Вернер МЮЛЛЕР: Россия может действовать самостоятельно

Рубрика | Проект
Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | Из архива доктора Вернера МЮЛЛЕРА

Россия нуждается в новых технологиях и ноу-хау. Создать структуру, способствующую их притоку в российскую экономику, предлагает доктор Вернер Мюллер, руководитель европейского представительства бизнес организации «ОПОРА России».

Российская экономика сегодня сталкивается с растущим напряжением, связанным с волатильностью цен на нефть после их падения, санкциями стран Запада, ситуацией на Украине. Для решения этих экономических проблем правительство в начале года анонсировало антикризисный план, направленный на докапитализацию банковской системы, поддержку сельского хозяйства и промышленности, а также малого и среднего бизнеса. Правительство подчеркивает, что план не требует дополнительных расходов бюджета 2015 года, а его финансирование пойдет из Фонда национального благосостояния. 26 января, в день объявления этого плана, агентство Standard and Poor’s снизило суверенный рейтинг России с низшего инвестиционного уровня до «мусорного», мотивировав это «повысившимися рисками» того, что финансовая система страны может рухнуть. S & P сделало это вслед за сходными шагами агентств Fitch и Moody’s: первое снизило суверенный рейтинг России до низшего инвестиционного уровня (с ВВВ до ВВВ-), а второе – до Ваа3.

Редакция журнала БОСС обсудила эти проблемы с видным австрийским предпринимателем доктором Вернером Мюллером, который представил свое видение приведенных выше проблем и предложил ряд новых идей для российского рынка. Доктор Мюллер представляет интересы российской организации предпринимателей «ОПОРА России», руководя венским офисом, который вначале являлся представительством организации в Австрии, затем, по прошествии четырех лет, – в немецкоязычных странах, а с недавнего времени – и во всей Европе. Он был одним из главных идеологов концепции государственного соглашения в области инноваций и инфраструктуры между Россией и Австрией, подписанного в апреле 2012 года. Доктор Мюллер и его партнеры признаны в качестве экспертов по прямым иностранным инвестициям, а также по системам внедрения новых и инновационных технологий в экономике и промышленности.
— Доктор Мюллер, выявили ли санкции слабые места российской экономики?
— Российская экономическая модель в последние 15 лет ориентировалась в основном на экспорт обширных природных ресурсов страны, в первую очередь энергетических. А доходы от экспорта, в свою очередь, использовались главным образом для импорта зарубежных потребительских товаров и продуктов питания, которые пользуются спросом у населения. Все были заражены вирусом «капиталистического разделения труда», и очень мало ресурсов вкладывалось обратно в отечественные промышленность и сельское хозяйство. В такой модели очень много слабых мест, и мы уже можем наблюдать определенную общественную реакцию на это.
— Видите ли вы какие-то перспективы?
— Сейчас как раз большие шансы на будущее. России никто не нужен, она может действовать абсолютно самостоятельно. Но вы не должны культивировать «настрой на то, чтобы окопаться и выждать».2
Надо действовать без промедления и переориентировать российскую экономику. Создать новые принципы системного сотрудничества между большими предприятиями и средним/малым бизнесом (СМБ). Организовать систему ключевых компетенций с привлечением для их реализации предприятий СМБ. На деле, а не на словах запустить механизм передачи технологий, а также обучение и переподготовку непосредственно на производстве, что в первую очередь необходимо в сфере новых рабочих специальностей, ввиду проблем в экономике, уже возникающих из-за старения кадров специалистов.
— Доктор Мюллер, считаете ли вы нынешнее положение в экономике России сложным?
— Безусловно. Экономика не в лучшем положении. Падение и последующая волатильность цен нефть, напряжение из-за конфликта на Украине снижают доверие инвесторов и потребителей. Рубль в конце прошлого года резко упал, что, правда, в некоторой степени смягчило последствия для экономики. Скорость восстановления будет зависеть от гибкости экономики, способности нарастить объемы торговли со странами, не присоединившимися к санкциям, и, кроме того, что я считаю более важным, от возможностей самоорганизации в деле будущего развития промышленного производства и внедрения новых технологий. Указанная смена направления внешней торговли требует времени, и роста реального ВВП, в соответствии с прогнозами, в нынешнем году не произойдет, а в 2016 году, он, возможно, будет медленно восстанавливаться. Но оба направления развития, упомянутых мною, надо задействовать немедленно.
— Как вы рассматриваете политические шаги России и ответные санкции?
— Братским связям России и Украины более тысячи лет, они восходят к девятому веку, когда образовалась Киевская Русь – первое восточнославянское государство. А сейчас ситуация так или иначе может рассматриваться как борьба за национальные интересы. Это не хорошо и не плохо. Действия и решения, принятые российским президентом Путиным полностью укладываются в русло логики. Господин Путин действует в интересах своей страны, за которую он несет ответственность. Если проанализировать происходящее как следует, можно прийти к выводу, что западным политикам никогда не хватало времени, чтобы понять русскую душу. И в результате мы все сейчас находимся в условиях усиливающихся угроз. Россия и Европа несут экономические потери, и мы оказались в ситуации, когда каждая сторона считает, что только она имеет монополию на истину.
— Смотрите ли вы в будущее с оптимизмом?
— Все зависит от того, с какой скоростью Россия будет реагировать на возникающие вызовы. Кризис подразумевает как риски, так и перемены. Необходимо запустить механизм модернизации российской экономики. Он должен исключить низкое качество управления, устранить нехватку ноу-хау в области промышленного производства, а также нежелание управленцев брать на себя ответственность за реформы, без которых у России нет будущего: решение проблем оттока высококлассных специалистов за рубеж, восстановления контингента квалифицированных рабочих, которые почти исчезли, и, как результат, полной потери промышленного ноу-хау в течение следующих 10 лет. И, живя в новой России, необходимо взять на вооружение ее исторический опыт: Екатерина Великая не только фактически создала великую империю, но и провела как экономические, так и социальные реформы, которые неотделимы друг от друга.
Нужно снизить административные барьеры для компаний сегмента СМБ. А либерализация режима прямых инвестиций создала бы более конкурентную среду и способствовала бы внедрению инноваций, и тем самым повышению производительности труда. Надо сократить список стратегических отраслей, где для частных инвесторов требуется предварительное утверждение от госорганов, упростив процесс такого утверждения.
— Я знаю, что вы разработали концепцию поддержки российской экономики…
— Нужна не просто концепция. На самом деле не существует ни лоббистской организации, представляющей интересы России, ни надежной структуры, реализующей PR-продвижение России за рубежом. В Европе практически отсутствует информация, которая могла бы формировать объективное мнение о российской точке зрения. Необходимо агентство по передаче технологий и инвестициям в инновации, которое включает фондовую организацию, действующую за пределами России – такие структуры создает, например, Китай. Покупаются зарубежные компании, обладающие стратегически значимыми технологиями, которые затем внедряются у себя в стране. Это очевидно. Если сравнить расходы на достижение такого же уровня технологий в России, имея в виду весь необходимый инструментарий (инновации, кадры, инвестиции, требуемое время, квалифицированные рабочие и т. д.), становится ясно, что реализация этой концепции – шаг в верном направлении. С точки зрения как существующей экономической ситуации, так и стратегического развития, с помощью такого фонда мы создаем действующий инструмент для инвесторов, государственных или частных, содействующий внедрению зарубежных технологий в России.
— Не могли бы вы рассказать об этой структуре подробнее?
— Конечно. Это моя основная профессия. Ниже приводится краткая справка о предлагаемой концепции. Мы ориентируем ее как на частных инвесторов, так и на стратегические госструктуры.
— Что вы лично думаете о будущем России?
— Я глубоко впечатлен блестящими внешнеполитическими мерами российского президента. Но должен подчеркнуть, что все зависит от того, как он проявит себя в последующих действиях, определяющих будущее России: как реалист-прагматик или визионер. И здесь я не берусь предсказывать его дальнейшие шаги.

Концепция фонда
В настоящее время возрастает значение инноваций для стимулирования конкурентоспособности российского бизнеса, сочетающееся с возникающими общемировыми вызовами (например, глобализацией, демографическими проблемами, изменениями климата). Потенциал инноваций для российской экономики, вне всяких сомнений, будет расти и расширяться по мере ускоряющегося накопления специальных знаний. Получат поддержку организация и укрепление компаний, ориентированных на внедрение технологий и ноу-хау, а также сотрудничество с зарубежными фирмами, активно ведущими НИОКР, или приобретение таких фирм. Для того чтобы Россия могла стать по-настоящему конкурентоспособным участником мирового рынка, должно увеличиваться число отечественных компаний с большим объемом НИОКР и расширяться международное сотрудничество. Поэтому необходимы неотложные и интенсивные меры по проведению структурных реформ, предусматривающих рост внедрения инноваций, поскольку сейчас поистине стратегическое значение приобретают импорт и экспорт технологий.
С целью повышения эффективности размещения активов и расширения базы объектов, доступных для инвестиций, наша организация, штаб-квартира которой расположена в Вене, предлагает своего рода инструмент для инвесторов, в основе которого будет фонд прямых инвестиций (далее именуемый Фонд). Участниками этой организации на сегодня являются ведущий австрийский инвестор в уставные капиталы и одна из наиболее признанных в Центральной Европе инвестиционных компаний сегмента среднего бизнеса. Руководство организации имеет в своем активе ряд уже закрытых значимых сделок с акциями частных компаний, совершенных на правах ведущего инвестора и соинвестора, в Австрии и Германии.
Цель Фонда состоит в том, чтобы упростить приобретение существенных долей в ведущих компаниях Центральной Европы, обладающих стратегически значимым ноу-хау. Из капитала Фонда будут осуществляться инвестиции в компании из широкого спектра быстрорастущих секторов экономики, таких как здравоохранение, фармацевтика, нанотехнологии и других перспективных направлений, а также в такие традиционные отрасли, как химическая и нефтехимическая промышленность, сельскохозяйственное производство, горное дело, металлургия, строительство, машиностроение.
В долгосрочном плане, Фонд будет заниматься поиском возможностей для инвестиций среди ведущих компаний Австрии, Германии, Швейцарии, расширяя в дальнейшем эти возможности. Таким образом, капиталы, размещаемые в Фонде, будут косвенно инвестироваться в экономику той страны, откуда происходит инвестор, облегчая передачу ноу-хау и тем самым способствуя ее росту. А, поскольку стратегическая концепция Фонда не имеет аналогов, мы рассчитываем, что его участников ожидает серьезная отдача от их инвестиций.
Более того, инвестиционная политика Фонда, как ожидается, позволит инвесторам не только получать хорошую окупаемость инвестиций, но и фактически обеспечить беспроигрышную стратегию.

Преимущества для инвесторов
— Формирование «портфеля» компаний из сегмента среднего бизнеса в Австрии, Германии и Швейцарии, обладающих стратегически значимым ноу-хау.
-Обеспечение возможностей приобретения компаний, акции которых не торгуются на биржах. Мы осведомлены о примерно 95% сделок (среди целевых компаний) в немецко-говорящем регионе Европы.
— Более низкая цена приобретений, по сравнению с прямыми инвестициями, благодаря возможностям влияния и знанием местных рынков.
— Прямые контакты с опытными специалистами по инвестициям с богатым послужным списком.
— Получения добавленной стоимости благодаря мощным международным связям (среди инвестиционных банков, страховых компаний и в промышленности), обеспечивающим высокую компетенцию в области инвестиций и обеспечение доступа к сделкам — ускоренный процесс инвестиций, что позволяет приобретать интересующие инвестора компании в условиях острой конкуренции.