Евгений КОТОВ: если создавать разумный производственный бизнес, бизнес здравого смысла, импортозамещение получится само собой

БОСС-профессия  | Главная тема

Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Лев ВЕРХОТИН

Фабрика нетканых материалов «Весь Мир» (г. Подольск Московской области) в этом году отметила 15-летие. Она с самого своего основания занималась тем, что сегодня называется импортозамещением: производила отечественные товары, конкурентоспособные по сравнению с иностранными, вытесняла импорт из сегментов, в которых работает: наполнители для мягкой мебели, матрасы, утеплители для одежды, строительные утеплители и фильтры для промышленной вентиляции.

Теперь действуют две производственные площадки фабрики «Весь Мир» — по сути, две фабрики, готовится к открытию третья. Торговые филиалы компании работают по всей России, есть планы открыть производство на востоке страны… 

Основатель и председатель совета директоров фабрики «Весь Мир», вице-президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности России Евгений Котов рассказал нашему журналу, как он понимает импортозамещение и стратегию экономического развития России.

— Евгений Владимирович, фабрика «Весь Мир», можно сказать, пионер импортозамещения в легкой промышленности…

— Предприятие существует 15 лет. Это успешная российская производственная компания, причем созданная с нуля, а не путем трансформации ранее существовавшего советского производства. Наш опыт доказывает, что производить в России выгодно не только, когда рубль в несколько раз дешевеет по отношению к доллару и евро, то есть независимо от конъюнктуры финансового рынка: производить в России выгодно при любых экономических условиях.

— В том числе производить продукцию легкой промышленности, которая долгое время считалась неперспективной?

— Да. Об этом свидетельствует наш опыт.

До 2000 года все объемные нетканые материалы поступали на российский рынок из-за границы. Мы наладили производство наполнителей «ПериоТек®» для мягкой мебели и «СтруттоФайбер®» для матрасов — они сейчас занимают весомую долю российского рынка. Фабрика «Весь Мир» создала тем самым основу для производства конкурентоспособной по цене российской мягкой мебели и матрасов.

Следующее направление, которое мы освоили, — производство фильтровальных полотен «ФилТек®» для приточной (промышленной) вентиляции, а также фильтров для систем такой вентиляции. До того, как фабрика «Весь Мир» вышла на этот рынок, полотна и фильтры завозились из-за рубежа, прежде всего из Германии. Теперь на российском рынке фактически доминирует наша продукция. Она ничуть не уступает импортной, но при этом позволяет промышленным компаниям существенно снижать производственные издержки.

Ведущее наше производственное направление — производство утеплителей для одежды под маркой Shelter®. Мы в России по полгода ходим в теплой одежде: спрос на утепленную одежду мало где в мире так велик, как в нашей стране. А для производителей одежды нужен был хороший отечественный утеплитель, так как перевозка утеплителей очень дорогая.

Первым делом мы проанализировали, что же такое хороший утеплитель. Выяснили, что это утеплитель легкий, теплый, способный сопротивляться влаге, он не должен сваливаться и вылезать из швов. С помощью отечественных и зарубежных специалистов мы разработали такие утеплители и для их производства в 2013 году приобрели в Европе оборудование компании Primaloft — крупнейшего мирового производителя утеплителей для одежды.

На новом производстве нашей компанией создана целая линейка микроволоконных утеплителей с разным набором свойств. Ведь утеплители для разных видов одежды имеют свою специфику. Например, утеплители для детской одежды должны выдерживать частую стирку. А утеплители для фешн-одежды — быть очень тонкими, чтобы одежда, в которой они используются, точно передавала силуэт. Да и утепленная одежда для «обычных» людей тоже должна быть элегантной, и наши утеплители позволяют ей быть таковой.

Предмет нашей особой гордости — утеплитель Shelter Loft®, не впитывающий влагу. Он применяется в специальной одежде: для спасателей МЧС, военных Арктической группировки Вооруженных сил, полярников. Там используются ультратонкие волокна с гидрофобными свойствами, схожие с пухом водоплавающих птиц. На основе этого утеплителя фабрика «Весь Мир» совместно с компанией «Баск» в прошлом году выпустила комплект для Арктической группировки российских войск.

Наша фабрика выступила спонсором знаменитой экспедиции «Полярное кольцо». Shelter Loft® для полярников — настоящее спасение. Дело в том, что иногда полярники проваливаются в трещины во льдах, костюм намокает, а высушить его можно, только вернувшись на базу. Кроме того, во время сна или интенсивной работы происходит потоотделение. Полярники рассказывали нам, как в костюмах и спальниках с обычным утеплителем к концу перехода «звенели сосульки». Наш утеплитель с гидрофобными свойствами полностью снимает эти проблемы.

Мы выпустили специальный утеплитель, который не горит. Фабрика поставляет его компаниям, которые шьют одежду для тех, у кого высокий профессиональный риск пострадать от огня: это, естественно, пожарные, а также энергетики. «Весь Мир» выпускает и другие особые утеплители, «убирающие» статическое электричество, — добавляем специальные волокна, по которым статическое электричество «стекает». 

— «Холлофайбер» вам не конкурент? 

— Мы ни с кем не соревнуемся — делаем то, что нужно нашим потребителям. А что до «Холлофайбера®», то компания «Термопол», выпускающая этот наполнитель, — хорошее предприятие, делает продукцию хорошую, но другую. Как, знаете, есть резина летняя и зимняя… 

Фабрика «Весь Мир» освоила производство безопасных для человека строительных утеплителей «ШелтерЭкоСтрой®». Когда строят деревянные дома, основная задача — переехать на природу, дышать свежим воздухом и на улице, и дома. 

Для этого при строительстве дома важно использовать «правильный» утеплитель. У нас сплошь и рядом утепляют и жилые дома, и даже бани минватой, которая скрепляется вредной для здоровья формальдегидной смолой. Смола испаряется, и домовладельцы получают целый букет болезней. 

…Как видите, подавляющее большинство наших проектов производства качественной российской продукции появилось задолго до того, как была объявлена программа импортозамещения. Наша компания не ставила задачу заместить импорт — мы производили то, что перспективно. 

Стратегия компании — миграция за потребностями клиентов. Клиенты, рынки, на которые мы работаем, созревают постепенно. Если бы мы 10 лет назад показали микроволоконный утеплитель, нам бы сказали: «А зачем?». Теперь есть потребность в качественной высокотехнологичной продукции, и мы успешно ответили на этот запрос. 

Не рассматривали и не рассматриваем импортозамещение как самоцель. Мы делаем бизнес здравого смысла: исходим из анализа долгосрочных конкурентных преимуществ предприятия и стараемся их максимально эффективно использовать. 

— Что это за преимущества? 

— Во-первых, то, что мы находимся в Подольской промышленной зоне, в которой есть большой потенциал по кадрам, образовательным учреждениям, по вспомогательным и смежным производствам, по инфраструктуре… Во-вторых, то, что работаем в Московской агломерации — это колоссальный по численности населения регион: здесь максимально эффективен сбыт нашей продукции, кооперация с предприятиями-поставщиками сырья для производства утеплителей и предприятиями, использующими наши утеплители. Следовательно, можем доставить продукцию большинству наших покупателей с минимальными транспортными издержками. 

Знаете, изначальный смысл термина «предприниматель» — тот, кто переносит ресурсы из зоны неэффективности в зону эффективности. Но в масштабах страны тоже нужно решать эту предпринимательскую задачу: переносить ресурсы из зоны неэффективности в зону эффективности. 

На мой взгляд, следует точно так же выделить конкурентные преимущества и эти преимущества развивать. А развивая их, смотреть, что мы можем выпустить сами, а что покупать за рубежом. 

Наша цель — сделать конкурентоспособной российскую экономику, создать максимальное число продуктов, важных не только для внутреннего, но и для глобального рынка. А для этого в первую очередь необходимо, чтобы капитал не вымывался, а приходил в страну, чтобы строилась современная инфраструктура — транспортная и социальная, чтобы были благоприятные условия для предпринимателей. 

Импортозамещение же как таковое важно прежде всего для безопасности страны: это разработка критически важных товаров и технологий, по которым мы не должны зависеть от возможного прекращения поставки по политическим причинам. Создавать такие товары и технологии для всех секторов экономики вряд ли целесообразно: в конце концов мы не в кольце врагов, в каком был молодой Советский Союз, проводивший индустриализацию. Да, Запад отчасти закрылся от нас санкциями, но Восток полностью открыт для сотрудничества. Однако не создавать — непростительная недальновидность. 

Конкурентные преимущества нашей страны — это, конечно, углеводороды и другие энергоресурсы, это металлы, а также лес. Из леса можно много что делать в России: и мебель, и малоэтажные дома, и разнообразную лесохимическую продукцию. 

Еще одно наше конкурентное преимущество — пахотные земли. На Черноземье несколько лет подряд рекордные показатели по урожайности. Однако в средней полосе России поля зарастают бурьяном. При этом есть агрокультуры, весьма подходящие как раз для Нечерноземья. Это, например, лен и канабис (конопля) — культуры, обладающие большим экспортным потенциалом. 

Как вы знаете, сейчас обсуждается Стратегия развития легкой и текстильной промышленности России — серьезный прорыв. В течение 15 лет правительственные ведомства в основном наблюдали, как легкая промышленность стагнировала. И, на мой взгляд, самое главное, что нужно вложить в эту стратегию, — это комплексное развитие нескольких отраслей. 

Вы, наверное, слышали, что сейчас в Ивановской области строится комбинат по производству химического волокна. Пока же наше углеводородное сырье идет в Корею и Китай, и оттуда завозится химволокно. В результате ткани из химволокна, выпускаемые в России, оказывались неконкурентоспособными по цене по сравнению с китайскими и корейскими. 

Если же мы производим волокно в России, мы получаем возможность производить широкий ассортимент изделий следующего уровня, изготавливаемых из химволокна. А значит, формируем основу для спроса на российскую продукцию со стороны производителей из следующего, более высокого по своему положению в производственной цепочке «передела». 

То есть на основе одного конкурентного преимущества возникает новое, и оно участвует в формировании современной конкурентоспособной легкой промышленности. Появляется смысл в широком создании и развитии швейных предприятий. 

К тому же для современного нефтехимического производства необходимы научные разработки, специалисты: и квалифицированные рабочие, и среднетехнический персонал, и специалисты с высшим образованием. А это работа для многочисленных обслуживающих организаций, фронт работ для компаний, ремонтирующих оборудование, а позднее и для его производителей. Представляете, какой накопительный экономический эффект дает глубокая переработка сырья в России? Именно в этом экспортный потенциал — не в сырой нефти, а в изделиях, которые изготавливаются на ее основе. 

Точно так же можно формировать спрос на продукцию более «низкого» по положению в хозяйственной цепочке этапа производства — того же изготовления химволокна или сельскохозяйственного производства. Важный аспект, который мы считаем необходимым отразить в Стратегии развития легкой и текстильной промышленности, — развитие производства натуральных волокон: прежде всего льна, конопли и шерсти.

— Иными словами, состыковать развитие легкой промышленности с развитием сельского хозяйства?

— Совершенно верно. Если сельскому хозяйству обеспечить потребность в волокне: льняном, конопляном, шерстяном, оно готово будет ее удовлетворить.

Еще один аспект — использование государственного регулирования для промышленной политики. Когда отменили школьную форму, умер целый сектор легкой промышленности: не только швейные фабрики, но и ткацкие… Это стало одной из причин, по которой страна в 90-е годы в значительной степени утратила собственное производство тканей.

Конечно, хорошо, что ушло то время, когда у родителей не было выбора, кроме как покупать советскую школьную форму, которую шили фабрики Министерства легкой промышленности. Но, с другой стороны, был нанесен сильнейший удар по отрасли.

Теперь появилось понимание, что школьная форма все же важна, однако должна быть вариативной. И сейчас фабрики шьют ее на конкурентной основе, а не «гонят план», привлекают дизайнеров, которые создают высококлассную школьную форму, изготовленную из качественных материалов. Потому что в конечном счете потребитель выбирает, что ему надеть на ребенка.

— Проекты в легкой промышленности нуждаются в государственной поддержке?

— Важно определиться с тем, что мы понимаем под господдержкой. С моей точки зрения, государству в первую очередь следует создавать благоприятные условия, возможности для бизнеса.

Создание таких возможностей формирует интерес со стороны сразу нескольких игроков. Во-первых, тех, кто заинтересован производить продукцию; инвестиционных институтов — для них это шанс вложить деньги. В мире существует переизбыток ничем не обеспеченных денег: главная проблема — как сделать из цветных бумажек полезную обществу продукцию. Деньги могут и должны быть вложены в перспективные, привлекательные проекты.

Ведь если есть благоприятные условия для развития, инвесторы инвестируют деньги, а предприниматели берут риски за эти деньги.

— То есть господдержка — это не раздача денег, не создание госкорпораций, а формирование условий и точечное регулирование рынков?

— Да. Государство может влиять на денежно-кредитную политику, на банковские ставки, на банковскую кредитную политику. Оно определяет налоговую политику.

При этом не стоит забывать, что налоговую политику необходимо сбалансировать для решения развивающих общегосударственных задач, а не только фискальных или карательных.

— Должна быть стимулирующей развитие экономики?

— Конечно. Например, в Эстонии была очень интересная программа: все средства, которые расходуются на развитие производства, выводятся из налогооблагаемой базы.Это мечта для российского предпринимателя.

Ведь сегодня как получается? Мы заработали деньги, часть отдали государству в виде налогов. И государство решает: а что теперь делать с этими деньгами? Бюджет у нас, как вы знаете, фактически профицитный: государство больше копит, чем тратит, и не факт, что тратит эффективно.

Некоторые чиновники говорят: «Давайте сделаем государственные программы — тем поможем, этим поможем… А для помощи нам требуется целый аппарат, его нужно содержать». На мой взгляд, это решение, скажем мягко, менее эффективное, чем было бы оставление большего объема средств в компаниях, освобождение от налогов хотя бы половины прибыли, которая реинвестируется в производство. Госпрограммы же должны быть в большей мере индикативные.

Наша компания каждый год планирует, куда потратит прибыль — на развитие производства, на маркетинг, на развитие компетенций сотрудников. И нам деньги очень тяжело даются. А когда кто-то получает прямое или почти прямое финансирование государства — это то же самое, если часть своей зарплаты отдадите своему ребенку. Сможет ли он их потратить так же разумно, как потратили бы вы?

— В этой связи как вы оцениваете постановление правительства, согласно которому с 1 сентября при госзакупках необходимо отдавать приоритет отечественной продукции легкой промышленности?

— Положительно. Это как раз пример разумного регулирования. До совсем недавнего времени порядка 80% продукции легкой промышленности для оборонных нужд приобреталось за рубежом — вместо того чтобы загружать наши комбинаты и фабрики, приобретали импорт.

В этом были заинтересованы чиновники, ответственные за закупки. Представьте: вы чиновник и у того или иного предприятия в России купили стакан. Всегда можно проверить, по какой цене вам продали и по какой вы купили. А если вы его купили за рубежом? Мало того что нельзя проверить, так еще и деньги не надо вывозить — они сразу оказываются на счетах в иностранных банках.

Теперь же в российскую армию, например, поставляется российская продукция — очень качественная, удобная, современная. От такого подхода выиграли все.

Несколько месяцев назад в рамках одной из профессиональных конференций мы организовали совместно с «БТК Групп», крупнейшим поставщиком одежды для армии, в которой используются наши утеплители, совместный стенд. Наши коллеги, профессионалы, подходили к этому стенду и говорили: «Шьете вы, конечно, не в России. Это сразу видно!». «Нет, — отвечаем, — в России». «Ну тогда материалы нероссийские». «Нет, — говорим, — и ткани, и утеплитель — наши, родные»… Разве это не здорово?

При этом мы не ставили задачу сделать что-то в пику иностранным производителям. Мы просто делали качественную продукцию для людей, чтобы им было комфортно, удобно, безопасно — это миссия нашей компании. У нас работал начальник автослужбы. Я ему как-то сказал: «Как же хорошо немецкие машины сделаны!», а он ответил гениальной фразой: «Это люди делали для людей». Не для государства, не для отчета — для людей. На мой взгляд, делать для людей — это фундаментальный принцип и для предприятия, и для государства.

Мы очень многого достигли за последние четверть века. Но нам еще предстоит создать страну, в которой все подчинено задаче перенесения ресурсов из зоны неэффективности в зону эффективности, чтобы все делалось для людей. Президент Владимир Владимирович Путин и многие региональные руководители предпринимают большие усилия, чтобы государство работало для людей. Хотя пока, к сожалению, наше государство во многом работает само для себя. Зачастую государственные институты — отдельно, жизнь людей — отдельно.

Отсюда и отношение сограждан к выборам в органы власти — от федеральных до местных, к участию даже в домовых комитетах… На недавних выборах на избирательные участки пришло около 30% избирателей. Причина, я считаю, в том, что на всех уровнях современного российского государства толком не сформулирована стратегия развития — и простым гражданам она не известна.

Без стратегии двигаться трудно. Знаете, когда начинающий автолюбитель садится за руль, он судорожно смотрит под колеса, чтобы не дай Бог не въехать в ямку. Опытный автолюбитель смотрит в первую очередь на горизонт — куда он едет. И боковым зрением — под колеса. В результате все препятствия он спокойно объезжает.

Когда на правительственном уровне говорится, что импортозамещение — важная цель, с этим трудно спорить, однако мы должны отдавать себе отчет, что это тактическая цель. А нужно ставить стратегические: какое государство мы создаем, для кого?

Ими будут определяться и задачи импортозамещения. Оно требуется не для того, чтобы нам во чтобы то ни стало получить товарную и технологическую независимость от Запада, но для того чтобы появлялась новая качественная потребительская продукция, лучше всего с мощным экспортным потенциалом, так как внутренний рынок велик, но небезграничен. Для того чтобы создавались новые предприятия, чтобы научные учреждения могли внедрить свои разработки, вузы готовили специалистов не «в пустоту», а для развивающихся производственных бизнесов.

Критерии импортозамещения — лучше ли стали люди жить? Комфортнее ли? Безопаснее? Использование таких критериев, на мой взгляд, залог успеха и программы импортозамещения, и всей экономической политики государства в целом. Б


 Фабрика нетканых материалов «Весь Мир» с 2000 года разрабатывает и производит современные нетканые материалы для различных отраслей промышленности и строительства. Благодаря высокой технологичности, экологической безопасности, стойкости к неблагоприятным воздействиям нетканое полотно успешно применяется в строительстве, автомобилестроении, мебельном производстве, швейной промышленности и других сферах. 

  • профессиональный утеплитель для одежды Shelter®;
  • высококачественные наполнители для матрасов ПериоТек® и СтруттоФайбер®;
  • техническая шумоизоляция для автопрома КипТек®;
  • фильтрующий материал для вентиляции ФилТек®;
  • шумоизоляция воздуховодов СаунТек®;
  • наполнитель для одеял ХоллоТек®;
  • наполнитель для подушек Аэропух®. 

Для теплоизоляции домов производится утеплитель «ШелтерЭкоСтрой®». 

Фабрика успешно применяет самые передовые разработки в области производства нетканых материалов. 

В апреле 2015 года Минпромторг России утвердил список компаний легпрома, оказывающих существенное влияние на отрасли промышленности и торговли. Тот факт, что фабрика нетканых материалов «Весь Мир» есть в этом списке, подтверждает: предприятие выбрало верную стратегию развития.

 


НАГРАДЫ ПРЕДПРИЯТИЯ 

В 2014 продукция фабрики подтвердила высокое качество и безопасность своей продукции в институте Хохенштайн (Германия) и по результатам испытаний получила международный сертификат безопасности продукции Oeko-tex Standart 100 (Class I). Класс I (продукция для детей) — это самый высокий класс по безопасности продукции и сырья. 

Фабрика выпускает материалы под зарегистрированными торговыми марками, что гарантирует качество продукции и защищает от контрафакта. 

Мы работаем с ключевыми клиентами — производителями мягкой мебели и матрасов (Холдинг 8 Марта, МООН, Mobil&Zeit, «Аскона», являемся поставщиками для ИКЕА, АвтоВАЗа, ЛиАЗа. Наши фильтровальные полотна стоят в системе вентиляции храма Христа Спасителя, Третьяковской галереи, экспоцентр Крокус Сити, метро.  

Фабрика получила ряд престижных отраслевых дипломов: 

  •  Строительный утеплитель ШелтерЭкоСтрой — «Лидер строительного качества 2014».
  •  Утеплитель для верхней одежды Shelter Fashion — «Лучшая ткань года 2014».
  •  Утеплитель для верхней одежды Shelter Loft — «Лучшая ткань года 2015».
  •  Утеплитель для верхней одежды Shelter Kids — «Сделано в России».
  •  2014 год. Благодарность главы г. Подольска группе компаний «Весь Мир» как предприятию, которое вносит большой вклад в развитие экономики г. Подольска и Московской области.
  •  2015 год. Постановлением главы г. Подольска Котову Е.В. присвоено звание «Лучший работник промышленного производства».