Босс №09 2015 г.

В России создают инвестиционный лифт

Спецпроект  | Поддержка экспорта
Текст | Эксперты АСИ

На заседании Наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив Владимир Путин приветствовал инициативу по формированию «инвестиционного лифта», направленного на поддержку отечественных компаний, имеющих экспортный потенциал. Первым этапом реализации нового масштабного механизма стало подписание четырехстороннего соглашения между Агентством стратегических инициатив, Внешэкономбанком, Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ) и вновь созданным Российским экспортным центром (РЭЦ).

В декабре 2014 года Владимир Путин обратился к Федеральному собранию с ежегодным Посланием, в котором обозначил основные приоритеты и стратегический курс развития российской экономики. Тогда президент подчеркнул, что в России должен быть создан “массовый слой производственных компаний, способных быть конкурентными не только внутри страны, но и на международных рынках”, и дал поручение о разработке механизма поддержки экспортно ориентированных компаний.

“Для страны сейчас важно нарастить несырьевую экспортную составляющую — и сделать это быстро”, — отмечает Артем Аветисян, директор направления “Новый бизнес” Агентства стратегических инициатив, председатель всероссийского предпринимательского объединения “Клуб лидеров”.

Доля несырьевого экспорта в общем объеме товарного экспорта России существенно уступает соответствующим показателям не просто стран-лидеров, но и многих развивающихся экономик, в частности стран БРИКС. Так, по данным Всемирного банка, в России эта доля составляет всего 17% в общей структуре экспорта по сравнению, к примеру, с 36% в Бразилии, 62% в Индии, 94% в Китае, 83% в Германии и 62% в США. При этом, по информации Росстата, на долю одного минерального сырья, включая углеводороды, приходится более 70% российской внешней торговли, еще порядка 11% — это экспорт драгоценных камней, металлов и металлопродукции, немногим больше 2% насчитывает экспорт древесины.

Аналитика Всероссийского научно-исследовательского конъюнктурного института (ВНИКИ) выглядит также неутешительно. По их данным, на инновационные товары и товары с высокой степенью переработки приходится всего 6% экспорта. В мировом высокотехнологичном экспорте российская доля не превышает 0,5%.

При этом, по результатам исследования, лишь менее 1% отечественных компаний отправляет свою продукцию на внешний рынок. Доминируют в этом списке, конечно, крупные компании, в то время как доля малого и среднего бизнеса ничтожно мала. По некоторым сведениям, она колеблется от 0,5 до 1,5% от всего экспорта, который на сегодняшний день есть в России.

Подобная структура российского экспорта ставит нашу страну в высокую зависимость от колебаний на сырьевых рынках и в долгосрочной перспективе ограничивает потенциал роста экономики с точки зрения ее устойчивого развития.

При этом проблема не в отсутствии компаний, которые бы могли предложить внешним рынкам конкурентоспособную продукцию. Во время обращения к Федеральному собранию Владимир Путинуточнил, что “в России уже есть такие компании — они демонстрируют высокую эффективность, имеют экспортный потенциал”. Действительно, у нас много устойчивых средних компаний, которые работают в несырьевом секторе. Для многих из них важным условием развития является выход на внешний рынок и реализация экспортного потенциала. Так, по исследованиям, проведенным экспертами АСИ, подавляющее большинство опрошенных компаний (74%) заинтересовано в расширении экспортных поставок и выходе на новые рынки сбыта. Около 30% средних компаний из числа несырьевых экспортеров планирует создание новых производств, а 52% — расширение производства.

По мнению бизнеса, наиболее перспективные международные рынки — это страны СНГ (90%), ЕС (48%), АТР и Ближний Восток (40%). 

“В рамках предварительных исследований мы пытались выяснить, чего в первую очередь не хватает начинающему экспортеру, — говорит Артем Аветисян. — Конечно, большинству не хватает финансирования в связи с высокой стоимостью кредитных ресурсов. Кроме того, в качестве препятствий предприниматели выделяют необходимость дополнительной сертификации продукции и ее соответствия требованиям страны-импортера, сложности и длительные сроки возмещения НДС, а также другие административные барьеры”. 

Среди основных проблем, с которыми сталкивается бизнес при выходе на внешний рынок, компании отмечают отсутствие необходимых для этого компетенций, неправильную “упаковку” проектов и, как следствие, большие сложности в получении помощи от различных институтов развития.  

Ключевая задача подписанного четырехстороннего соглашения — описание жесткого регламента взаимодействия между участниками “инвестиционного лифта”. 

Такое соглашение позволит обеспечить быстрое прохождение проектов через внутренние процедуры задействованных в соглашении сторон, а также прозрачность всего процесса при координации этой работы со стороны агентства. 

Согласно условиям, поддержка экспортных компаний предполагает использование как финансовых, так и нефинансовых мер. Внешэкономбанк окажет компаниям содействие в привлечении долгового финансирования на осуществление операционной деятельности. 

РФПИ уже зарезервировал на пилотные проекты по “инвестлифту” до 15 млрд рублей по одобрению Наблюдательного совета. Эти средства фонд планирует предоставлять в рамках долевого финансирования компаний и проектов. Как отметил генеральный директор РФПИ КириллДмитриев, многие российские компании, обладая значительным потенциалом импортозамещения, сталкиваются с нехваткой капитала для дальнейшего развития. 

Им необходимо помочь снять подобные ограничения, повысить капитализацию и объемы производства. 

Российский экспортный центр, созданный в рамках подписанного в конце июня этого года Федерального закона №185-ФЗ, будет способствовать снижению административных барьеров для компаний-участников. 

Помимо этого Российский экспортный центр будет содействовать продвижению российских товаров за рубежом в рамках выставочной, ярмарочной и маркетинговой деятельности. 

Следующим этапом после подписания соглашения станет отбор первых — пилотных — проектов. Предполагается, что отбор перспективных проектов станет осуществлять специально сформированная рабочая группа с участием всех сторон соглашения, ведущих предпринимательских объединений, банковского сообщества и представителей органов государственной власти. Кроме того, АСИ начнет сопровождать и координировать процесс прохождения компаний через вновь создаваемый механизм.

“Механизм отбора компаний предпринимательские объединения дополнительно обсудят на площадке АСИ при участии всех ведущих бизнес-объединений — “Деловой России”, РСПП, ТПП, “Опоры России”, а также Клуба лидеров, — отмечает Артем Аветисян. — Все пройдет абсолютно открыто и прозрачно”.

Предварительно известно, что рабочая группа, первое заседание которой было в конце июля, проведет оценку экспортного потенциала, экономической эффективности, инвестиционной привлекательности проектов, а также выработает рекомендации по мерам поддержки. В планах также значится, что в дальнейшем отобранным компаниям окажут помощь в реструктуризации, “упаковке” проектов, в получении финансирования и построении оптимальной траектории вывода на зарубежные рынки.

Создаваемый механизм будет тесно интегрирован с существующими механизмами и институтами поддержки экспорта. Реализация первых проектов позволит понять эффективность действия механизма “инвестлифта” и в случае успеха растиражировать его.

“Экспорт — достаточно точный индикатор конкурентоспособности российских товаров на глобальном мировом рынке, — подчеркнул председатель Клуба лидеров. — Я уверен, что как раз в среднем бизнесе и есть существенный потенциал роста”. Б

 


МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ 

Михаил ФИЛИППЕНКО, генеральный директор Fast Reports (Ростов-на-Дону):

Мы сами вышли на международный рынок. Не спеша, с собственным набиванием шишек и перениманием опыта коллег по цеху.

Сначала создали продукт, который оказался востребованным на мировом рынке. Мы делаем программное обеспечение — генераторы отчетов.

Зарегистрировали юрлицо, нашли зарубежного партнера, который принимает лицензионные платежи и перечисляет нам их ежемесячно. Если пытаться принимать

платежи из-за рубежа самостоятельно, то это влечет много дополнительной бюрократической нагрузки, связанной с особенностями нашего валютного законодательства.

Кстати, да, отделы валютного контроля банков трактуют это законодательство по-разному, поскольку оно изначально разработано под товарно-заказные отношения, а в случаях с «бесконечным по времени контрактом» и дилерскими отношениями буксует. Создали веб сайт, начали активное продвижение на зарубежных рынках.

И на сегодня в некоторых нишах мы можем назвать свои продукты лидерами. В частности, в такой среде разработки программ, как Delphi американской компании Embarcadero, наши средства отчетности и бизнес-аналитики идут уже как отраслевой стандарт. Для рынка Microsoft-разработчиков тоже вполне уверенно себя чувствуем. Есть что предложить для условий импортозамещения, хотя по опыту можем сказать: коммерческие средства разработки ощущают себя гораздо лучше, чем средства с так называемым открытым кодом (возможно, потому как их пользователи не привыкли платить за лицензии).

Постоянно есть выбор, например, «поехать на международную выставку/конференцию в составе делегации РФ или же самостоятельно». Обычно совместные стенды страны на выставке выглядят не очень презентабельно, потому мы предпочитаем самостоятельное участие. Обратите внимание: ведь компаний такого формата именно из РФ и успешных на международном рынке достаточно. Это и «Лаборатория Касперского», и «Доктор Веб», и DeviceLock, и прекрасный пример — «Битрикс», Entensys, iSpring, Elcomsoft, LeaderTask. Это только те, кого навскидку вспомнил.

Есть несколько компаний, которые я чуть ли не уговариваю выходить на мировой рынок, очень хорошо масштабирующихся, а они почему-то считают, что внутреннего рынка им достаточно… То есть можно сразу проектировать экспортный бизнес. Не ждать «лифта».

Главная поддержка — не мешать. Мы пробовали разные доступные нам формы поддержки. Самое ценное — обучение. Президентская программа подготовки управленческих кадров для бизнеса с зарубежной стажировкой (по нашему направлению — ИТ — стажировка была в США) очень много дала.

Я придерживаюсь мнения, что более востребовано не модное сейчас импортозамещение, а «экспортоориентированность», хотя планка требований для работы на внешние рынки повыше. 

 

Станислав ТЭО,  управляющий партнер компании «Продавед»: 

Всем очевидно, что вывод наших производителей на внешний рынок — задача крайне нужная. Однако в чем конкретная польза, многие не понимают. Первое, что это дает, — возможность увеличения дохода производства. Например, есть предприятие, загруженное на 30% от максимальной мощности. 

Компания начинает продавать дополнительно еще столько же за рубеж. Постоянные затраты остаются прежними, заметно снижается себестоимость продукции при увеличении объема. По нашему опыту, загрузка менее 90% от максимальной мощности наблюдается сегодня у 95% производств, более 70% не выходит и на 50% загрузки. В связи с текущим трендом на уменьшение покупательной способности населения единственной возможностью быстрого и реального увеличения сбыта остается выход на новые рынки. 

Но всегда ли нас там ждут? Конечно же, нет. Второе, что может получить производитель при выходе на новые рынки, — это опыт. Хорошо это или плохо? Все зависит от подхода. Можно недорого попробовать 15 стран, из которых 3 дадут отличные продажи, 5 будут средними, а оставшиеся 8 — неинтересны. Либо вложить огромные средства в одну страну, понадеявшись на интуицию. По нашему опыту, ключевым параметром при выходе на новые рынки становится цена ошибки. 

Наиболее рационально на первом этапе привлекать торговых представителей. Этот канал способен давать те же продажи, что и собственное представительство, а денег требует в сотни раз меньше. Так, стоимость создания представительства в одной из стран ЕС — от 5 млн евро.  Сеть торговых представителей в той же  стране, например у нас, стоит около 3 тыс. евро. Конечно, в этом случае представители получают существенную долю от прибыли на территории своей страны. 

Однако затраты на содержание удаленного штата в другой стране почти всегда выше платы за успех. Таким образом, если рассматривать возможные меры по государственной стимуляции экспорта, наиболее эффективно финансировать или софинансировать выходы на новые рынки самых перспективных производителей. 

Подобная программа может реализовываться как на местном, так и на федеральном уровне. А результатом станет абсолютно новая, конкурентоспособная промышленность страны.

 

Валентина ТАЛИМОНЧИК, доктор юридических наук, директор департамента судебной практики и юридического сопровождения ООО «ЮФ ˝Лигал Студио”»:

Эффективной мерой поддержки среднего бизнеса при экспорте товаров считаем страхование экспортных рисков. Страхование экспортных рисков — важная составляющая стимулирования товарооборота между резидентами и нерезидентами, поскольку в условиях нестабильной экономической и политической ситуации на международной арене участникам предпринимательских отношений необходима гарантия, что обусловленные обязательства будут исполнены.

На современном этапе в системе российского законодательства отсутствует понятие «страхование экспортного риска». На практике объектами страхования выступают имущественные интересы, связанные с возможными убытками из-за реализации предпринимательских и политических рисков, возникающих в процессе осуществления или подготовки к осуществлению сделок по экспорту. Под предпринимательским риском понимается неплатеж должника или гаранта (банкротство, длительная просрочка), неисполнение иностранным контрагентом обязательств по застрахованной экспортной сделке, необоснованный отказ от исполнения экспортного контракта иностранным контрагентом, не имеющим в своем капитале долю государства. К политическим рискам относятся изменения законодательства или действия властей, препятствующие исполнению экспортного контракта, запрет на конвертацию или запрет на денежные переводы, форс-мажорные обстоятельства (война, народные волнения, стихийные бедствия и т.д.).

За рубежом система страхования экспорта базируется на двух основных формах: государственное и частное страхование экспортных рисков. Функции государственного страхования могут возлагаться: на одно из подразделений правительственного органа (Департамент гарантий экспортных кредитов в Великобритании); на автономную государственную организацию (Шведское управление по гарантированию экспортных кредитов, Белорусское республиканское унитарное предприятие экспортно-импортного страхования «Белэксимгарант»); на контролируемое государством акционерное общество (Чешская компания экспортных гарантий и страхования).

В России организация страхования экспортных кредитов поручена Внешэкономбанку.

Внешэкономбанку предписано создать АО, которое будет заниматься предоставлением страховых услуг. В сентябре 2011 года Наблюдательный совет Внешэкономбанка принимает решение о создании АО ЭКСАР (экспортное страховое агентство России).

АО ЭКСАР занимается страхованием экспортного кредита покупателя, страхованием инвстиций, страхованием экспортного факторинга, страхованием кредита на пополнение оборотных средств экспортера, страхованием подтвержденного аккредитива, страхованием кредита поставщика и комплексным страхованием экспортных кредитов от политических и коммерческих рисков. Согласно годовым отчетам ЭКСАР, в 2012 году было застраховано 15 экспортных проектов, в 2013-м их количество составило 115 проектов, в 2014-м — 175.

В нашей стране постепенно развивается область страхования экспортных рисков, однако в условиях запрета распространения ФЗ «Об организации страхового дела в РФ» на страхование экспортных кредитов необходимо поставить вопрос о целесообразности такого запрета. Б