Готовясь к CRS

«БОСС» в помощь | Финансы
Текст | Дин ПОЛЛАК, финансовый директор компании Smartgen

В 2018 году Россия планирует присоединиться к системе автоматического обмена информацией о налогоплательщиках с другими странами. Единый стандарт отчетности и обмена информацией (CRS) предполагает, что финансовые институты предоставляют информацию о финансовых счетах налоговых резидентов других стран налоговому органу своей страны, а налоговые органы на двухсторонней основе обмениваются этой информацией.

Первый обмен информацией в рамках CRS состоялся в сентябре 2017 года между 60 странами, а с 2018 года к нему присоединится еще более 40 стран. Среди них и Россия, которая планирует с 2019 года начать обмен за 2018 год. Однако это произойдет только после принятия соответствующих поправок в законодательство. Тем не менее не приходится сомневаться в том, что начало автоматического обмена информацией с Россией лишь вопрос времени. Можно уже сейчас предположить, что процесс будет непростым как для банков, так и для их клиентов.

Автоматический обмен информацией по стандарту CRS в отличие от американского закона о налоговой отчетности по зарубежным счетам (FATCA) делает привязку не к гражданству лица, а к его налоговому резидентству. Таким образом, банки и другие финансовые организации производят свою проверку (комплаенс) с целью определения налогового резидентства клиента и затем дают рекомендации местной налоговой службе для выбора страны, в которую пойдет вся собранная информация.

Как происходило раньше? Возьмем для примера гражданина РФ, который пришел в банк на Кипре со своим российским паспортом, открыл там счет и, приняв пусть и незаконное решение скрывать этот счет от налоговых служб РФ, особенно и не переживал, что информация к ним попадет. Те, кто хотел спать еще спокойнее, покупали себе кипрское гражданство с пониманием, что к ним уже никак не придраться и их никто «не сдаст».

Теперь со вступлением в силу автоматического обмена информацией кипрский банк будет обязан передать всю финансовую информацию клиента в местную налоговую и затем в страну, чьим налоговым резидентом он признан. Таким образом, главная цель клиента, не желающего передачи информации в РФ, убедить банк, что он исключительно кипрский налоговый резидент. Естественно, одним кипрским паспортом уже не обойтись, и если клиент не предоставит все дополнительные доказательства банку, то информация пойдет в налоговую России.

Сейчас банки хотят как можно больше узнать про своих клиентов и их финансовые активы и получить максимальное количество документов, подтверждающих происхождение этих средств. При вступлении в силу CRS банк могут спросить: а как вы вообще приняли эти деньги? Тем более что прошло уже немало проверок, к которым привела FATCA. В результате удалось обнаружить незарегистрированные банковские активы американских граждан, а банкам, которые не смогли объяснить, как такие клиенты прошли комплаенс, выписали огромные штрафы. В других случаях банки, осознавшие, что их клиенты не совсем «чисты», делают все, чтобы клиент сам от них ушел. Тем самым банк стремится понизить свои риски при обмене информацией.

Спорная ситуация создается у людей с несколькими налоговыми резидентствами. К примеру, гражданин РФ, «откопав» свои еврейские корни, решил репатриироваться в Израиль. По закону, даже если он не находится более 183 дней в стране, но будет доказано, что центр его жизненных и экономических интересов в Израиле, он станет местным налоговым резидентом. Таким образом, у человека могут создаться два налоговых резидентства. Теперь предположим, что у того же гражданина счет на Кипре. Возникает вопрос: а куда пойдет эта информация? Все опять же зависит от банка: какое объяснение он примет, чьим налоговым резидентом признает клиента и, соответственно, решит, куда направится информация — в Россию, Израиль, а может быть, и в обе эти страны.

Что же предпринимают те, кто до сих пор скрывал свою финансовую информацию из опасения, что она попадет «не в те руки»?

Вариант первый: ничего не делают №1, руководствуясь аргументом: «Банкир мой лучший друг, он меня не сдаст».

В основном так поступают люди, которые на протяжении длительного времени находятся в одном зарубежном банке, уже наладили отличные отношения с личным банкиром и, возможно, даже с начальником банка. Эти банкиры утверждали, главным образом до вступления в силу CRS, что беспокоиться нет причины: мол, «мы тебя не сдадим, мы же друзья и все понимаем». Однако теперь у этих «друзей» появились немалые риски и осознание, что прикрывать просто по дружбе весьма невыгодно и лучше передать всю информацию в местную налоговую, а она уже пусть дальше передает в налоговые органы других стран. Дело в том, что по европейскому законодательству банкир, проводящий комплаенс-процедуры для своих клиентов, несет личную ответственность за полноту и правдивость информации. Можно ли рассчитывать на дружбу, если банкир знает, что за сокрытие информации ему грозит не просто увольнение с работы, но и личные штрафы? И даже если вам удалось внедрить в банк «своего» человека, который все для вас делал, то помните, что и это не вечно. Получается, что рассчитывать просто на «дружбу» не стоит и думать «авось прокатит» тоже рискованно.

Вариант второй: ничего не делают №2, руководствуясь аргументом: «Это же офшор, там не достанут».

Действительно, на протяжении многих лет офшорные страны оберегали своих «клиентов» и создавали для них удобные условия, главным образом налоговые. Было понятие, что таких «клиентов» нужно беречь и личную информацию не распространять, в том числе и в страны, где они считаются налоговыми резидентами. Офшорные налоговые привилегии до сих пор остаются привлекательными, хотя сохранение финансовой информации теперь под угрозой. На сегодняшний день среди стран, подписавших договор по автоматическому обмену информацией, немало офшоров, которые приняли решение, что им выгоднее сотрудничать, чем скрывать финансовую информацию, попадать под санкции и платить огромные штрафы.

Уже в 2017 году обмен информацией начался в таких странах, как Кипр, Британские Виргинские острова, Каймановы острова, Гибралтар, Гернси, Джерси и Сейшелы, а с 2018-го к ним присоединяются Швейцария, Белиз, Вануату, Гонконг, Монако, Панама, Антигуа и Барбуда. Полный список стран «готовых сотрудничать» не содержится в секрете — его можно найти на официальном сайте ОЭСР. Получается, что офшор теперь стал частично «оншором» и скрывать финансовую информацию в странах, подписавших договор по обмену информацией лишь потому, что они офшор, станет невозможно.

Вариант третий: скупают паспорта.

Недавно я побывал на одном московском форуме, связанном с офшорной индустрией. И знаете, у меня создалось ощущение, что я попал в магазин по продаже паспортов. В первый день форума на протяжении нескольких часов спикеры один за другим предлагали «купить» паспорта на любой вкус, в основном экзотических островов и европейских стран, через инвестиционные программы. И только один из этих «продавцов» добровольно признался, что все эти купленные паспорта не создают налоговое резидентство и не решают вопроса по обмену информацией. Получается, приобрести дополнительное гражданство несложно, здесь лишь вопрос цены, однако этого недостаточно, чтобы получить налоговое резидентство.

Есть мнение, что, получив дополнительное гражданство, можно решить этим немало проблем. Действительно, у дополнительного гражданства существует множество преимуществ, в которые не хотелось бы углубляться, но факт в том, что второй паспорт (а у некоторых и третий, и четвертый) не решает всех проблем и не дает ответы на все вопросы. Другими словами, не стоит полагаться на наличие дополнительного паспорта в решении вопроса автоматического обмена информацией, так как привязка CRS идет не к гражданству, а к налоговому резидентству.

Вариант четвертый: переводят активы в другую страну, мол, «давай туда, где не сдают».

Те, кто ознакомился с CRS и осознал риски, которые теперь появляются, понимают, что нельзя все оставлять как есть. Проверив список стран, в которых обмен стартует в 2017 году, некоторые начали переводить средства в другие юрисдикции. В определенных случаях движение активов было в страны, которые планировали начать обмен с 2018 года, например Монако. Все ради того, чтобы выиграть еще один год и разобраться, как будет происходить этот обмен, если вообще состоится. В других случаях перевод осуществлялся в страну, которая не присоединилась к договору, скорее всего, не слышала или не хотела про него слышать, и шанс, что она присоединится к автоматическому обмену информацией, пока невелик. Допустим, это Конго или географически более близкая Молдавия. Однако в каждом случае существует свой риск. Страны, которые сегодня не присоединились к обмену, могут сделать это завтра. Что же касается стран, которые не присоединятся, не факт, что хранить там активы безопасно, и не факт, что ими будет легко пользоваться.

Вариант пятый: добровольно сдаются, мол, «давайте сдаваться, пока амнистия».

Да, есть возможность добровольно сообщить о том, что скрывали, и за это не накажут. Только вопрос, что дальше. Риски последствий этой «капитуляции» не стоит совсем уж сбрасывать со счетов. Вариант шестой: создают новое налоговое резидентство. После изучения процесса CRS становится понятно, что главная тема для обмена — это налоговое резидентство. Как говорилось выше, чьим налоговым резидентом банк, а затем и местная налоговая признают клиента, туда и пойдет вся информация. Таким образом, те, кто мог, занялись созданием нового налогового статуса. Процесс это непростой. В отличие от «покупки паспорта» речь не только о создании, а еще и о сохранении нового статуса. В каждой стране могут быть разные требования для получения налогового статуса. Где-то, например в России, привязка идет к количеству дней, проведенных в стране. Если свыше 183 дней — вы налоговый резидент России.

В других странах, скажем, в Израиле, даже не находясь свыше 183 дней, но доказав, что ваш центр жизненных и экономических интересов там, вы можете быть признаны налоговым резидентом. С новым налоговым резидентством вместо или вдобавок к существующему у человека возникает потенциальная возможность контролировать, куда пойдет его финансовая информация. Хотя опять же все зависит от банка и налоговой той страны, где вы храните средства, их проверок наличия налогового резидентства и решения, налоговым резидентом какой страны, а может, и стран вас посчитают.