Не по-столыпински

ne_po_sБОСС-политика | Регионы
Текст | Сергей ПЕТРОВ

Первые шаги реализации программы дальневосточного гектара.

Директор Центра агропродовольственной политики Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС) доктор экономических наук Наталья Шагайда замечает, что с 1 июня жители Дальнего Востока могут подавать заявки на получение дальневосточного гектара. «Скептически отношусь к инициативе в такой форме, как и к организации работы в рамках этой инициативы, — говорит она. — Давайте разберемся. Проживает в округе 6,2 млн человек. Из них экономически активного населения — 3,3 млн. Предположим, с учетом семей 1,5 млн могли потенциально подать заявку. Почти за пять месяцев функционирования программы обратилось за гектаром 8048 человек, или 0,5% от расчетных соискателей земли, или 0,2% от экономически активного населения. Подали заявок на гектар 8048 человек, за июль–октябрь (пусть в июне раскачивались) заключено 269 договоров. То есть в месяц оформлялось 67 договоров». Если предположить, уточняет эксперт, что все заявки поданы на участки, которые могут быть предоставлены, то даже для оформления поданных заявок потребуется 116 месяцев, или почти 10 лет оформления.

«Почему я лишь предполагаю, что все участки, на которые получены заявки, могут быть предоставлены? А потому, что самих участков не сформировано вообще. Щелкнешь мышкой на электронной карте — заявишь, а потом чиновники начнут разбираться, что это за участок». При этом в законе, подчеркивает Наталья, предусмотрено 25 случаев, когда откажут. Например, п.1: испрашиваемый участок уже предоставлен в постоянное бессрочное пользование.

«Спрашивается: а почему вообще такой участок оказался на карте? Сначала следовало провести работу: выделить территории, где точно участок может быть предоставлен, затем — показать, что там рядом есть, — дороги, электричество, все населенные пункты (и рассказать, что в наличии в этих пунктах). Потом — осуществить зонирование, отделив зоны с потенциально возможным мусоросжигательным заводиком от участков для личного подсобного хозяйства. После — сформировать участки. И, наконец, позднее — предлагать всем участвовать в бесплатной раздаче земли. Здесь все наоборот: сначала заявка в никуда, а позже будем разбираться».

Много сомнений в том, сетует г-жа Шагайда, что высокая доля заявок через пять лет перерастет в договоры по передаче собственности. А еще больше сомнений, что при такой организации произойдет толчок к развитию территории. Собственно, сомнения возникли с первых обсуждений законопроекта. «Ведь можно было изучить, как предоставлялись земли во время Столыпинской реформы, — предполагает эксперт. — Тем более что в этом округе есть кого расспросить: бабушки-дедушки вполне активного населения массово заселили эту территорию именно тогда. И память пока жива».

Руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Иванов замечает, что программа очень важна с точки зрения развития Дальневосточного федерального округа. «К сожалению, люди продолжают уезжать оттуда, и необходимо не просто остановить эту тенденцию, но, напротив, — сделать все, чтобы привлечь людей на Дальний Восток».

«Программа, — говорит Иванов, — еще не заработала в полную силу и непонятно, когда заработает. Так, по информации на начало сентября, лишь 120 человек получили в пользование земельные участки по программе. Такими темпами решить геополитическую задачу освоения дальневосточных территорий в сколь-нибудь разумные сроки не получится. В этой связи государству необходимо принять дополнительные меры по стимулированию людей к переезду на Дальний Восток».