде всего поиск внутренних ресурсов для социально-экономического развития и формулирование целей для стратегического развития. На мой взгляд, такой целью должно стать повышение качества жизни.

Думаю, что в условиях изоляции, в первую очередь изоляции со стороны Запада, нужно ориентироваться на собственные производственные ресурсы, планомерно восстанавливать собственные производственные возможности и в промышленности, и в сельском хозяйстве. Мы умеем это делать, как никто другой, мы уже это делали в своей истории ранее и в весьма сжатые сроки. Новая ситуация только подтверждает правильность такого подхода.

Следует понимать, что за нас никто ничего не сделает. Лозунг «заграница нам поможет» никогда не работал и не сработает сейчас. Конечно, надо налаживать отношения со странами Востока — Китаем, Индией, арабскими государствами, однако необходимо отдавать себе отчет: их финансовая и экономическая поддержка будет далеко не бесплатной.

— Бесплатный сыр бывает в мышеловке.

— Вот именно. Всегда за любые «блага» и уступки приходится платить.

Потому нужно рассчитывать на свои силы. Важно осознать всем обществом, что, кроме нас, Россию никто не поднимет. И развивать собственное производство надо не завтра, а сегодня. При этом ориентироваться, конечно, не только на внутренний рынок, но и на глобальную конкурентоспособность. Примеры такого рода демонстрирует Китай: развитие широкого круга отраслей с целью реализации их продукции как на внутреннем, так и на международном рынке.

Предстоит разработать программу развития страны с опорой на внутренние силы, учитывая позитивный опыт создания и выполнения таких программ развития страны в советские времена.

— В советской плановой экономике?

— Да. Подходы в планировании остаются теми же: определение целей как стратегических, так и тактических, определение необходимых ресурсов и разработка дорожной карты по достижению поставленных целей и конкретных результатов. По сравнению с плановой экономикой изменились инструменты реализации таких целей. Однако суть осталась прежней.

Нужно разработать такую программу и начать ее реализовывать по принципу: сделал шаг — оцени. Чтобы, если произошла ошибка, определить ее причины, устранить их или откорректировать свои действия по достижению поставленной цели.

Секторы экономического приоритетного развития

— На какие секторы, с вашей точки зрения, следует сделать акцент?

— Я не экономист — я практик, и для меня очевидно: мы сегодня должны заниматься развитием различных производственных секторов — от космической промышленности до сельского хозяйства.

Понятно, что не рационально стараться производить в стране все, что есть на свете. При этом по очень многим направлениям нам надо восстановить и развивать свой потенциал, тем более что для этого имеются возможности в смысле интеллектуального, технологического и кадрового потенциала. В России есть необходимые знания и люди, способные сделать страну лидером экономического развития.

Если говорить о секторах, это и высокотехнологичная промышленность, и базовое машиностроение, и строительство инфраструктуры, и энергетика, и развитие аграрного сектора.

— Стране требуется новая индустриализация плюс развитие интенсивного сельского хозяйства?

— Да. После развала и промышленности, и сельского хозяйства в 1990-е годы это насущная необходимость. Однако провести ее теми же темпами и с тем же результатом, что в 1930–1950-е годы, вряд ли будет возможно.

Нельзя недооценивать потенциал сельского хозяйства. Россия до революции была аграрной страной и кормила весь мир, процветая при этом. Царский рубль стоил дороже доллара — он являлся мировой валютой. Позднее из аграрной страны мы трансформировались в ведущую индустриальную державу и впоследствии утратили свой аграрный потенциал. Этот дисбаланс важно ликвидировать, тем более что у нас колоссальные земельные ресурсы.

— Моделью для их использования будет программа дальневосточного гектара?

— Очень правильное начинание. Но тут зададимся вопросом: много ли тех, кто готов себе позволить освоить этот гектар? Надо создать условия, чтобы люди могли привлекать сельхозтехнику, получали льготные кредиты и другие требующиеся ресурсы.

При этом акцент должен делаться на людях, которые уже показали себя в предпринимательстве. Дать землю разгильдяю или спекулянту — какой в этом смысл? Необходимо давать тем, кто хочет и может работать, и лучше на конкурсной основе.

Вероятно, мы за наш короткий век не решим всех проблем. Хотя наших детей, которых мы сейчас воспитываем, — надо ориентировать на то, что если не мы, то кто? Это наша жизнь, наши задачи, и нам их решать.

Социальное измерение экономики

— В экономическом развитии важно не упускать социальные, духовные процессы?

— Совершенно верно. 1990-е годы ориентировали нас на отрицательные примеры, из которых следует извлекать уроки: сломали все ценности, практически убрали систему социальной поддержки. Сломали систему образования, которая считалась лучшей в мире, а взамен ничего не дали.

Однако пустоты не бывает — она должна чем-то заполняться, и, когда нам начали навязывать совершенно не присущие, не приемлемые для нашей страны, для нашего народа ценности, начиная с чисто потребительского отношения к жизни…

— И к людям.

— Да, и к людям в том числе. Ведь это подорвало нашу национальную идентичность, национальное самосознание и потребность в созидательной деятельности для развития страны. Это тут же отразилось на всех факторах экономической и политической жизни.

У подрастающего поколения отобрали возможность на кого-то равняться, выбрать себе какого-то наставника или лидера, которому хотелось бы подражать и достигать таких же результатов в работе. Все это ушло, а взамен ничего не предложили.

— Нет героев?

— Герои есть. Но мы не видим их ни по телевидению, ни в средствах массовой информации.

Рассказывать о героях нужно уже с детсадовского возраста, чтобы это впитывалось и чтобы с детского возраста не было сомнений, что они живут не в какой-то отсталой стране, а в стране великой, стране с большими мировыми достижениями и с прекрасной перспективой в будущем. Есть какие-то внешние факторы, которые прельщают наших людей за рубежом. Им кажется, что там жизнь лучше и «вкуснее». А ведь там все то же самое: и свои сложности, и свои проблемы, как в экономике, так и в социальной сфере.

Однако они не готовы это даже осознать. Им надо помочь, надо сформировать патриотическое отношение и любовь к Родине. Причем на конкретных примерах.

Если мы сейчас посмотрим на средства массовой информации, к сожалению, мы увидим мало материалов, которые посвящены нашим достижениям в масштабе всей страны.

А их немало. К примеру, Крымский мост — уникальный проект! Хотя что об этом знают наши сограждане?

— Что его строят Ротенберги.

— Вот именно. Знают, что строят на деньги Ротенбергов, знают, сколько стоит. При этом строит-то большая команда высококлассных специалистов, начиная от проектировщиков и заканчивая эксплуатанционщиками. Но известны ли их имена? Известно ли, что этот проект дает стране? Какое значение он имеет в технологическом развитии? Какое стратегическое значение он имеет в развитии страны и международных масштабах? Что это уникальное инженерное решение, его строит уникальная команда специалистов и такие проекты по плечу лишь сильным государствам? А необходимость в таком мосте имелась еще при царе-батюшке.

— Причем мост строится в условиях санкций.

— Совершенно верно. И строится в кратчайшие сроки и с высоким качеством.

И это только один пример. Мы реализовали и реализуем масштабнейшие проекты.

— Скажем, космодром Восточный.

— Да, это абсолютно новый и самый современный космодром. Далее. Мы разработали новые технологии по освоению наших богатств: научились бурить такие скважины, которых в мире никто не бурит. Однако кто об этом знает, кроме узкого круга посвященных?

Мы строим крупные транспортные хабы в Заполярье. Мы полностью очистили нашу Арктику от отходов. Много ли об этом известно? А ведь мы — единственная страна, которая на сегодняшний день убирает за собой мусор в Арктике. Этим тоже можно и нужно гордиться!

Хотя СМИ об этом практически не говорят. Поэтому надо воспитывать веру в будущее и веру в свои силы. Это должна быть пропаганда, нацеленная на формирование чувства гордости за страну, пропаганда широкомасштабная, начиная со средств массовой информации, включая интернет.

Следует приводить, опять-таки, положительные примеры, чтобы мы поверили: да, это у нас получится, и наши планы реализуются. И на этом воспитывать подрастающее поколение — с детского сада и школьной скамьи. Молодежь должна понимать, куда страна идет в своем развитии, к чему стремится.

И на этом позитивном фоне они бы наверняка себя быстрее нашли и реализовали бы свои возможности и потребности.

Цель — качество жизни

— Вы назвали стратегической целью качество жизни…

— Разумеется, качество жизни — субъективный параметр. Однако можно вычленить и объективные параметры.

Первый — современное здравоохранение. Согласитесь, если наша нация здорова, это уже половина решения задачи качества жизни.

Второе — доступное и комфортное жилье.

Третье — качественное образование.

И четвертое — стабильность экономического развития, стабильный рост и развитие страны в целом. Потому что неустойчивость экономики не дает уверенно смотреть в будущее.

Российское общество устало от нестабильности нашей экономики. Мы все зависим от внешних условий, все страны мира зависят друг от друга. Поэтому любые колебания теперь — экономические, политические — носят характер международного масштаба, особенно в финансовой сфере…

— …и это сказывается на всех.

— Совершенно верно. Поэтому насколько мы в своем развитии будем стабильны, устойчивы, чтобы как минимум противостоять внешним воздействиям, и насколько мы сможем спрогнозировать такие негативные явления и заложить необходимые резервы и решения, весьма важно для социальной сферы.

Требуется средний класс

— Какие стратегические изменения нужны в социальной политике?

— У нас произошел мощнейший социальный разрыв между богатыми и бедными. Это последствия революционных изменений 1990-х, и с этим, наверное, бороться непродуктивно. Мы все-таки строим наше общество и экономику на капиталистических основах.

При этом мировой опыт показывает: чтобы страна процветала, требуется мощнейшая прослойка, а это средний класс. Я думаю, что в первую очередь для решения тех задач, которые мы перед собой ставим, необходимое условие — формирование высокой доли среднего класса.

— Которого у нас почти нет.

— Почти нет. Так как средний класс — это массовое развитие среднего и малого бизнеса.

Достаточно факторов, противостоящих развитию и становлению среднего класса на сегодняшний день. Они на слуху, они известны: это прежде всего недостаточная государственная поддержка и акцент на крупный бизнес.

Сказать, что поддержки вообще нет, было бы неправильно.

— Хотя она недостаточна.

— Абсолютно недостаточна. Здесь требуются специальные государственные инструменты поддержки, соответствующие нашим реалиям.

Надо сосредоточить и научные, и экономические кадры, чтобы создать необходимые условия, позволяющие нам в короткие или кратчайшие сроки дать людям шанс проявить на практике предпринимательскую инициативу. У нас же инициативных предпринимателей достаточно, и следует лишь предоставить условия и возможность зарабатывать деньги, работать на себя. Причем работать в белую — к этому стремятся многие.

Массовое развитие малого бизнеса создаст рабочие места, увеличит доходы населения, принесет прибыль в бюджеты всех уровней.

В числе основных инструментов государства по поддержке среднего и малого бизнеса можно выделить следующие.

Во-первых, инструменты бюджетной политики: предоставление различного рода дотаций и кредитов из средств государственного бюджета, осуществление государственной инвестиционной политики в отдельных направлениях экономики с целью поддержки среднего и малого бизнеса и т.д.

Во-вторых, инструменты налоговой политики: введение различного режима налогообложения в зависимости от вида деятельности, предоставление льгот по налогообложению в приоритетных направлениях, ускоренный порядок амортизации и т.п.

Средний и малый бизнес, или средний класс, в других государствах, особенно развивающихся, поддерживается — вплоть до наукоемких производств. Есть соответствующий опыт во многих странах.

— Китайский, индийский опыт.

— Моделей поддержки немало: индийская, китайская, австралийская, европейская, конечно. При этом надо учитывать, что Европа развивала малый бизнес эволюционно. У нас нет возможности ждать десятилетия.

Нам предстоит выработать свою модель поддержки и участия государства, которая позволит достаточно быстро развить массовый малый бизнес и средний класс. Нужны решения если не революционные, то высокой интенсивности.

На мой взгляд, малый бизнес и средний класс, который порождают небольшие предприятия, — основа основ для нашего развития.

Высший класс уже сформирован — его труднее переориентировать или переделать.

— Ему уже ничего не надо.

— Насчет того, что ничего не надо, не согласен. Хотя, как только возникают те или иные катаклизмы, он выводит средства. Ему есть что терять. Он научился решать такие проблемы, и у него имеются на это собственные ресурсы.

Однако с развитием экономических, технологических, финансовых институтов он начнет быстрее переориентироваться, держа нос по ветру.

Нужны профессионалы

— Каков ваш взгляд на проблему обновления в работе ведомств социально-экономического блока?

— Чтобы ответить на любой вопрос, касающийся структур в масштабах нашей страны, в первую очередь необходимо владеть информацией на соответствующем уровне. Я от этой информации далек, тем более от конкретной информации, касающейся вклада конкретных ведомств и конкретных лиц.

— Да, но мы видим результат работы.

— Мы действительно видим, что либо идем не туда и следует менять направление, либо предпринимаем неверные шаги.

Возьмем борьбу с коррупцией. Мы наблюдаем, что есть болезненные точки. Значит, требуется диагностика. Без диагностики сложно лечить болезнь, в том числе общественную. Надо лечить и общество, и конкретных людей.

Я бы переформулировал ваш вопрос: какие требования нужно предъявить к тем первым лицам, к тем руководителям, которые должны на сегодняшний день возглавить ведомства социально-экономического блока, ныне находящиеся у нас либо в критическом состоянии, либо подвергающиеся общественной критике?

Убежден, что необходимо менять подход при назначении руководителей ведомств. Тот, кому предстоит возглавить какое-то отдельное направление, должен быть профессионалом по базовому образованию. Я часто сталкиваюсь с тем, что бизнесом руководит, допустим, финансист. Он умеет управлять финансовыми потоками, но не готов организовать выполнение производственной задачи, он не в силах организовать само производство.

— Да, потому что в «материале» и технологиях не разбирается, не имеет профзнаний.

— Он вообще не понимает порой, о чем речь. Да, он может обеспечить финансовые процессы, в том числе кредитование и исполнение финансовых планов. При этом он не чувствует и не знает тонкостей именно производственного процесса и где какими моментами надо управлять…

За последние 10–15 лет к управлению очень сложными хозяйствами пришли экономисты, финансисты. Они, наверное, были востребованы в переходный период. Я согласен: когда мы меняли экономическую базу, нам предстояло от государственного управления, от государственной собственности переходить к частной, к акционированию и т.д. Да, это сфера деятельности как раз экономистов, чтобы просчитать маржинальность, доходность в условиях отсутствия необходимых знаний, свободных капиталов и средств.

Это был их период, их время. Хотя тенденции остались. Сейчас немало финансистов и экономистов руководит сложными производственными, судьбоносными проектами, такими как НПО, заводы и целые масштабные проекты, которые должны возглавлять опытные инженеры-хозяйственники.

Я вспоминаю наше поколение. Из нас готовили инженеров. И при этом из нас готовили универсальных технических специалистов, способных осваивать и развивать разные области промышленности. Плюс нас учили быть управленцами-профессионалами в своей отрасли.

В постреформенные годы перестали делать ставку на инженеров. К тому же качество их подготовки сильно упало. Те техногенные катастрофы, которые у нас произошли, — это последствия отсутствия высококлассных профессионалов на значимых руководящих должностях.

Поэтому я во главу угла ставлю то, что кандидат на любую руководящую должность должен быть профессионалом в этой отрасли с базовым профильным высшим образованием. Он обязан разбираться если не до винтика, то хотя бы понимать и разговаривать на одном языке с теми людьми, которые ему формулируют проблемы или предлагают пути их решения, чтобы он понимал и суть проблемы, и суть решения на профессиональном уровне. Чем меньше мы здесь сделаем ошибок, тем качественнее выйдет результат.

Если рассуждать о масштабных проектах, о масштабных задачах, руководитель должен не просто быть профессионалом, но и обладать богатым управленческим опытом, и в первую очередь в своей области. И тут немаловажно иметь в своем багаже завершенные проекты.

Можно участвовать в процессе, а можно возглавить процесс и добиться конечного результата, неся при этом всю ответственность, чтобы потом сказать: «Да, проект завершен, результат достигнут. Это принято в эксплуатацию, и это работает». Лишь конечный положительный результат подтверждает квалификацию, умение добиваться цели, умение производить и созидать. При этом руководители обязательно должны быть инициативные — без инициативности трудно чего-то достичь.

— На то они и руководители.

— Когда ко мне подчиненные приходят с проблемами по работе, я всегда требую подготовить ответы на четыре вопроса: в чем суть проблемы? В чем ее причина? Каковы возможные решения? Что конкретно вы предлагаете? Хоть 10 вариантов решения — мы будем вместе выбирать необходимое и принимать окончательное решение.

Однако не всегда это получается. Я прекрасно понимаю, что у людей, бывает, не хватает ни жизненного, ни управленческого опыта, ни образования, чтобы прийти с вариантами решения. В этой ситуации важно взять инициативу на себя: принять решение с учетом уже своих знаний, своего опыта.

О каких критериях для руководителя еще следует сказать? Об умении работать с людьми, причем с большими массами, с коллективами. Здесь важно уметь проявлять лидерские качества, заражать немалое количество подчиненных своими идеями…

Во-первых, нужно сформировать коллектив единомышленников, а это тоже своего рода искусство. Любому руководителю требуются навыки, как привлечь людей на свою сторону, как рассказать и показать им перспективы, чтобы они поверили и в итоге пошли за тобой.

Во-вторых, надо держать слово: пообещал — делай. Люди не должны в процессе ни разочароваться, ни чувствовать себя обманутыми. Мы это проходили сто раз, и в итоге, как правило, из-за этого все дела и останавливались.

— Лидер должен уметь зажечь людей?

— Именно. Зажечь и повести за собой.

Хотя при этом достаточно четко отслеживать тот путь и те реперные точки, которые были намечены: либо «сверху» утверждены в виде директивных планов, либо определены тобой. Чтобы при необходимости корректировать как свои действия, так и действия подчиненных.

Очень важно, чтобы любой руководитель нес персональную ответственность за конечный результат. Вспоминается знаменитая интермедия Райкина: «Кто шил костюм?». Как в той интермедии, у нас часто пуговицы пришиваются намертво, а костюмчик-то не сидит.

Если мы говорим об управленческой ситуации на государственном уровне, одна из проблем — отсутствие четкого понимания, кто за что отвечает и какую ответственность несет. Есть некая коллективная ответственность, но нет четкой персональной ответственности за конечный результат.

Кроме того, управленец обязан быть в первую очередь патриотом своего дела, патриотом той страны, в которой и на которую он работает. Без патриотизма не бывает развития.


ЛЕБЕДЕВ Олег Анатольевич родился 1 июля 1955 года в семье потомственного военнослужащего. В 1972 году после окончания физико-математической школы поступил в Московский авиационный институт имени С. Орджоникидзе. В 1978 году после окончания МАИ по распределению был направлен на работу в Центральный НИИ «Комета» на должность инженера.

В августе 1979 года в добровольном порядке приказом министра обороны СССР был призван на действительную военную службу в Вооруженные силы СССР. За время службы в ВС СССР и РФ прошел путь от лейтенанта до полковника, занимая должности от инженера-математика-программиста до начальника отдела Центрального вычислительного центра ВВС.

После окончания службы в ВС РФ Лебедев О.А. продолжил свою трудовую деятельность в машиностроительной отрасли. С 2002 года по настоящее время трудовой путь Лебедева О.А. связан с АО «НПО „Московский радиотехнический завод“». В период работы в АО «НПО „МРТЗ“» Лебедев О.А. прошел путь от главного специалиста по информационным технологиям до заместителя генерального директора по информационным технологиям.

В период с 2002 по 2010 год, занимая должность заместителя генерального директора по информационным технологиям, обосновал необходимость замены существующей автоматизированной системы производства АСУП «Горизонт», разработанной в 1960-х годах, на современную систему автоматизации с применением новых информационных технологий. Лебедев О.А. разработал концепцию модернизации и развития слаботочных систем общества, которая легла в основу создания нового структурного подразделения — телекоммуникационной службы (ТКС) и разработки комплексного плана замены каналообразующей аппаратуры и построения структурированных кабельных сетей на основе оптоволоконных линий связи, который был успешно реализован.

Модернизация слаботочных систем общества дала возможность предоставлять весь спектр современных услуг связи не только в масштабах общества, но и для сторонних организаций на коммерческой основе.

В декабре 2010 года при поддержке руководства АО «НПО „МРТЗ“» было создано и зарегистрировано ООО «МРТЗ-Телеком» — дочернее предприятие АО «НПО „МРТЗ“», а Лебедев О.А. назначен генеральным директором общества.

Достижение высоких показателей в финансово-хозяйственной и экономической деятельности общества не раз отмечалось в номинациях Всероссийского и международного бизнес-рейтингов. ООО «МРТЗ-Телеком» — лауреат рейтинговой программы «Лидер России» Союза НБР с присуждением федерального сертификата в 2013, 2014 и 2015 годах, а также международного сертификата в 2016 году, лауреат Всероссийского бизнес-рейтинга в 2014 и 2016 годах с присуждением национального сертификата «Лидер отрасли», лауреат ежегодной национальной премии «Экономическая опора России–2014».

О.А. Лебедев за время службы в Вооруженных силах был награжден следующими наградами: медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, медалью «В память 850-летия Москвы», медалью «70 лет Вооруженных Сил СССР», двумя медалями «За отличие в воинской службе» I степени и двумя медалями «За отличие в воинской службе» II степени, медалью «За безупречную службу в Вооруженных Силах СССР» III степени, медалью «100 лет ВВС».

За свою профессиональную деятельность Олег Анатольевич удостоен общественных наград: ордена «Слава России», ордена Русской земли, ордена «Звезда Славы. Экономика России», почетного знака «За вклад в обеспечение экономической безопасности России», ордена «Гордость экономики», ордена Decus oeconomicae, ордена «Патриот России», ордена «Почетный гражданин России», медали ордена «За профессионализм и деловую репутацию» I степени, награжден дипломом лауреата главной общенациональной премии «Заслуженный предприниматель».

Женат, двое взрослых детей, трое внуков.