Не только эмоции

БОСС-новости | Проект
Текст | Нина СЕМУШИНА

Десять лет назад в Москве начал работу Благотворительный фонд помощи детям с онкологическими и онкогематологическими заболеваниями «Жизнь». Под опекой фонда находятся дети из отделения онкологии Российской детской клинической больницы (РДКБ).

Благотворительный фонд «Жизнь» был создан в Москве летом 2006 года. Как это зачастую происходило в российской благотворительности, организовали его волонтеры одного из отделений Российской детской клинической больницы на Ленинском проспекте в Москве. Организовали потому, что видели необходимость в системной помощи — не хватало не просто денег на проживание в Москве или, например, красок в игровой комнате, но и самых элементарных лекарств, оборудования и даже расходных материалов.

С тех пор прошло десять лет. Очень многое изменилось и в структуре российской благотворительности. Согласно последнему социологическому опросу фонда «КАФ», опубликованному на сайте philanthropy.ru, каждый второй россиянин периодически жертвует деньги на благотворительность.

Хотя, если зайти в детское онкологическое отделение, за его дверью ждут те же проблемы, что и десять лет назад. Дети, приезжающие на лечение из самых отдаленных уголков России, остаются в Москве на многие месяцы, а иногда и годы; родители вынуждены оставлять работу, разлучаться (как правило, папа со здоровыми детьми остается дома, в далеком родном городе, а в больнице с ребенком лежит мама). Постоянно требуются лекарства и расходные материалы, которых не хватает, а лечение без них просто невозможно. Для консультаций с зарубежными специалистами по сложным случаям отделение онкологии РДКБ включилось в международную медицинскую программу Digital Pathology, и необходима оплата этой программы.

Есть и такие проблемы, о которых человеку, далекому от жизни онкологического отделения, даже трудно подумать — постоянно нужна питьевая вода для всех детей в отделении, бытовая техника на кухню; у каждого ребенка — свои пищевые ограничения, связанные с диагнозом, и еда из больничного пищеблока, рассчитанная на потребности других отделений, в онкологии, как правило, никому не подходит; утюг и гладильная доска (в отделении практически стерильный режим, и мамы должны очень часто менять детям одежду и постельное белье); девочке, из-за рака лишившейся красивой косы, которую она всю жизнь растила, срочно требуется парик; абсолютно все — и родители, и дети — нуждаются в помощи психолога.

Почему-то считается, что благотворительность — это всегда дело эмоций. И правда, многие закономерно реагируют на конкретные истории (весьма тяжелые и драматичные, ведь любая ситуация, заставившая человека обратиться за помощью в благотворительный фонд, к сожалению, достаточно печальная) и чаще всего хотят помочь конкретному ребенку, особенно если у него голубые глаза и он совсем маленький. Грустный, но доказанный факт: чем старше ребенок, тем менее охотно ему помогают, а уж если он приехал на лечение в Россию из СНГ, то найти адресную помощь такому пациенту почти нереально.

Эмоциональная реакция и помощь по-человечески весьма понятны, однако рассчитывать исключительно на нее довольно опасно. Ведь детям, больным раком, их семьям и врачам необходима системная помощь. Эмоциональная помощь нужна, но важно, чтобы она не была единственной.

Смысл любой благотворительной программы — ее постоянство. В отделении онкологии всегда должны быть требуемые лекарства, питьевая вода, расходные материалы, а у врачей — возможность обсудить сложный случай с коллегами из лучших мировых лабораторий. Психолог должен приходить в отделение каждую неделю и продолжать работу с семьями. И, если кто-то срочно обратился в фонд с просьбой об оплате операции, фонд всегда должен иметь ресурсы для оплаты этого действительно срочного дела. И даже возможность купить парик должна быть всегда и у каждой девочки в отделении.

Вы можете оказать системную помощь на сайте фонда: http://www.deti-life.ru