Парадоксы роста

paradoksuБОСС-политика | Сюжет месяца/Деловой климат
Текст | Николай ЗАХАРОВ

За девять месяцев этого года по сравнению с тем же периодом прошлого года произошел рост инвестиционной активности.

Инвестиции, откуда не ждали

Основатель интернет-сервисов ремонтов Rewedo, Rerooms и PriceRemont.ru Юрий Гольдберг считает, что рост инвестиционной активности за последние девять месяцев по сравнению с 2015 годом — явление статистически закономерное. «Достаточно много комментариев неангажированных экспертов и экономистов, что дно кризиса мы прошли в конце 2015 года, — говорит он. — А с весны 2016-го, с апреля, показывает рост запаздывающий макроэкономический индикатор уверенности потребителей. Индексы доверия бизнеса менее прозрачны и репрезентативны, но и они указывали, что дно пройдено в начале 2016 года».

Экономика, по его мнению, адаптировалась к работе в ситуации беспрецедентного монетарного зажима со стороны правительства. В условиях недопущения им любых госинвестиций под разными предлогами для поддержания инфляционной стабильности. Нет роста государственного заказа, нет долгосрочных государственных инвестиций. Недавно у компании «Роснефть» изъяли из оборота 300 млрд рублей, продав ей «Башнефть».

Предприниматели, по оценке эксперта, научились избегать обращений за капиталом к финансовым рынкам по запредельным грабительским ставкам денежного рынка, навязанным Центробанком. «Мы видим в 2016 году снижение кредитной базы, рост депозитов банков, — отмечает Гольдберг. — Растут излишки неизрасходованной части бюджета, и увеличиваются разнообразные фонды и резервы статей бюджета. Самое главное — с весны уверенно укрепляется рубль».

Вероятно, оборотный капитал и инвестиции возникли «откуда не ждали». При снижении рисков в экономике в целом началось перетекание сбережений из антикризисных кубышек, заначек предпринимательского слоя, из спекулятивных финансовых инструментов в реальный сектор.

Инвестиции пришли в перспективные внутренние производства. Появились деньги и на поддержание внутреннего рынка через возросший спрос бизнеса и уверенность потребителей. «Эта инвестиционная активность наряду со срочной репатриацией капиталов в Россию теми, кто связывает свои надежды сохранить и умножить капитал на Родине или боится “раскулачивания” на Западе, дала наблюдаемый ощутимый рост инвестиционной активности», — подчеркивает Гольдберг.

К сожалению, причины роста инвестиций в сравнении с 2015 годом краткосрочны. Инвестиции вызваны тактическими стратегиями управления капитала, а не микроэкономическими побудителями, убежден он. Денежный поток из-за уверенности предпринимателей капризен и изменчив. Эта ликвидность от «белой кости и соли земли Русской — бизнеса» скоро иссякнет. Аналогично на фоне китайского замедления экономики и усиления санкций Запада в разрезе блокировки околороссийских активов может исчезнуть и второй канал притока ликвидности в реальный сектор.

Факторы нежданного роста

«Мы много работаем в b2b-секторе и франчайзинге (имеем свою активную франшизу), — замечает CEO компании ArtNauka Николай Новоселов. — Мы наблюдаем на рынке большое количество “непрофильных” инвесторов. В большей степени это те, кто смог накопить деньги в стране и не успел сделать инвестиции в стандартные инструменты: недвижимость, валюту. Поэтому они обладают большим желанием вложить деньги (которые фактически сгорают) во что-нибудь. По этой причине, как мы видим, и происходит бум франшиз: ведь их стоимость в среднем от 100 тыс. рублей до пары миллионов. Как раз до цены средней квартиры в регионе».

Мстислав Кудинов, директор по развитию Freedom24.ru, говорит: «Россияне осознают, что доходность по банковским вкладам не покрывает реальную инфляцию. Например, доходность по долларовым депозитам сейчас 1–2%, а ставки по рублевым серьезно упали. В таких условиях люди ищут новые способы инвестировать. Не исключено, что это первые результаты усилий ЦБ и других госинститутов по повышению финансовой грамотности населения».

«Рост малого бизнеса в Москве — новация в 2015 году, — замечает Николай Калмыков, директор Экспертно-аналитического центра РАНХиГС. — В результате опроса наш экспертно-аналитический центр выявил ряд перспектив для малого и среднего бизнеса. 1/4 средних и чуть меньшее количество малых предприятий заявляли еще тогда, что они нацелены на переоснащение, технологическое перевооружение, поиск новых ниш и новых возможностей для развития».

Эмиль Мартиросян, доцент Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС, считает, что рост инвестиционной активности связан с тремя факторами. Во-первых, это действие антиофшорного законодательства, которое не только возвращает капитал, но и противодействует его оттоку. Оставшиеся свободные денежные средства в РФ находят инвестпроекты. «Отмечу позитивный тренд роста инвестиций в основной капитал», — подчеркивает эксперт.

Во-вторых, ситуация на финансовом рынке характеризуется тем, что финансовые инвесторы, ищущие высокую доходность на вложенный капитал, изымают средства с рублевых и валютных депозитов и вкладывают в акции компаний, мотивируя свои действия ожиданием оживления на внутреннем рынке и, как следствие, большей привлекательностью от получения дивидендного дохода по сравнению с депозитными.

И в-третьих — это рост сектора ИТ-стартапов при стагнирующих традиционных рынках. «В эту сферу, — говорит Мартиросян, — инвестиционный капитал и хлынул не без содействия развивающимся венчурным фондам».

Не сравнивать несравнимое

Эксперт аналитического департамента международной брокерской компании GEB Invest Андрей Веденский уверен, что сравнивать рост инвестиционной активности за последние девять месяцев с наиболее проблемным 2015 годом некорректно. «Экономика и финансы в принципе динамичны, не может “дно” тянуться годами. Любые экономические депрессии разбиты на фазы, — отмечает он. — Так что просто в силу прекращения инертности указанный рост инвестиционной активности был неизбежен при хотя бы средней “разумности” действий Минфина, Минэконома и ЦБР, а также более-менее понятных геополитических рисках». Оптимисты из правительственных кругов помимо доразмещения $1,25 млрд еврооблигаций и краткосрочных спекуляций из-за границы (Кипр, Багамы, Бермуды) на ОФЗ пока мало что могут привести в качестве примера успеха, сетует он.

paradoksu2Начальник отдела продаж ЗАО «БФАДевелопмент» Светлана Денисова замечает, что, если судить по сфере жилой недвижимости, трудно согласиться с динамикой рейтинга вверх, а не вниз. Следует отметить, что ситуация в прошлом году заметно усугубилась.

«В начале 2015 года, — говорит Ольга Сорокина, управляющий партнер юридической фирмы O2Consulting, — после валютного кризиса инвестиционная активность долго находилась в стагнации, и это нормально в ситуации непредсказуемого валютного рынка и после событий, когда национальная валюта упала в 1,5 раза. Однако стагнация имеет обыкновение заканчиваться, как только появляется некая стабильность или даже иллюзия стабильности. Поэтому в 2016 году бизнесмены вновь начали инвестировать, и рынок пусть и не такими темпами, как раньше, но все же стал потихоньку оживать».

Аналитик ГК ТeleTrade Михаил Поддубский уверен, что некоторое улучшение показателей, которое мы видим в последние месяцы, связано в первую очередь с эффектом низкой базы. На данный момент можно констатировать, что российская экономика приспособилась к текущим ценам на нефть и в таком режиме способна существовать без каких-либо сильных потрясений долгое время. Те шоки, которые произошли в конце 2014 — начале 2015 года, исчерпали себя, но в то же время какой-либо сильной внутренней истории, способной привести к заметному росту экономики в ближайшее время, мы не видим. Соответственно, в недалеком будущем инвестиционная активность, вероятно, сохранится на низких для последнего десятилетия и одновременно относительно высоких для последних двух лет уровнях. В целом темпы роста российской экономики продолжат проигрывать общемировым.