Босс №08 2015 г.

Программа с политической ответственностью

Рубрика | Импортозамещение
Текст | Василий СТЕПАНОВ

 

В ближайшее время будет создана правительственная Комиссия по импортозамещению под руководством премьера Дмитрия Медведева, которая cкоординирует программы импортозамещения различных министерств. Ведь импортозамещение рассматривается руководством страны как одна из наиболее приоритетных задач.

Заместитель по импортозамещению
На повестке правительства — программы импортозамещения в оборонных и гражданских отраслях, прежде всего в гражданских, где зависимость от импорта наиболее сильна. В первую очередь это касается таких сфер промышленности, как производство нефтегазового оборудования, машиностроение, радиоэлектроника, химическая промышленность, металлургия, и ряда других отраслей.
Еще весной были утверждены 19 планов импортозамещения по линии Мин­пром­торга — в полном соответствии с антикризисным планом правительства. Кроме того, свои планы импортозамещения утвердили Минкомсвязи, Минтранс и Минэнерго. Дорожная карта импортозамещения по линии Минсельхоза была утверждена еще в конце 2014 года.
По словам вице-премьера, курирующего импортозамещение в большинстве отраслей экономики, Аркадия Дворковича речь идет примерно о 2,5 тыс. проектов, которые будут реализовываться в России с целью замещения той продукции и тех видов оборудования, технологий, «которые рационально замещать, по которым может быть реальный коммерческий эффект, где это не является искусственной мерой, а где это действительно разумно, выгодно и может привести к положительным результатам в целом для российской экономики».
Бóльшая часть этих проектов относится к базовым отраслям промышленности, частично проекты связаны с другими отраслями, такими, например, как программное обеспечение, находящееся в компетенции Минкомсвязи.
Значительная доля проектов была, по словам вице-премьера, представлена регионами России, и это предложения, основанные на реальных запросах инвесторов, приходящих к руководителям регионов и желающих размещать свои производства на территориях регионов, а также предприятий, уже работающих в регионах, которые имеют определенные компетенции. Это касается не только промышленно развитых регионов, но и, например, Северного Кавказа и Дальнего Востока.

Набор инструментов
На сегодняшний день происходит выработка и реализация основных инструментов импортозамещения. Часть инструментов создана ранее — это Фонд развития промышленности: его капитал увеличен до 20 млрд рублей. Главная задача фонда — предпроизводственное финансирование, то есть подготовка к дальнейшему серийному производству.
Начал функционировать механизм проектного финансирования. Первые проекты отобраны в основном в сельском хозяйстве, но также и в ряде других отраслей. У Минкомсвязи имеется фонд «Рос­ин­фо­ком­инвест». Его объем 1 млрд рублей, и он ориентируется на проект по производству программного обеспечения для потребителей в промышленности.
Создан ряд механизмов субсидирования процентных ставок в различных государственных программах, и органы власти обещают максимально учитывать приоритетность импортозамещения при реализации этих программ.
Минпромторг выступает с инициативой введения ускоренной амортизации российского оборудования. Сейчас механизм ускоренной амортизации уже применяется по отдельным видам приоритетного оборудования. Речь идет о том, чтобы дополнить имеющиеся списки теми, которые связаны с реализацией планов по импортозамещению.
Могут быть использованы также средства ФНБ. Как известно, один из значимых проектов «Роснефти» — комплекс «Звезда» на Дальнем Востоке. Речь идет о создании компетенции по строительству судов, прежде всего для шельфа, а также для решения других задач. По сути, как отмечает Дворкович, это импортозамещение тех судов, которые мы сегодня покупаем в Корее и других странах. «С точки зрения формирования задела на будущее, примерно на 15 лет, это действительно интересный, конкурентоспособный проект», — отметил он.

Что за комиссия?
В ближайшее время планируется формирование правительственной комиссии по импортозамещению. Ее полномочия, по заверениям вице-премьера Дворковича, будут определены в том числе поправками в закон о государственных закупках.
После того как новые поправки вступят в силу, комиссия будет сформирована, ее возглавит председатель правительства.
По словам Дворковича, у комиссии предполагаются две составляющие — гражданская и связанная с оборонно-промышленным комплексом. Будут сформированы две рабочие группы — одну возглавит Аркадий Владимирович, а вторую — вице-
премьер Дмитрий Рогозин.
Предусмотрены специальные полномочия правительственной комиссии, которые в том числе включают в себя согласование планов закупок крупных предприятий при реализации значимых стратегических проектов.

Министерство импортозамещения
Ключевую роль в программе импортозамещения играет Министерство промышленности и торговли. В Минпромторге утверждены 19 отраслевых планов по им­порто­замещению.
При составлении, по утверждению министра Дениса Мантурова, были аккумулированы предложения всех субъектов Фе­де­ра­ции, институтов развития, Рос­сий­ской академии наук, а также других ведомств. Ре­гио­ны предоставили почти половину всех заявок по проектам импортозамещения. От 43 субъектов Российской Фе­де­ра­ции поступило 1926 проектов.
В результате оценки и ранжирования более 4000 проектов на основе перечня приоритетных и критических видов продукции были составлены отраслевые планы и отобрано 2059 проектов. Планы, по заверениям главы Минпромторга, прошли обсуждение с профессиональными объединениями, экспертами из отраслей, в первую очередь потребителей в рамках общественного совета при Минпромторге. Они согласованы с профильными министерствами и крупнейшими компаниями, формирующими спрос на соответствующую продукцию.
Например, для координации работы по импортозамещению в нефтегазовом секторе, по словам Мантурова, создана межведомственная рабочая группа, объединившая представителей Минэнерго, Минприроды, других органов исполнительной власти, а также сформирован научно-технический совет, состоящий из экспертов отраслевых ассоциаций, научных учреждений и промышленных предприятий.
На площадке этого совета совместно с компаниями-потребителями определена потребность по всем видам оборудования, которое не производится в нашей стране, и проанализированы возможности выпуска этой номенклатуры на российских предприятиях. «Причем мы не исключаем и присутствие иностранных компаний, — подчеркнул Мантуров. — Мы их пригласили к сотрудничеству и активно привлекаем, для того чтобы в этих планах импортозамещения в том числе участвовали и они».
Более половины импортозависимых позиций, вошедших в отраслевой план, наши машиностроители, по мнению министра, смогут заместить в течение ближайших двух-трех лет. Уже реализуется несколько инвестиционных проектов создания приоритетных видов оборудования для нужд ТЭКа.
Например, строительство комплексов гидроразрыва пластов, по сообщению министра промышленности и торговли России, выполняется консорциумом «Русская фа­кто­рин­го­вая компания» совместно с «Сур­гут­нефтегазом». «Уралмаш» разрабатывает систему привода для установок бурения вторых и горизонтально направленных стволов. Пермская компания нефтяного машиностроения договорилась с потребителем об испытании новейшего комплекса роторной управляемой системы.
В целом представители российского неф­тегазового машиностроения и других его отраслей, по данным министерства, убеждены, что успешность реализации проектов импортозамещения во многом зависит от получения долгосрочных заказов от российских нефтегазовых компаний. В качестве меры стимулирования закупок высокотехнологичного российского оборудования министерство как раз и предлагает использование механизма ускоренной амортизации для основных фондов отечественного производства, о чем говорилось ранее. Разумеется, это касается не только нефтегазового машиностроения, но главных фондов технологического оборудования для основной деятельности наших компаний вообще.
По словам руководителя Минпромторга, сами нефтегазовые компании активизировались в плане импортозамещения в своей закупочной деятельности. Они уже создали специальные подразделения внутри холдингов, утвердили внутренние регламенты и планы локализации востребованного оборудования.
Минпромторг в настоящее время осуществляет координацию этого процесса, синхронизируя потребности нефтегазовых компаний с возможностями российских машиностроителей.
Очень важное направление импортозамещения — сельхозмашиностроение. «Поддержку спроса на новейшую сельхозтехнику, которая будет создана в рамках импортозамещения, обеспечат преду­смотренные правительством меры, которые доказали свою эффективность, — это компенсация скидок на отечественную технику и льготный лизинг», — убежден Мантуров.
Одним из приоритетных направлений в этой отрасли является создание колесных тракторов третьего, четвертого класса, в первую очередь с системой автоматического управления при выполнении технологических операций.
Этот проект реализуется концерном «Тракторные заводы», который инвестирует 700 млн рублей собственных средств, а со своей стороны государство предоставляет компании субсидию на проведение НИОКР. Тем самым в импортозамещении задействован принцип государственно-частного партнерства. Потенциальная потребность до 2020 года в тракторах этого класса — около 160 единиц.
Проект имеет высокую бюджетную эффективность. Прирост поступления налогов и сборов за счет выпуска инновационной продукции составит 1,2 млрд рублей к 2020 году.
Наряду с уже реализуемыми субсидиарными мерами поддержки особую роль в импортозамещении будет играть Фонд развития промышленности, который обеспечит льготное финансирование, главным образом в предпроизводственной стадии проектов. Лишь за последние три месяца фонд получил более 600 заявок на общую сумму порядка 240 млрд рублей от разных, соответственно, компаний и регионов. «С имеющимся капиталом в 20 млрд мы будем проводить жесткий отбор и сосредоточимся на наиболее приоритетных проектах», — подчеркивает министр.
Отраслевые планы очень тесно связаны с регуляторными механизмами, которые должны быть сфокусированы на задачах импортозамещения. В первую очередь, по мнению Минпромторга, необходимо нормативно закрепить критерии отнесения промышленной продукции к товару, произведенному на территории Евразийского союза.
Минэкономразвития готовит также поправки к 44-му Федеральному закону, касающиеся заключения долгосрочных контрактов на поставку отечественной продукции. Они, согласно позиции Мин­пром­торга, должны быть увязаны с механизмом специальных инвестиционных контрактов, которые предусмотрены Законом «О промышленной политике».
Большую роль в содействии импортозамещению играет система стандартизации. Минпромторгом подготовлены поправки в законодательство о контрактной системе, по которым преимущество при осуществлении закупок отдается продукции, соответствующей национальным стандартам.

Протекционизм, коллективная работа и умные инвестиции
Минкомсвязи наряду с другими ведомствами реализует свою программу импортозамещения. По словам министра связи и массовых коммуникаций России Николая Никифорова, план можно разделить на три блока работ.
Первый из них в министерстве условно назвали государственным протекционизмом за деньги налогоплательщиков (преференции для российского софта при госзакупках), второй — организацией коллективной разработки ПО, третий — умными инвестициями в конкретные целевые софтверные проекты.
В последнем случае возможно использование ресурсов фонда «Рос­ин­фо­ком­ин­вест».

Стратегическое направление
С точки зрения главы правительства, будущего председателя правительственной Комиссии по импортозамещению Дмитрия Медведева, импортозамещение — «это не ситуативное короткое мероприятие, а… стратегическое направление работы на ближайшие годы вне контекста всякого рода санкций».
По мнению Медведева, за последнее время был сформирован достаточно разнообразный набор инструментов государственной поддержки импортозамещения. «Это не значит, что не нужно продумывать какие-то другие инструменты, тем не менее кое-что у нас в этом смысле уже сделано, — отметил Медведев. — Созданы институты развития, в регионах сформирована специализированная инфраструктура: промышленные парки, бизнес-инкубаторы».
По словам премьер-министра, курс на импортозамещение должен учитывать как интересы России, так и ее международные обязательства. «И конечно, учитывать наработанные кооперационные связи с нашими партнерами».
Как отмечает заместитель Медведева Аркадий Дворкович, у каждого члена правительства в отдельности и коллектива правительства в целом есть общая политическая ответственность за выполнение указаний президента, за выполнение решений правительства. Планы по импорто­замещению — одна из ключевых составляющих этих планов — в этом смысле ничем не отличаются от других поручений.

Благодарим за предоставление материалов для публикации пресс-службы Правительства РФ, Минпромторга России и Минкомсвязи России

 

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Елена Разумова,
заместитель начальника Департамента экспертно-аналитических работ Аналитического центра при Правительстве Российской Федерации:
Если рассматривать динамику роста производства различной сельскохозяйственной продукции, то можно сказать, что в некоторых секторах им­пор­то-
­замещению помогло эмбарго, но оно только усилило ранее существовавшие тенденции к росту доли отечественного производства. Это характерно для свиноводства, птицеводства, производства сыров, сливочного масла и отчасти сельди.
Существующие тренды по росту доли отечественного производства в обозначенных выше секторах могут измениться на противоположные из-за сокращения потребительского спроса и удорожания кредитных ресурсов. К наиболее рискованным отраслям с этой точки зрения относятся молочное животноводство из-за снижения цен на молоко-сырье, птицеводство из-за проявления эффектов удорожания зерновых в начале 2015 года и колбасное производство по причине роста отпускных цен на свинину и импортные ингредиенты.

К сожалению, у импортозамещения больше ограничивающих факторов, нежели стимулирующих его. Во-первых, по большинству сельскохозяйственных продуктов Россия импортозависима в части семенного и генетического материала. Причин такой ситуации много, но к главным стоит отнести чрезмерную и неэффективную систему госрегулирования подобных наукоемких рынков, а также ограниченный платежеспособный спрос со стороны сельхозпроизводителей на продукцию селекции. В результате желающих вкладываться в развитие генетики очень мало.
Другой важный фактор — падение доходов населения. Этот факт влечет за собой очень разные последствия. Во-первых, население переключается на продукты с более низкой ценой, что, в свою очередь, создает риски появления контрафактной, фальсифицированной продукции. Самый яркий пример — сыры, где даже по самым примерным подсчетам выходит, что около 30% прироста производства сыров произошло за счет ненастоящего сыра. Во-вторых, из-за «сжатия» рынков инвестиционная привлекательность отраслей сельского хозяйства и пищевой промышленности уменьшается, замедляя процессы импортозамещения.
Ну и, наконец, самый серьезный момент — сельскохозяйственная инфраструктура, коммуникации, дороги, ветеринарное обеспечение, кадровый потенциал, техника. С середины 2000-х годов государство финансово поддерживало создание непосредственно производств, теперь акцент стал смещаться в сторону инфраструктурных проектов и поддержки сопутствующих отраслей. Однако кроме денег нужны большие изменения в нормативной, контрольно-надзорной, налоговой сферах, пока же в этом направлении делается очень мало.

Владимир Гутенев,
первый заместитель председателя Комитета Государственной думы ФС РФ по промышленности, первый вице-президент Союза машиностроителей России:
При всем драматизме санкционной ситуации, когда Запад пытается изолировать Россию, навязать ей свою волю, я склонен отдавать преимущество ее позитивным сторонам.
Прежде всего это проверка стойкости нашего национального характера, нашей способности сплотиться, для того чтобы успешно преодолеть очередной исторический вызов и укрепить суверенитет и геополитические позиции России.
Ну а реализация политики импортозамещения, безусловно, подхлестнет промышленность России, даст как минимум 10–15% роста, выведет ее на конкурентоспособный технологический уровень, который позволит не только вернуть собственный рынок отечественному производителю, но и осуществить экспансию российских товаров на глобальные рынки.
По каким первоочередным направлениям должно осуществляться замещение импорта и даже достижение импортонезависимости? Прежде всего по понятным причинам в сферах, связанных с обороноспособностью и национальной безопасностью: ОПК и промышленный сектор высоких технологий. Если же говорить об отраслях, то это наукоемкое станкостроение и станкоинструментальная промышленность (доля импорта — около 90%); электронно-компонентная база (доля импорта по отдельным сегментам — 80–90 %); оборудование для нефтегазового комплекса (доля импорта по отдельным сегментам — до 70%); производство редкоземельных металлов, композиционных материалов, красок и лаков, пластиков, а также изделий из резины и пластмасс (доля импорта по важнейшим сегментам — от 22 до 66%). К этому, исходя из соображений продовольственной безопасности, я бы добавил агропромышленный комплекс, где доля импорта относительно невысока — от 23 до 32%.
Что нужно для поддержки импортозамещения? Правительство РФ считает, что в гражданских отраслях доля закупаемого отечественного продукта к 2017 году должна составить 80%. Для достижения этого показателя, безусловно, необходимы как административные барьеры (прямые ограничения госзакупок импорта), так и бюджетное стимулирование (докапитализация банков для удешевления кредита, налоговые льготы, Фонд поддержки промышленности). Для стимулирования замещения импорта российскими товарами следует применить, в частности, таможенно-тарифное (пошлины) и нетарифное (квоты, лицензирование ввоза) регулирование, а также субсидирование и другие виды господдержки производств в России.
Важное значение, на мой взгляд, имеет применение национальных стандартов, разработанных с учетом наилучших практик в сфере международной стандартизации, которое позволит повысить конкурентоспособность промышленной продукции.
Ну а главным стимулом для импортозамещения, да и драйверами экономического роста, я считаю, стала бы реализация крупных государственных проектов уровня Байкало-Амурской магистрали. Сегодня такими проектами могли бы выступить масштабное строительство современных автомобильных дорог и индивидуального жилья в весьма ощутимых размерах (до 1 млн домов в год).
Что мешает импортозамещению? В первую очередь я бы назвал завышенные цены на отечественное оборудование и сырье на фоне приемлемых цен на зарубежное. Далее — недостаточные административные барьеры на импорт оборудования и сырья. Ну и к этому добавим пока еще недостаточную поддержку процесса импортозамещения в ряде секторов со стороны исполнительной власти.
Что, на мой взгляд, должно осуществить государство для поддержки импортозамещения? Совершенно очевидно, что прежде всего надо сделать более доступными кредиты. Следует активно развивать инфраструктуру. Принципиально важно наладить подготовку квалифицированных специалистов для реального сектора экономики.
В законодательном плане необходима нормативная поддержка приобретения товаров отечественного производства в рамках государственного заказа. Нужны налоговые и таможенные преференции, способствующие развитию производства и росту отечественного импорта. Ну и более активная позиция по продвижению российских товаров через проведение специальных федеральных и региональных кампаний по брендированию качества отечественных продуктов. И важно, что данные мероприятия должны организовываться на всех уровнях государственного управления, начиная с федерального, на уровне субъектов Федерации и непосредственно в муниципальных образованиях.
Следует заметить, что сегодня мы имеем немало примеров успешного импортозамещения. В ОПК это программа развития стратегических ядерных сил, которая уже не предусматривает участия в ней украинских производителей. Новые ракетные комплексы стратегического назначения «Тополь-М», «Ярс» и морская «Булава» сделаны полностью на отечественной элементной базе. Также будет разработана и новая тяжелая баллистическая ракета — «Сармат». К проекту создания новейшего российского комплекса ПВО С-400 не был привлечен Днепровский машиностроительный завод, который когда-то принимал участие в создании и производстве С-300. В России появились и собственные авиационные ракеты класса «воздух-воздух» Р-77 для истребителей МиГ-29, Су-27, ­Су-30 и Су-35. Российская армия начинает получать новейшие комплексы радиоэлектронной борьбы «Москва-1», в котором до недавнего времени в значительном количестве использовались импортные комплектующие. Данный комплекс позволяет эффективно отслеживать цели, а также является «мозговым центром» для средств ПВО и систем радиоэлектронной борьбы. Подобные решения есть и в других областях, связанных с вооружением и военной техникой.
Достаточно много примеров в гражданском секторе экономики. Назову автомобильный кластер: Volkswagen, Volvo, Peugeot-Citroen, и электротехнический кластер: Samsung, Siemens AG, LG, действующий для производства компонентов для других заводов и автомобилей в Калужской области. В Ленинградской области функционирует СП Ford Sollers, там же — завод по производству бытовой техники Ariston. «Лианозовский молочный комбинат» — успешный пример импортозамещения. Завод закупает современное оборудование отечественного производства, а при изготовлении своей продукции использует лишь местное сырье. Аналогичные примеры есть во многих других регионах страны.
Так что можно не сомневаться, что импортозамещение в его разумных пределах будет достигнуто и оно поспособствует подъему всей российской экономики.

Сергей БЕДНОВ,
председатель Комитета ТПП РФ по выставочно-ярмарочной деятельности и поддержке товаропроизводителей и экспортеров, генеральный директор ЦВК «Экспоцентр»:
Безусловно, новые политические и экономические условия не проходят бесследно для выставочной отрасли. Нашим постоянным иностранным экспонентам иногда отказывают в господдержке или просто советуют не участвовать в российских выставках. Несмотря на это, на выставку «Металлообработка-2015», которую мы провели совсем недавно, приехали почти все наши ключевые иностранные партнеры. Они участвуют в выставке по вполне понятным причинам: чтобы не потерять российский рынок.
Наряду с этим можно констатировать, что состав наших экспонентов все же меняется. В выставочных проектах принимает участие все больше российских компаний. Эти компании представляют машиностроение, оборудование для пищевой промышленности, фармацевтику и агропромышленный комплекс, информационные технологии и коммуникации. У нас предусмотрены определенные преференции для представителей малого и среднего бизнеса, в рамках выставок мы создаем специальные экспозиции «Сделано в России».
В деловой программе выставок большой популярностью пользуются тематика импортозамещения, вопросы реализации 223-го Федерального закона, регулирующего госзакупки. Так что со своей стороны мы уже видим вполне конкретные результаты реализации программы импортозамещения.

Евгений Ицаков,
доцент факультета экономических и социальных наук РАНХиГС:
Импортозамещение сегодня насущная проблема. Замещать нужно все иностранное оборудование и технологии, которые так или иначе касаются военной, продовольственной и энергетической безопасности. Если Россия будет независима по этим направлениям, то фактически не останется существенных рычагов давления извне.
Для импортозамещения и ранее, и сейчас не хватает политической воли. Раньше такой вопрос всерьез не рассматривался совсем. Теперь получить реальный результат в столь сжатые сроки не получается, поскольку для развертывания, например, отрасли двигателестроения требуются годы. Инвесторы также не очень заинтересованы вкладываться в импортозамещение, поскольку как быстро мы наложили ответные санкции и взяли курс на развитие собственного производства, также быстро мы можем с этого курса сойти в угоду изменившемуся политическому вектору.
Наиболее адекватно на современные вызовы отвечает руководство ОАО «Газпром», которое запретило закупать любое иностранное оборудование независимо от страны производства всем своим структурам, даже если оборудование не под санкциями, если только в этом нет жизненной необходимости. Кроме того, «Газпром» создал реестр используемого импортного оборудования, чтобы любая компания, которая решит заниматься импортозамещением, знала, на какие станки, узлы или агрегаты точно есть спрос уже сейчас. Тестовые образцы ОАО «Газпром» готово проверять на своем живом производстве и в случае успешного прохождения проверки тут же осуществлять закупку такого оборудования.
Госплан СССР развивал производство на всей территории страны, поэтому корпуса военных вертолетов собирались в Сибири, двигатели на Украине, электроника в Ленинграде, что-нибудь еще в Казахстане. Когда страна развалилась на осколки, некоторое время удавалось сохранять связи существовавшей ранее промышленной кооперации, поэтому на Украине стояли двигатели на заводах, которые до этого создавали инженеры и строители со всего Союза. Необходимо помнить, что место расположения того или иного производства определяется инфраструктурой и ресурсной базой, поэтому неудивительно, что крупнейшие промышленные производства бывшего СССР расположены в районе Донецкого, Кузнецкого бассейнов и Южно-Уральского горного хребта. По мере разрушения политических отношений рвутся и хозяйственные связи.
В настоящий момент, чтобы восстановить сложное наукоемкое производство, России нужно восстановить все те составные части промышленной кооперации, которые теперь остались в бывших союзных республиках. Проблема усугубляется еще и тем, что за время деградации промышленных коопераций пришли в упадок и российские производства, создававшиеся для решения задач всесоюзного масштаба.

Мнения боссов АПК

 


Павел Розенфельд,
генеральный директор ОАО «КАРАТ» (Московский завод плавленых сыров «КАРАТ»):
Положительным моментом программы импортозамещения стал факт снижения активности конкурирующих с отечественными производителями транснациональных компаний, сокращение их рекламных бюджетов и объемов производства. Поэтому сегодня мы увеличиваем портфели производимых брендов, встаем в розничные сети, где ранее порог входа был для нас очень чувствительным. В то же время производить стало сложнее и дороже. Сейчас эта емкая фраза очень точно характеризует рынок молочно-сырной продукции.
Транснациональные компании, которые ранее ввозили молочное сырье из Европы, теперь вынуждены искать поставщиков в России, которых, к сожалению, не так много. Активный спрос вызвал рост цен и конкуренцию за качественное сырье. Обслуживание импортного оборудования, на котором завязан производственный процесс, также подорожало, иногда рост цен достигает 50%. Более того, мы вынуждены ожидать запчасти по 8–12 недель, а потом подтверждать назначение ввозимых из Европы запчастей — это все частные примеры. Чтобы отечественный рынок молочной промышленности начал функционировать в полном объеме, необходимы инвестиции в сельское хозяйство и в основные фонды, производящие оборудование. До тех пор, пока в России не появится собственная стабильная и качественная сырьевая база, оборудование, не уступающее импортным брендам, мы не сможем реализовывать программу импортозамещения в должном масштабе и показывать ожидаемый рост экономики.
Так, возрождение мясной промышленности потребует от 10 лет, молочный рынок может быть реанимирован в пятилетней перспективе при условии соблюдения важных управленческих решений. Это видно на примере птицы, которая на данный момент является, пожалуй, единственным успешным примером импортозамещения. Но за этим стоит 10-летнее развитие отрасли на растущем рынке.

Игорь Сандлер,
собственник компании «Альянс Молоко» (бренд «Тевье-молочник»):
Продовольственное эмбарго и его продление — хороший стимул для развития российского сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. Замечательно, что у России появился шанс заменить импортную продукцию отечественной. Конечно, это не инструмент глобальных реформ. Для них нужны серьезные, продуманные шаги, государственные программы поддержки не только производителей, но и переработчиков. И очень большие инвестиции. Фермерам государство помогает, нам, переработчикам, — нет.
В нашей стране производитель должен сам заботиться о реализации своей продукции. А это далеко не просто. Конечно, лучше всего поставлять продукты в большие торговые сети, но у тех свои требования и свои интересы.
В условиях экономического кризиса потребитель начинает экономить и, естественно, покупать более дешевую продукцию. Такая же ситуация была в конце 90-х — начале 2000-х. Постепенно мы приучили потребителя к качественным товарам, потому что здоровье дороже. И вот опять кризис отбрасывает нас назад. Берут самое дешевое. У простых людей просто нет денег, чтобы выбирать линейку luxury.
В погоне за прибылью не все производители соблюдают нормы. Многие заполняют полки магазинов фальсификатом без зазрения совести. Росстат сообщает, что, например, импорт пальмового масла и его фракций в Россию увеличился до 260 тыс. тонн. И все оно используется для производства фальсифицированной молочной продукции. В рознице можно встретить до 20% таких продуктов. Наши депутаты пытаются уже который год ввести закон об ограничении использования пальмового масла. Но воз и ныне там. В мире его применяют в производстве красок и лаков, а мы кормим им наших граждан!
Естественно, когда была закрыта часть рынка в связи с санкциями, российские производители получили определенный шанс. Однако в ситуации дефицита сырья, а с молоком у нас постоянный дефицит, понятно, что активизировались недобросовестные производители, которые под видом молокоемких продуктов массово продают фальсифицированную продукцию. Стоимость производства молочных продуктов с добавлением растительных жиров гораздо ниже, чем натуральных молочных — разница в стоимости достигает трех-четырех раз. К тому же некоторые компании могут применять в производстве не пригодные для использования в пищевой промышленности технические растительные масла, которые стоят еще дешевле.
В итоге рост доли фальсифицированной продукции (сырной продукции под видом сыра, спреда под видом масла) негативно сказывается на добросовестных компаниях, которые не в силах конкурировать с некачественным продуктом или же рассчитывать на ту маржу, которую они могли бы получить, не будь на рынке фальсификата. Потребитель также сталкивается с проблемой, ведь он покупает не то, за что платил.
Мы, жители больших городов, уже отвыкли от натуральных продуктов: настоящего молока, творога, сметаны. В России практически не наказывают тех, кто заявляет одно, а продает совсем другое. Есть, конечно, штрафы за несоответствие реального состава продукта тому, что указан на упаковке. Выяснили, например, что сырный продукт назвали сыром или спред — маслом. И что? Назначают штраф от 10 до 50 тыс. рублей. Для крупного производителя это копейки. Я считаю, штрафные санкции должны быть увеличены в разы. Сейчас же наказания по сравнению с экономической выгодой настолько незначительные, что ситуацию на рынке это практически не меняет.
Смотрите: на килограмм сыра идет от 8 до 12 л молока. Сегодня себестоимость молока на ферме в среднем 20 рублей. Получается, около 200 руб­лей в килограмме сыра будет стоить только сырье. Прибавьте стоимость переработки молока, логистики от производителя до переработчика, упаковки, транспортировки от переработчика до магазина, хранения, маржу продавца, и становится понятно, что килограмм сыра, который по цене близок к себестоимости молока, оказывается ничем иным, как фальсификатом.
С маслом почти та же самая ситуация. Покупая продукт, не поленитесь и внимательно прочитайте упаковку. Бывает, на лицевой стороне написано, что это масло, но, когда начинаешь читать мелкий шрифт на обороте, оказывается, это вовсе не масло, а спред, который произвели с использованием растительных жиров.
Страшно еще то, что из-за своей низкой стоимости фальсификат имеет преимущество и при проведении тендеров, ведь они проводятся по принципу «чем дешевле, тем лучше». Такое молоко завозят в детские сады и школы, его пьют дети. Теперь уже все знают, чем чревато употребление продуктов с пальмовым маслом: оно не полностью выводится из организма, образовывая шлаки, способствует развитию рака и сердечно-сосудистых заболеваний. А потом мы удивляемся, почему у нас повышается смертность, почему вдруг умирают молодые, вроде бы здоровые люди. Не зря ведь существует поговорка: «Ты есть то, что ты ешь!».
В июне на ПМЭФ-2015 в Петербурге глава Мин­сель­хоза Александр Ткачев заявил, что по некоторым показателям в сельском хозяйстве страна практически вышла на уровень самообеспечения и что во времена санкций Россия, как никогда, способна привлечь все свои ресурсы и стать государством, которое может прокормить не только себя, но и весь остальной мир. Ткачев уверяет, что через 10 лет отечественные продукты питания должны полностью вытеснить импортные из России. Но здесь встает вопрос о качестве производимой продукции. Можно завалить полки дешевыми продуктами, а потом удивляться, почему в нашей стране вымирает население.
Когда ввели продуктовое эмбарго, все воодушевились, восприняли это как начало новой эпохи в российской промышленности. С одной стороны, с рынка ушли западные игроки — финны, немцы, французы, освободив место нашим производителям. Однако тут возникли другие проблемы, из-за которых у нас нет возможности занять это место. Курс валют вырос, повысились цены на аренду, коммунальные платежи все больше и больше, банковские ставки резко взлетели — в два с лишним раза. Сегодня банковские кредиты нас просто душат: 25% годовых вместо прежних 10. Какой сельхозпроизводитель или переработчик потянет такие кредиты? Государство должно срочно вмешаться и решать этот вопрос. Вроде бы и есть перспективы, но они все тут же заваливаются на корню.
Для России это громадная проблема. Не­воз­мож­но всю жизнь торговать нефтью и газом, тем, что нам дали Господь Бог и земля. У нас не настолько дурная страна! Япония, у которой пригодны для проживания только 30% земли, снабжает весь мир техникой. Израиль в пустыне построил оазис, теперь процветает, продавая свои знания и умения, но никак не ресурсы. Россия же, богатейшее государство, не может создать условий, чтобы мозги не утекали за границу, а реализовывали себя здесь. Это, конечно, колоссальная проблема.
Возьмем логистику: снова трудности и для производителей, и для переработчиков. Вход в сети, бонусы, налоги… Без поддержки государства очень тяжело выжить. Казалось бы, ввели санкции, больше будут покупать мою продукцию, пойдет прибыль, а получается, я теперь трачу денег больше. Не у всех, конечно, прибыль падает. Я говорю именно о премиум-сегменте, об экологически чистом продукте.
Ко мне обращаются компании, которые до введения санкций закупали кошерные продукты за границей, а теперь ищут новых поставщиков. Я бы с удовольствием расширял производство, но для этого необходимо покупать новое импортное оборудование у немцев или итальянцев. Однако на данный момент это нереально, так как валюта взлетела в два раза. Получается, мне нужно заплатить две цены.
То есть теоретически возможности у отечественного производителя есть, а практически — сплошные проблемы. Если не будут разработаны программы господдержки не только производителей, но и переработчиков, благие намерения так и останутся лишь намерениями.

Мнения финансовых боссов

 


Татьяна Сапрыкина,
независимый финансовый директор:
Импортозамещение возможно в первую очередь в продуктовой сфере. Не все продукты получится заменить, но бóльшую часть можно. Площадей более чем достаточно, возможностей для развития и занятости населения также очень много. Сейчас в России производятся не только продукты первой необходимости. К примеру, уже несколько лет выпускается сыр Маскарпоне и другие виды сыров, которые раньше привозили исключительно из других стран.
Много товаров изготавливается в России, хотя не всегда они пользуются спросом из-за возможности приобрести китайский аналог, который будет дешевле, или европейский, который дороже, но лучшего качества. Дороговизна и недостаточное качество российских товаров связаны с тем, что стоимость труда слишком высока, не оптимизированы и не отточены процессы, нет технологий. Я не говорю о том, что зарплаты нужно уменьшать, таким образом, экономя на конечной цене. Я хочу сказать о другом. Проблема малых и средних предприятий состоит в том, что они порой экономят на профессионалах, которые, с одной стороны, стоят недешево, но, с другой стороны, в силах помочь быстро внедрить нужные процессы и наладить деятельность. Дешевле взять профессионала и заплатить ему 1 млн за три месяца, кардинально изменив процессы на предприятии или выстроив их по-новому, чем взять сотрудника на 100 тыс. в месяц, который год будет внедрять то же самое, и результат не всегда выйдет положительным. Кстати, во втором случае компания заплатит больше, времени потратит в разы больше, а может и упустить момент, когда нужно было сделать рывок в бизнесе.

Юлиан Лазовский,
член совета директоров интернет-площадки «Город Денег»:
Процесс импортозамещения сложный и многофакторный, требующий взвешенного подхода, неизменной последовательной политики в течение длительного времени и наличия финансовых ресурсов.
Так, импортозамещение сказывается самым благоприятным образом на росте (а иногда и, по сути, возрождении) и развитии для целого ряда сфер и областей народного хозяйства РФ (например, сфер, связанных с агропромышленным сектором экономики, перерабатывающей или легкой промышленности). Для того чтобы данный процесс в полной мере принес свои позитивные плоды, бесспорно, требуются как определенные финансовые вливания в развитие указанных сфер со стороны государства, финансовых институтов и частного бизнеса (инвесторов), так и неизменная последовательная политика, проводимая Правительством РФ. Потому что даже при наличии необходимых ресурсов данные сферы должны достаточно сильно окрепнуть и занять существенные ниши в стране, чтобы достойно начать конкурировать с импортными товарами как внутри России, так и за ее пределами. Дополнительной серьезной поддержкой со стороны Правительства РФ может стать определенная система разнообразных налоговых льгот не только для этих сфер, но и конкретных предприятий, занимающихся проблемой импортозамещения. Все это в совокупности позволит не просто сделать привлекательным для инвесторов вложение средств в указанные сферы и предприятия, но и поможет им повысить и занять достаточно существенную долю в ВВП РФ, что, как следствие, позволит оздоровить торговый баланс и структуру бюджетных доходов России (снизить долю доходов, формируемую за счет реализации природных ресурсов РФ).
Однако в ряде сфер экономики требуется использовать взвешенный дифференцированный подход (например медицина или машиностроение), чтобы оптимально разграничить те области указанных сфер, в которых целесообразно продвигать процесс импортозамещения, а где продолжать применять в ближайшем обозримом будущем импортные технологии и продукцию. Это позволит, оставаясь на достаточно высоком технологическом и продуктовом уровне, избежать негативных последствий импортозамещения как для данных сфер экономики или конкретных промышленных предприятий, так и для обычных граждан РФ.

Борис Батин,
генеральный директор MoneyMan:
Кризис — лучшее время для перемен. Сегодня в стране сложились благоприятные условия для кардинальной смены экономической парадигмы. Экспорт энергоносителей больше не видится надежным источником дохода. Падение рубля и общая ситуация экономической неопределенности окончательно развеяли миф о возможности бесконечно «накачивать» экономику через «сырьевую иглу».
Государство наконец вынуждено обратиться к теме, которая уже давно декларируется во всевозможных стратегиях и программах, а именно — к идее диверсификации экономики. Девальвация национальной валюты стала существенным импульсом к развитию импортозамещения. В первую очередь речь идет о промышленности химической, пищевой и машиностроении. Увеличение спроса на отечественные товары и услуги, уменьшение их себестоимости и рост конкурентоспособности уже в среднесрочном периоде позволят переориентировать некоторые несырьевые рынки на экспорт. Наиболее перспективными в этом свете видятся отрасли, создающие значительную дополнительную стоимость: деревообрабатывающая промышленность, нефтехимия и информационные технологии.

Мнения боссов

 


Вацлав Харант,
вице-президент и генеральный директор объединенной компании «Эколаб Россия и СНГ»:
«Эколаб» — международная компания, специализирующаяся в сфере водных, санитарно-
профилактических и энергетических технологий и услуг, обеспечивающих защиту людей и сохраняющих ресурсы.
Ряд принципиальных моментов, связанных с особенностями химического производства (доступность необходимого сырья, наличие технологической возможности реализовать некоторые химические процессы, например реакции синтеза, гарантия защиты интеллектуальной собственности в случае контрактного производства и т.п.), безусловно, оказывает свое влияние на ход реализации проекта.
Приятно видеть заинтересованность со стороны правительства и поддержку программ по переводу производства в Россию. Уверен, правительство могло бы оказать действенную и эффективную помощь в локализации производств, мотивируя российских производителей вкладывать капитал в развитие своих производственных объектов, а также посредством упрощения налоговых режимов и регулирующих процедур. Это необходимо, так как зачастую производителям отечественного сырья, которое является основным компонентом многих продуктов, выгоднее продавать его на экспорт, чем работать с местными заказчиками. Убежден, это будет способствовать решению затронутых на встрече проблем и поддержит намерение компаний по локализации производств в России.

Анна Лупашко,
президент Национального объединения технологического и ценового аудита (НО ТЦА):
Импортозамещение — это сложный и длительный процесс. В ряде отраслей, например в легкой промышленности или производстве строительных материалов, наладить выпуск отечественной продукции можно достаточно быстро. Но есть еще станкостроение, производство оборудования, отдельных видов электронной продукции. Здесь процесс замещения импорта потребует серьезных шагов со стороны государства и бизнеса, организационных усилий и значительных инвестиций. Мы приняли участие в подготовке предложений «Деловой России» к докладу рабочей группы Госсовета по импортозамещению. В этом документе, в частности, рассматриваются возможности развития процесса импортозамещения в перспективе на 2016–2025 и 2026–2030 годы.
Это не забег на короткую дистанцию, это, скорее, марафон, большая работа по модернизации наукоемких отраслей и переориентации всей экономики, где роль технологического и ценового аудита очень важна. При анализе крупных проектов с госучастием аудиторы должны определять долю отечественного содержимого и проводить оценку целесообразности замены импортных технологий российскими аналогами. На сегодняшний день анализ отечественной составляющей проектов является обязательным требованием для участников НО ТЦА. Оно отражено в Стандарте проведения технологического и ценового аудита, который утвердило в этом году Национальное объединение.
Импортозамещение нельзя рассматривать как способ отгородиться от остального мира. Это было бы неразумно: в современном мире у каждой экономики есть свои сильные и слабые стороны, при этом все страны слишком сильно взаимосвязаны едиными мировыми процессами в финансовом секторе и торговле.
Импортозамещение — это способ дать толчок для экономического развития, особенно в регионах. Причем единственно возможный. И мерилом успешности этого процесса можно считать повышение конкурентоспособности наших товаров на международных рынках и рост их экспорта.

Михаил Садченков,
генеральный директор проекта Made in Russia:
Мы позитивно оцениваем создание любых инструментов, направленных на поддержку ­несырьевого экспорта.
В стране зарождается целый класс малых и средних предприятий, способных производить конкурентоспособную продукцию и, что самое главное, успешно продавать ее на внешних рынках.
Сейчас многим из них не хватает финансовых ресурсов, консультационной и информационной поддержки. Новые инструменты, в особенности создание Российского экспортного центра как единого окна поддержки экспортеров, должны эти задачи решить.
Что касается нас, то мы считаем, что теперь очень важно собрать и наладить контакт со всеми перспективными компаниями в России, помочь им с продвижением на внешних рынках, оказать поддержку в том, как правильно позиционировать и упаковывать свой продукт.

Олег Грибанов,
генеральный директор Darenta.ru:
Что помогает импортозамещению? Желание граждан нашей страны заработать дополнительные деньги в трудные времена. Если ранее россияне могли себе позволить простой второго и третьего семейного автомобиля на стоянке, то сейчас они не против от дохода, если предоставленный нами турист их устраивает.
Что мешает импортозамещению? Отсутствие господдержки. Чем может помочь государство? Финансами и информационной поддержкой через Федеральное агентство по туризму. Вообще мы не отказались бы и от негосударственной поддержки. Если какой-либо бизнес-ангел или фонд готовы помочь нам грантом или инвестицией, то это также поддержало бы с импортозамещением, при котором россияне (бизнес-ангел, представители фонда, основатели стартапа Darenta и автовладельцы-арендодатели) могли бы заработать деньги.

Наталья Туманова,
генеральный директор N.TUMANOVA ARCHITECTURAL STUDIO:
Одним из направлений нашей деятельности является оснащение пространства мебелью. Мой опыт показывает, что российский покупатель более лоялен к иностранным брендам. Мы не можем полноценно наслаждаться отечественными продуктами, важны имидж, история создания.
Большое значение имеет эмоциональная составляющая. Мы словно чувствуем, как руки мастера вырезали барельефы на комоде, а теперь он стоит у нас в гостиной и излучает тепло солнечной Италии.
Если говорить о мебельной индустрии в целом в рамках страны, то мне видятся очень большие вложения на поднятие отрасли. Нужно усовершенствовать все стандарты и нормы, законодательно проработать требования соответствия, чтобы производитель (независимо от того, крупный это бизнес или небольшая семейная компания) не имел возможности выпустить на рынок низкокачественный продукт. Все это требует огромных трудовых и финансовых затрат, особенно в масштабах нашего государства.
Для нашей мастерской с момента начала кризиса спрос на европейскую мебель, предметы интерьера и декора остался на том же уровне. Клиенты, как и раньше, отдают предпочтение иностранным товарам, притом что цены выросли соответственно курсу. Россияне не пошли к отечественному производителю.