Андрей САРАМУД: самое главное для меня в работе — движение, развитие, рост

БОСС-профессия | Производственный бизнес
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Олег ЯКОВЛЕВ; фотоархив группы компаний «Амира»

Петербургская группа компаний «Амира» основана в 1991 году, она специализируется на проектировании, производстве и монтаже наружных систем освещения. Сегодня это одна из крупнейших российских компаний в области производства опор и мачт освещения, флагштоков, опор высоковольтных линий, опор сотовой связи, молниеотводов, осветительных приборов и других металлоконструкций.

Генеральный директор группы компаний «Амира» Андрей Сарамуд — топ-менеджер с большим управленческим опытом, накопленным в различных отраслях экономики. 12 лет назад он связал свою судьбу с «Амирой» и признается, что с каждым годом ему все интереснее работать в компании, так как масштаб задач на внутреннем и международном рынках все более и более значительный.

Андрей Индустриевич, какую долю рынка сегодня контролирует «Амира»?

— Контролировать рынок мы не можем, как бы нам этого ни хотелось. Рынок наружного освещения очень конкурентный, динамичный. Мы многого достигли в том, чтобы уверенно смотреть в будущее, но почивать на лаврах пока рано.

Наша текущая доля на рынке постоянно растет — особенно быстро с 2014 года.

— Импортозамещение?

— Совершенно верно. В своем сегменте рынка — поставке систем уличного и дорожного освещения — мы сегодня одни из лидеров в России. И не только в России.

Ниша «Амиры» — стальные опоры и мачты различного назначения. Это наш стратегический выбор. Абсолютно достоверной статистики по продажам нет, хотя, скорее всего, в таких системах нашей компании в России нет равных по объемам продаж. Да и по качеству. В этом сегменте рынка мы стабильно на первом-втором месте.

— Ваши основные заказчики — муниципалитеты и дорожники?

— И еще промышленные компании с большими производственными территориями, горнолыжные курорты, стадионы, парковые комплексы, автомобильные развязки и парковки. Там используются сверхвысокие сверхпрочные опоры, удобные в обслуживании, с мощными прожекторами, обеспечивающими большую дальность освещения.

— Осветительные приборы — светодиодные?

— В основном да: сейчас светодиодные приборы — стандарт. Однако, честно говоря, ориентация на светодиоды, которая проявилась еще несколько лет назад у государственных и муниципальных заказчиков, первоначально не была обоснована. Светодиодные светильники начали массово применяться до того, как технология была по-настоящему отработана, до того, как появилась надежная элементная база.

Опоры для нас в том числе и отдельное направление: мы выпускаем опоры не только для освещения, но и опоры ЛЭП, опоры сотовой связи, молниеотводы, флагштоки и другие.

Москва, Бульварное кольцо

— Опоры железобетонные, стальные или чугунные?

— Исключительно стальные. Мы гордимся тем, что «Амира» — пионер внедрения стальных опор. Железобетонные опоры — прошлый век. Чугунные используются для специальных архитектурных задач, задач оформления.

— А почему железобетонные — прошлый век?

— Они массово применялись в XX столетии в городском и дорожном строительстве, хотя обладают целым рядом недостатков.

Самое главное — не отвечают требованиям безопасности. Столкновение автомобиля с такой опорой — практически всегда летальный исход для водителя. А стальная опора при столкновении согнется, и водитель в худшем случае получит травму, не опасную для жизни.

Кроме того, железобетонные опоры трудно, затратно утилизировать. А стальные, у которых вышел срок годности, можно сдать в металлолом и заработать на этом.

При работе с железобетонными опорами очень дорогая логистика, требуется парк мощной автомобильной и строительной техники для их доставки и установки. Стандартная железобетонная опора весит порядка 1 т, стальная — 120 кг.

Одна из главных проблем при их использовании — они ограничены по высоте. А в отношении стальных опор фактически нет ограничений: мы можем устанавливать опоры и по 100 м, и выше! Например, для «Газпрома»: мы делаем молниеотводы для его промышленных объектов. Молниеотводы должны доминировать над другими объектами.

По сути, единственное достоинство железобетонных опор: они пока еще дешевле стальных.

— По этой причине некоторые заказчики отдают им предпочтение?

— Заказчики, стремящиеся к тому, чтобы было безопасно, качественно и красиво, выбирают стальные опоры. Железобетонным опорам отдают предпочтение разве что провинциальные муниципалитеты да дорожники в регионах, где скорость движения по дорогам невысока. На мой взгляд, государство должно осуществлять специальное техническое регулирование, способствующее постепенному их выводу из эксплуатации.

Москва, Садовое кольцо, Новинский бульвар

— Сказывается ли на рынке светотехнических систем известная российская проблема — демпинговые цены на тендерах?

— К сожалению, да. Что касается конкурсов, то здесь нужно учитывать и репутацию компании, опыт, ресурсы. Так как сегодня зачастую получается, что приходит наша компания — это порядка 400 специалистов: конструкторы, светодизайнеры, менеджеры по качеству, технические специалисты, и компания, у которой ничего этого нет, имеющая поэтому возможность выставить минимальную цену. Однако понятно, что уровень у компаний разный. Я ничего не имею против поддержки малого бизнеса, но в вопросах, касающихся безопасности, цена не должна быть главным критерием.

Кроме того, на конкурсах довольно часто не учитывается период времени от того, как подводятся их итоги, и до момента, когда начинаются работы. Дело в том, что металл дорожает. И через несколько месяцев он может стоить процентов на 40–50 больше, следовательно, при исполнении заказа невозможно уложиться в смету.

В гонке за ценой, к сожалению, возникают неприятные моменты. Например, приобретаются опоры, бывшие в употреблении. Выяснить это можно только экспертным путем или в случае происшествия с такой опорой. Паспорт, номер изделия у них в порядке.

— То есть нет контроля движения таких изделий?

— Да. А это — еще раз подчеркну — вопросы безопасности. Нужна серьезная ответственность за установку таких опор. Опоры должны быть исключительно оригинальные: когда берется стальной лист, и из него сваривается опора.

Екатеринбург, аэропорт Кольцово

Это довольно серьезное наукоемкое производство. Наших опор более 100 типов. Они высотой от 3 до 50 м. Еще есть опоры специального назначения, которые могут достигать 105 м. На городских улицах обычно устанавливаются опоры до 10 м. Например, на Новом Арбате стоят шестии девятиметровые. На федеральных трассах и автомагистралях устанавливаются опоры 10–20 м, а на объект «Газпрома» может потребоваться молниеотвод 70 м.

За счет высоты опор и мощных прожекторов решаются проблемы освещения очень больших территорий. В зависимости от размеров развязки прожекторы накрывают всю площадь, и не нужно ставить частокол опор — это весьма серьезная экономия. Одно из оригинальных технических решений — высокомачтовые стальные опоры с мобильной короной.

Для того чтобы отремонтировать или заменить осветительный прибор, не надо подниматься на стометровую высоту — верхнюю часть можно опустить. Такие опоры установлены, скажем, на горнолыжном курорте Красная Поляна.

— В каких регионах России представлена ваша продукция?

— Абсолютно во всех. Наши осветительные системы установлены во всех уголках России — от Калининграда до Анадыря. У компании работают филиалы в Москве, Ростове-на-Дону, Ставрополе.

— Кто ваши основные конкуренты?

— Иностранные поставщики стальных опор. Вытеснять их с рынка мы начали еще до 2014 года, и после удорожания валюты этот процесс, конечно, усилился. Проектировщики, закладывавшие иностранные поставки опоры, например, польские, обычно охотно заменяют их нашими — по качеству они не только не хуже, но и лучше, а стоят дешевле.

— Импортеры систем наружного освещения проигрывают из-за более высокой цены?

Москва, ул Новый Арбат

— Да, хотя для них есть лазейки. К примеру, для некоторых стран, интегрированных с ЕС, у нас установлены льготные пошлины, позволяющие привозить иностранную продукцию по минимальной цене. На мой взгляд, мы должны поддерживать свой рынок с помощью пошлин на импорт. И с помощью специальной сертификации на иностранную продукцию.

Необходимы специальные технические требования для работы в России. Как мы проходим сертификацию в ЕС, так и наши коллеги из ЕС должны проходить процедуру специальной сертификации. Это поставит поставщиков из разных стран в равные условия.

Замечу, что благодаря еще советским, более высоким, чем европейские, стандартам у нас опоры более высокого качества, что создает для них и экспортный потенциал. Мы много работаем на постсоветском пространстве: на Украине, в Таджикистане. Большие перспективы у наших опор на Ближнем Востоке и в Африке. «Амира» поставляет свою продукцию в Ирак. А в Иордании, в городе Амман, наши высокомачтовые опоры с прожекторами установлены на международном автодроме Manja International Circuit.

— А на европейском рынке работаете?

— Да. В Эстонии, Латвии. Однако с выходом на европейский рынок была проблема, связанная как раз с российскими стандартами. Из-за них опоры тяжелее и дороже. Для того чтобы быть в рынке, нам пришлось специально производить для Европы.

Важно преодолеть и еще одно препятствие — сертификацию российской стали для российского и для европейского рынков. Ситуация такова, что российская сталь «Ст3» в Европу идет как S235 JR. Соответственно, изделия со сталью «Ст3» с трудом проходят сертификацию в европейских странах. Мы даже просили производителей стали поставлять нам сталь из их европейской поставки.

Но дело в том, что один ковш — это 200–500 т. А, например, для поставки в Эстонию нужно десять листов. Нерешенность вопроса с сертификацией фактически блокирует наш экспортный потенциал.

Компрессорная станция Русская, «Южный поток»

— Это одна из главных препон, которая мешает развиваться?

— Главная. Российским производственным компаниям важны даже не столько льготы и дешевые кредиты, сколько решение проблемы одинаковой сертификации стали для внутреннего и иностранного рынков.

Вообще очень много проблем решается с помощью системной политики в области технического регулирования. К примеру, цинковые элементы опор иногда оказываются с визуальными изъянами из-за того, что там определенное процентное соотношение никеля и алюминия, соответствующее ГОСТу, которое приводит к таким последствиям. Если скорректировать требования ГОСТа на цинк, используемый для внешнего оформления, в части этого процентного соотношения, а также количества ванн, эту проблему можно решить.

Иордания, Амман, международный картодром

Еще одна проблема: у нас в стране каждая крупная структура проводит собственную сертификацию и аттестацию партнеров. «Газпром» — свою, МРСК — свою. Везде проверки, скажем, на сейсмику, на механику (излом), по сути, одинаковые требования. При этом нужно испытать порядка 20 опор.

Создает препятствия для развития и отсутствие российского производственного оборудования, что вынуждает зависеть от импортного. Это уже вопросы промышленной политики государства. На первый наш завод опор, расположенный в Петербурге, мы еще успели приобрести прессы воронежского производства. Однако Воронежский завод прессов закрылся, и теперь мы абсолютно зависим от импортного производства оборудования.

Необходима программа восстановления российского станкостроения. Это позволит российской продукции приобрести дополнительные конкурентные преимущества и на отечественном рынке, и на зарубежных. То же прессовое оборудование мы делали ничуть не хуже импортного — важно его возродить.

— Насколько мы знаем, вы расширяете производство?

— Да, строится новый завод опор в Ленинградской области. В Ленинградской области компенсируется часть затрат на создание предприятия — это серьезная поддержка для бизнеса и пример для других субъектов Федерации.

Порт Усть-Луга, НОВАТЭК

— Новое производство возможно только при твердой уверенности в завтрашнем дне. Ведь бизнес, наверное, сезонный, учитывая, что дороги у нас строят и улицы обустраивают в летнее время года?

— Да, потому в зимнее время работа идет прежде всего на склад, а также происходит обустройство небольших коммерческих объектов с климатическими особенностями, позволяющими строительные работы в этот период. Причем к началу сезона должно быть подготовлено достаточное количество опор с учетом потенциального объема спроса. Разумеется, это требует кредитных ресурсов. Развитие компании позволяет привлекать их на все лучших и лучших условиях, переходить в банки из первой десятки. Это создает лучшие условия для работы с иностранными покупателями, так как они требуют гарантии банков из первой десятки.

— Как вы пришли в этот бизнес?

— Я получил техническое и гуманитарное образование, прошел подготовку в школе MBA и работал на разных проектах — как торговых, так и производственных. 12 лет назад связал свою жизнь с компанией «Амира». Мне очень интересно, потому что в этом бизнесе движение, динамика. Это самое важное для меня. Мне неинтересно попивать коктейль на Мальдивах, следя по компьютеру, как там дела в Петербурге. Движение — это самое главное для меня, и в нашей компании в этом нет недостатка.


Компания «Амира» была зарегистрирована Комитетом по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга 30 сентября 1991 года. Свидетельство о регистрации было подписано председателем комитета Владимиром Путиным.

Компания начала активно внедрять на рынок стальные оцинкованные опоры освещения вместо морально устаревших железобетонных опор.

В начале 90-х «Амира» стала первой компанией в России, которая предложила применять для освещения больших открытых пространств мачты освещения с мобильной короной и другие удобные в эксплуатации конструкции опор освещения.

Санкт-Петербург, Московский проспект

В 1997 году было организовано проектно-конструкторское бюро для выполнения светотехнических и конструкторских расчетов, а также проектов архитектурной подсветки.

В 1998 году создана строительно-монтажная организация «Петросвет» для выполнения электромонтажных и строительных работ по устройству наружного освещения.

Переломным моментом в жизни компании стал 2000 год. Это год образования собственного производства — завода «Амира-СтальКонструкция», который начал производить осветительные опоры, в том числе высокомачтовые опоры, мачты сотовой связи и металлоконструкции широкого назначения.

В 2003 году открылось производство осветительного оборудования — «Амира-СветоТехника». Затем в 2010 году было создано дополнительное производство «Амира-Энергомонтаж» для выпуска металлоконструкций и трубчатых опор различных типов. С 1991 года развивается и торговая сеть. Компания идет по пути создания филиалов и представительств в регионах. Открыты филиалы в Москве, Ростове-на-Дону и представительство в Ставрополе.

Сочи, аэропорт

В 2003 году положено начало дилерской сети группы компаний. Сейчас официальные дилеры базируются в Липецке, Екатеринбурге, Омске, Челябинске, Красноярске, Сухуме.

Группа компаний «Амира» — это многофункциональный производственно-коммерческий холдинг, включающий в себя полный цикл — от проектирования и производства до монтажа осветительных установок различного назначения. «Амира» — это целая индустрия света!

30 июня 2015 года состоялось торжественное открытие завода металлоконструкций ООО «Мегаполис». ООО «Мегаполис» — высокотехнологичное производство, ориентированное на производство длинномерных металлоконструкций, в том числе замкнутого трубчатого профиля. Это крупнейший завод в России по производству граненых и круглых конических опор, мачт освещения и опор ЛЭП.

В сентябре 2016 года компания отметила 25-летие со дня основания. «25 лет — значимая дата, когда уже можно проанализировать некоторые итоги и уверенно прогнозировать следующие шаги развития. С одной стороны, в свои 25 лет „Амира“ еще молодая энергичная компания. С другой стороны, за годы работы „Амира“ приобрела колоссальный опыт, выдержку и умение быстро реагировать на меняющуюся ситуацию. Однако главный итог минувших лет, главное наше богатство и гордость — наши люди, коллектив специалистов высокого класса», — отметил президент группы компаний «Амира» Мажди Тамими на юбилее компании.


Сарамуд Андрей Индустриевич родился 20 мая 1970 года в пос. Днепровка Стародубского района Брянской области.

Имеет высшее образование. Окончил Ленинградский физико-механический техникум имени Зверева по специальности «ЭВМ», квалификация — техник-электронщик. Окончил Северо-Западную академию государственной службы в 1998 году, специальность — «Государственное и муниципальное управление», квалификация — менеджер-экономист. Проходил службу в Советской армии в 1988–1990 годах в должности заместителя командира взвода в звании гвардии старшины.

Трудовую деятельность Сарамуд А.И. начал в 1990 году на Ленинградском оптико-механическом объединении имени В.И. Л енина оператором станков с программным обеспечением. С 1991 по 1994 год возглавлял службы безопасности различных производственных организаций Санкт-Петербурга.

С 1994 по 1998 год работал в ЗАО «Молодежная биржа труда» в должности начальника административного отдела, занимаясь развитием социальных проектов, в том числе программами по работе с подростками и студенческой молодежью.

С 1998 по 2003 год работал на руководящих должностях в компаниях, входящих в холдинг банка энергетического машиностроения «Энергомашбанк».

С 2002 по 2004 год работал в Закрытом акционерном обществе «Футбольный клуб „Зенит“» на должности офицера по безопасности, а также участвовал в проектах по взаимодействию с болельщиками клуба.

С 2005 года по настоящее время Сарамуд А.И. работает в АО «Амира». До 2016 года занимал должность директора по стратегии и развитию, фактически исполняя обязанности председателя совета директоров группы компаний «Амира». В 2016 году Сарамуд А.И. был избран генеральным директором АО «Амира» и управляет группой компаний, занимающейся производством систем наружного освещения. Группа компаний «Амираё» выпускает сертифицированную продукцию, имеет право на использование логотипа «Сделано в Ленинградской области».

Женат, имеет трех детей.

Увлекается восточными единоборствами.