Босс №08 2015 г.

100 шагов вперед

Рубрика | Сюжет месяца/Вокруг России
Текст | Тимур ХУРСАНДОВ

Казахстан анонсировал масштабную программу реформ.

 

В конце апреля, сразу после победы на президентских выборах, в которой никто не сомневался ни в Казахстане, ни за его пределами, Нурсултан Назарбаев анонсировал детальный план реформ, необходимых стране для процветания. И действительно, скоро была представлена программа под названием «100 шагов».
Цели ее более чем амбициозны: из Ка­зах­стана хотят сделать ни много ни мало новый Сингапур, который за последние годы стал безусловной ролевой моделью для многих бывших советских республик. Зарубежные экономисты, в общем, отнеслись к программе Назарбаева благосклонно, но внутри страны звучат и скептические голоса, указывающие на отсутствие конкретики и замалчивание проблем в некоторых сферах.

 

Плановая победа на внеочередных выборах
Главной целью внеочередных президентских выборов в Казахстане, очевидно, было еще раз показать всенародную любовь к главе государства, укрепить его и без того полную власть. Это не особо и скрывали — необходимость провести голосование именно сейчас его инициаторы обосновали тем, что в нынешних кризисных условиях Назарбаеву надо дать новый мандат общенационального доверия, «чтобы страна не сбилась со своего стратегического курса».
Нация не подкачала и показала требуемую монолитность. Были, правда, досадные сбои, но незначительные. Так, например, после того как нижняя палата парламента единогласно проголосовала за проведение досрочных выборов, одобрить это решение должна была и верхняя. Однако здесь кто-то из сенаторов случайно или намеренно проявил вольнодумство — получилось 41 голос «за» и один «против». Председатель сената Касым-Жомарт То­ка­ев был настолько поражен, что, кажется, не поверил своим глазам. «Что-то там мне не понравилось. Это техническое. Давайте переголосуем. Переголосуем. Это кто-то невнимательно очень проголосовал», — призвал он. Во второй раз все было, как надо.
Дальше уже без проблем. Выборы прошли при рекордной явке, и более 97% казахов отдало свои голоса за бессменного президента республики. Сам Назарбаев заявил, что ничего не может поделать с такой народной любовью. «Я ничего не мог сделать. Если бы я вмешался, я был бы недемократичным», — скромно отметил он.


Майские реформы
Почти сразу после инаугурации На­зар­ба­ев начал выполнять обещание по разработке программы серьезных преобразований, которые в обозримой перспективе должны позволить Казахстану войти в число тридцати наиболее развитых стран мира. По сути, «100 шагов» — это развернутая программа реализации реформ на пяти ключевых направлениях, обозначенных им еще в ходе предвыборной кампании: формирование современного и эффективного госаппарата, обеспечение верховенства закона, индустриализация и экономический рост, создание прозрачного и подотчетного государства и, наконец, единство нации.
В целом ничего нового: все меры, прописанные в плане, давно известны любому развивающемуся государству, декларируются практически в каждом из них. Если сравнить инициативы Назарбаева с тем, что в последние годы регулярно обещают российские власти, отличия найти крайне сложно. Здесь и борьба с коррупцией, и пенсионная реформа, и даже создание в стране международного финансового центра. Все то же, только с поправкой на местный колорит и, пожалуй, более детально расписанное.
В первую очередь президент Казахстана обещает взяться за систему госуправления. Здесь, по его мнению, нужно изменить сами принципы формирования чиновничьего аппарата — обеспечить невозможность занятия высоких постов без того, чтобы пройти все ступени карьерной лестницы, разработать новые антикоррупционные законы и сделать деятельность госорганов, а также судебной системы действительно подотчетной населению.
В сфере экономики планы Назарбаева не менее масштабны. В принципе у Ка­зах­ста­на по сравнению с его «одноклассниками» дела и так идут неплохо. Всемирный банк в своем недавнем докладе Global Economic Prospects («Перспективы мировой экономики») высказывает мнение, что к 2017 году темп роста казахского ВВП составит 4,1%. Это больше, чем у таких стран, как, например, Турция, коей ВБ предсказывает около 3% в 2015–2017 годах, не говоря уж о России, показатели которой к этому времени, по прогнозам, будут в районе 2,5%. Но этого Астане, видимо, недостаточно.
«100 шагов» описывают ряд мер по дальнейшему развитию экономики: модернизация налоговой и таможенной политики, привлечение крупных международных инвестиций, формирование благоприятного миграционного режима, чтобы в страну потянулись высококвалифицированные иностранные специалисты, возможность создания офшорного финансового рынка. Максимум преимуществ планируется извлечь и из выгодного географического положения Казахстана: страну хотят превратить в важную транзитную артерию. Предусматривается, в частности, запуск проекта по созданию Евразийского трансконтинентального коридора, который свяжет Азию, прежде всего Китай, и Европу. В случае его реализации он наверняка логично впишется в инициативу Пекина о формировании так называемого экономического пояса «Шелковый путь».
Венчает «100 шагов» раздел, посвященный укреплению казахской идентичности и созданию целостной гражданской общности. По некоторым намекам можно понять, что резких шагов в этой сфере не ожидается, и Казахстан вряд ли завтра же станет примером демократии по западному образцу. По словам самого Назарбаева, форсировать демократизацию нельзя и необходимо в ходе этого процесса учитывать «наши корни, азиатские особенности». Попутно казахский президент уколол своих российских коллег, которые, видимо, с демократией поспешили. «Получилась в той же России антипатия к слову «демократия». Она стала синонимом бедности, воровства и убийства. А ведь это не так. Демократия — благородное дело, живут многие процветающие государства по этой системе. Поэтому нам надо быть осторожными», — сказал Назарбаев.

Обещать — не значит реформировать
Оценили назарбаевские «100 шагов» неоднозначно. Критики говорят, что реальности в них не больше, чем в обещании построить в СССР коммунизм к 1980 году. По их словам, несмотря на кажущуюся детальность плана, конкретики в нем практически нет, как нет и механизмов воплощения обещанных реформ в жизнь. Кроме того, представители казахской оппозиции обращают внимание на то, что предлагаемые президентом меры не затрагивают политическую, правочеловеческую сферы, а без их модернизации, по мнению экспертов, не получится и экономического прорыва.
А вот за рубежом, в частности в России, многие восприняли план Назарбаева на ура. В комплиментах рассыпался глава Сбербанка Герман Греф. Он назвал предложения казахского лидера революционными, потрясающими мерами на пути к эффективному государству. «На постсоветском пространстве это самая серьезная программа за последние 15–20 лет», — уверен Греф.
Похвалил Казахстан и бывший министр финансов РФ, руководитель Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин. По его словам, России тоже необходима новая экономическая концепция. Более того, чтобы воплотить ее в жизнь, нужно, как и в Казахстане, провести досрочные президентские выборы. «Почему бы нам, если мы выборы Думы приближаем, не приблизить выборы президента и не объявить новую программу реформ, которую легче проводить с мандатом?» — заявил Кудрин на Петербургском экономическом форуме, вызвав немалый переполох.
Однако эксперты указывают: бывший глава Минфина не может не знать, что досрочные выборы в России возможны лишь в случае отставки президента, его недееспособности или импичмента. А Владимир Путин, судя по всему, добровольно уходить со своего поста совсем не собирается, о каких-либо серьезных заболеваниях, несмотря на периодические слухи в прессе, достоверно тоже неизвестно. И уж совсем невозможно представить, что его отрешит от должности нынешняя Госдума.
Что же касается непосредственно Ка­зах­ста­на, то главный вопрос, пожалуй, — это не то, хороша ли программа реформ или нет, а то, будет ли она выполняться вообще. В принципе у Назарбаева достаточно и власти, и политической воли, чтобы как минимум начать работу по большинству направлений. Но надо ли это ему?