Валерий САНДИМИРОВ: мы уже научились работать, как американцы и японцы, даже быстрее и качественнее

БОСС-профессия | Промышленность
Текст | Александр СЕМЕНОВ 
Фото | Сергей НОВИКОВ

Генеральный директор ООО «ПКФ «Техник Универсал» Валерий Сандимиров 15 лет занимается токарно-фрезерным производством. За это время его бизнес прошел путь от скромного предприятия с одним станком до завода с современнейшей, технически оснащенной базой. Валерий Васильевич уверен, что российские промышленники могут заместить иностранных и побороться с ними на глобальных рынках. Но для этого государству необходимо оказать реальную поддержку отечественному производителю, прежде всего помочь кредитами и обеспечить квалифицированными кадрами.

Валерий Васильевич, принято считать, что качественная техника может быть только иностранного производства — как говорится, made in Japan. Однако валютный кризис сделал иностранную технику недоступной даже для многих успешных предприятий. Есть ли надежда на импортозамещение в этой области?

— Российские предприятия тоже не стояли на месте последние годы. У нас в Чувашской Республике есть ОАО «Чувашторгтехника», занимающее лидирующее место на рынке профессионального кухонного оборудования России и СНГ. Они производят и поставляют на рынок высокотехнологичную продукцию торговой марки Abat отличного качества и по доступным ценам.  

Мы 15 лет изготавливаем для них токарно-фрезерные изделия, после чего оборудование уходит на экспорт. Казахстан, Белоруссия, Турция, а сейчас обсуждаются контракты с дальним зарубежьем — с Арабскими Эмиратами. Там обычно предпочитали технику Toyota, а теперь будут у нас покупать. Так что мы на уровне японцев работаем. Это доказывает выбор иностранного покупателя. Или вот немцы не могли выиграть тендер, а мы выиграли, представляете? Поэтому мнение о некачественной российской технике и оборудовании полностью ошибочно. Можно сказать, российские заводы переплюнули нефтяную промышленность. Надо просто работать, и много работать. Мы уже научились работать, как американцы и японцы, даже быстрее и качественнее.

Как же вам удалось их обойти?

— Конечно, в Чувашской Республике предприятия пока еще поставляют товар по низким ценам, и покупатель это учитывает. Хотя и по другим критериям мы постоянно совершенствуемся. Качество, дизайн, скорость производства и поставки — лишь на четвертом месте стоит цена. И мы буквально во всем опережаем иностранных конкурентов. Немцы, получается, запаздывают в скорости теперь. Китайские продают как итальянские, из недоброкачественного материала, с чем мы неоднократно сталкивались. У итальянцев мы видим недоработки — смотрим их детали, а они их изготавливают из тонкой дешевой нержавейки низкого качества и второсортной пластмассы. К примеру, ножка опорная — простая вроде деталь, а без нее оборудование стоять не может, не выдерживает нагрузку, падает, ломается. Ну и вот наши ножки — не то что в работе, а приятно подержать в руках. Раньше говорили «евростандарт», а наши по качеству и прочности сильно отличаются — выдерживают 200 кг, 400 кг. А итальянская — нет, ломается, не выдерживает нагрузки.

Конечно, мы не одни ножки выпускаем. Мы выпускаем около 600 наименований — детали любой сложности, на европейском уровне. Закажут 800 — буду делать 800, надо 1000 наименований — сегодня это можем. Если в шутку сказать — я мечтаю быть главным токарщиком страны. Мне заказы давайте, я все их выполню.

А мощностей хватит?

— Когда-то ближе к весне говорили: «Садам цвесть!». А я теперь хочу сказать: «Заводам быть!». Я купил землю и сейчас сам совместно с одной фирмой спроектировал строительство современного завода. Там будут самые современные передовые технологии и автоматизированная система управления — не надо заказывать в Америке и Японии, все можно будет сделать в России, в нашем регионе — Чувашской Республике.

То есть импортозамещению быть?

— Я вам коротко отвечу: мы идем от главного. Вот мне Наиль Гаяздинович, генеральный директор ОАО «Чувашторгтехника», показал зарубежную деталь и спросил: «Валерий Васильевич, ты можешь такую сделать?». Я сказал: да. Потому что верил в себя. И я специально для этой детали по всему миру искал станок. В итоге изобрел его самостоятельно. И заказал у итальянцев, чтобы они мне его построили. Я и сам в России такой станок сделал бы, но нужно было быстро изготовить, а у нас пока станкостроение не на таком уровне.

Естественно, я его купил в форме лизинга — он очень дорогой. Уникальный станок, настоящее произведение искусства. Что интересно, итальянцы не смогли запустить станок, хотя сами его изготовили: долго думали, долго решали, однако ничего не получилось. Ну а мы сделали по-русски: молотком стукнули в трех местах, чуть скорректировали параметры, и устройство ЧПУ «увидело» деталь. Механика и электроника «подружились», и станок заработал. Итальянцы были удивлены. Они-то зарылись в программу, и станок их не слушается. А там надо, чтобы механика и электроника работали совместно.

Еще бы наши станкостроительные предприятия научились бы наконец качественные станки производить.

— Да, станкостроение — это принципиальный момент в импортозамещении. Вот я заказываю станок, срочно нужен, а приходится ждать, пока два месяца он будет по морю к нам плыть. А теперь из-за валюты это еще и дороже в два-три раза. Ну неужели в России не могут делать станки, как Haas? Давно ведь пора. Я раньше станки собирал, как автомат Калашникова, в мазуте голыми руками работал. Знаю я, что это такое — ничего сложного нет в станках, механизм как механизм. Мы лучше, чем Haas, делали и в силах делать. И разрабатывать их сами можем, и электронику наладить. Люди есть, мозги есть.

Однако тут требуется государственная поддержка. Если мы говорим про импортозамещение, про станкостроение, пусть будет такая государственная программа. Вот я купил станок за 8,7 млн. Если бы мне государство хоть частично помогло, я бы закрыл тот кредит, на который купил станок, и начал сразу разрабатывать новый. У меня в планах самому делать трубу нержавеющую. Линия по изготовлению трубы — 23 м. В России такой станок не производят. А что в нем сложного-то? Я придумал аналог, нарисовал уникальный станок — осталось доработать. И что толку? У меня нет денег, чтобы такой станок сконструировать.

Поэтому обязательно нужны дешевые кредиты. Дешевые и емкие — я банку докажу рубль в рубль всю смету, а он пусть даст 10 млн рублей. И чтобы кредитная ставка была закреплена, не меняли условий, иначе банк завтра передумает, и все мои планы прогорят. Я обещаю клятвенно, как патриот, построить завод в Российской Федерации. Обещаю работать здесь во благо поддержки и развития российского производства и никуда из страны не убегу. Вот жду помощи с надеждой.

Первое — это кредиты. Второе?

— Второе — чтобы фискальные органы не мешали. Если я 15 лет платил налоги государству, значит, я буду и дальше платить. И налоги тоже должны быть фиксированные. А то я сегодня заплатил 300 тыс., а завтра у меня требуют миллион. Послушайте, у меня же бюджеты на развитие просчитаны до копейки. Я всю жизнь копейки считал, так и выживал. И вот уже все просчитано с учетом налогов, с учетом всех расходов, и вдруг «Доплатите!».

Мы с государством рука об руку должны идти. Государство обязано нас вытаскивать, помогать, поддерживать. Мы же для всей страны работаем.

Недавно в «Президент-отеле» (г. Москва) нам вручали медали «Почетный гражданин России». Там оказалось лишь двое производственников. Остальные не знаю, чем занимаются: финансисты, юристы, артисты… А ведь когда заводы работают, они подтягивают всю страну, все направления.

Что еще мешает сейчас развитию промышленности, реальному производству?

— Самое слабое звено — это кадры. Квалифицированных кадров у нас мало, приходится долго искать, и я считаю, что этой проблемой вообще никто не занимался в Российской Федерации. Приходят молодые люди на завод, стоят и смотрят только. Не могут выполнить указание, не могут принять самостоятельное решение — ничего. Всех приходится самому готовить: и станки мы сами придумываем, и людей учим.

Так что следует снова восстановить техникумы. Мне даже нравится слово «техникум», а не «колледж». Что этот колледж? Дает людей в сыром виде. А токарей, операторов нужно готовить целенаправленно к конкретному предприятию. Раньше, в социалистический период времени, именно так готовили людей: они ходили на практику, лишь после практики они становились специалистами. Оставалось совсем немного подогнать их на заводе — эти люди уже были готовы для производства. Так как они понимали, что на заводе у них есть будущее.

Сейчас возможно это вернуть. Необходимо, чтобы техникумы (по-старому их буду называть) заключали контракт с предприятием: «Мы вам подготовили специалистов. Если они соответствуют вашим требованиям, то заплатите за обучение». К тому времени, как специалист закончит техникум, он окажется прожженным, готовым для производства.

При этом успешно выпускают специалистов для ресторанов, для сферы услуг, но только не для производства.

— Может быть, техникумы способны готовить повара для столовой, хотя не так уж это сложно. А производство, я хочу сказать, — это дело тонкое. Представьте: у меня в голове перебегает 600 наименований деталей. Сегодня надо 10 штук одной, завтра 100 штук другой. Я считаю, что производство — это как игра на пианино. И клавиши нужно знать, и уметь правильно их нажимать.

Вот эту ситуацию с техникумами государству следует начинать решать сейчас в плановом порядке. Я вообще люблю социалистическое планирование. Посмотрите: благодаря плану Китай впереди планеты всей. Если там говорят, что через четыре месяца будет станок, то ты его получишь. У нас же производства, которые станкостроением занимаются, работают со страхом. Потому что не знают, что завтра с ними произойдет. Возьмешь кредит, а завтра скажут: «Валерий Васильевич, половина завода моя». У меня технический директор на 10 лет старше меня, от мастера поднялся до заместителя директора. И он засомневался: «Валерий Васильевич, все уже, теперь везде говорят, что производство будет сворачиваться. Может, не стоит два станка покупать?». Я думаю, государство должно вселить дух в людей, убедить их, что на самом деле производство нужно России.

Без этого страна не страна. Мы же не можем одни чулки-носки выпускать.

— Естественно. Кругом одни развлекательные центры и магазины. Любовь к производству должна быть у людей, тогда заводы продолжат работать.

У меня самый первый станок до сих пор стоит на заводе как история. Заржавевший, но ведь раритет. И память на долгие годы. Если производственник не работает интенсивно, то дело может заглохнуть. Я знаю предприятия такие: они на одном уровне работают себе и работают. Никто из руководителей не думает о том, что надо обновлять станки и оборудование. И в итоге они отстали безнадежно, выпускают допотопную продукцию.

Нельзя останавливаться, следует жить по методу карате: смотреть в одну точку и попасть в эту точку. А если не будешь прикладывать усилия и энергию, производство работать за тебя не станет.