Будет ли вольным Каменщик?

 

Страница редактора

История с преследованием владельца аэропорта Домодедово Дмитрия Каменщика, во-первых, тест на возможность для бизнеса уцелеть в противоборстве влиятельных групп, тем более в нынешних кризисных условиях, когда борьба за сжимающийся пирог привлекательных активов усилилась. Этот аэропорт, самый прибыльный и эффективный в Московском авиаузле, уже несколько лет привлекает внимание целого ряда олигархических групп.

И, во-вторых, это тест на эффективность новой технологии разрешения конфликтных ситуаций между бизнесом и силовиками через посредничество Администрации президента, предложенной президентом Владимиром Путиным.

Впрочем, и между силовыми структурами есть противоречия. Преследование Каменщика инициировал Следственный комитет: следователи, как известно, считают его ответственным за возможность теракта 2011 года. Генеральная прокуратура же — против преследования: она уверена, что действовавшие на тот момент нормативные акты по обеспечению безопасности аэропорта им и его менеджерами не нарушены. Но пока ей удалось добиться только замены содержания в СИЗО домашним арестом — суд не поддержал предложение ГП о закрытии уголовного дела.

В поддержку Каменщика выступили также президент РСПП Александр Шохин и уполномоченный президента России по защите прав предпринимателей Борис Титов. Поддержка последнего особенно характерна, так как Титов — чиновник Администрации президента.

Судя по всему, жесткая позиция Генеральной прокуратуры — отказ признать обоснованность обвинения — не просто симптом известного противостояния между СК и ГП, но и отсутствие единой позиции силовых структур по отношению к возникшей ситуации.

Предсказать исход борьбы трудно. Вероятнее всего, сам Дмитрий Каменщик надеется на счастливое для себя разрешение ситуации, так как не воспользовался возможностью уехать из страны. Впрочем, эмиграция в его случае означала бы отказ от борьбы за Домодедово.

 

Александр Полянский