Босс №05 2015 г.

Сергей МАЛИКОВ: если будут взаимовыгодные условия, строительный комплекс со всеми задачами справится

Рубрика | Строительство
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН
 
Компания «РемЭнергоМонтаж» (г. Салават, Республика Башкортостан) специализируется на строительстве энергетических объектов и создании энергетических систем в рамках строящихся промышленных комплексов.
Генеральный директор «РЭМа», постоянный эксперт нашего журнала Сергей Маликов рассказал нам о ситуации в сфере промышленного строительства.
 
— Сергей Викторович, как кризис сказывается на секторе промышленного строительства?
— У разных компаний ситуация отличается. Что касается «РЭМа», сокращений объемов у нас нет, так что в этом смысле кризис на нас не сказывается. На 2015–2016 годы наш портфель заказов не уменьшался. Объемы строительства большие, финансовых сокращений тоже нет.
Возможно, у других компаний происходит сокращение, но на нас оно пока никоим образом не сказалось: наоборот, «РЭМ» сейчас очень востребован на строительном рынке.

— То есть сокращения объемов строительства НПЗ нет?
— Наши контракты на 2015–2016 годы актуальны. Может быть, какие-то объекты переработки углеводородов наши основные заказчики «Газпром» и «Роснефть» сокращают или переносят сроки их сдачи, однако нас это не коснулось.
Уменьшения объемов «Рем­Энер­го­Мон­та­жа», повторю, нет и не предвидится — больше того, мы намерены их наращивать.
— Вы занимаетесь строительством энергетических объектов. Готовы ли российские производители поставлять оборудование для таких объектов?
— По большей части номенклатуры — нет. Пока такое оборудование прежде всего иностранного производства. Ячейки, клапаны, контрольно-измерительное оборудование, автоматика, запорная арматура — все импортное. Мы не сможем обойтись без иностранных поставок в обозримом будущем. Есть позиции, по которым выпускается оте­чественное оборудование и импортозамещение возможно, но их 30–40% от всех.
— А можем ли обойтись без зарубежных компаний в сфере промышленного строительства?
— Да, за счет российских компаний сектор промышленного строительства вполне в силах развиваться. Разумеется, это зависит от ценообразования, условий контрактов.
— Иностранные компании, наверное, привлекаются иностранными инвесторами?
— Не только — иногда и российскими заказчиками. Иностранные компании оказываются более отчетливыми по срокам, более ответственно подходят к делу. Но сейчас значительная часть российских строительных организаций — из тех, что опытные, с репутацией, работает по мировым стандартам. При этом предлагает более приемлемую ценовую политику за счет того, что экономнее ведет свою деятельность, умеет оптимизировать затраты без ущерба качеству, хорошо знает российские реалии и в силах достигать результатов в наших условиях. Надежные российские компании ни в чем не уступают иностранным, а, как правило, их превосходят.
Если будут взаимовыгодные условия, наш строительный комплекс со всеми задачами справится.
— Как в целом чувствует себе строительный сектор?
— Здесь глобально не ответишь, среднюю температуру по больнице измерять, наверное, нет смысла. В целом — строительство ведется, строится много и в жилищной сфере, и в промышленной. Где-то спад, где-то рост. Главное — сохранить объемы строительного производства. Надеюсь, сокращения объемов в отрасли не случится.
— А как на положение строительной индустрии влияет финансовая составляющая? Ведь сейчас деньги, по сути, можно получить только у заказчика, но не в банке…
— Конечно, санкции, падение рубля, который, впрочем, теперь стабилизируется, сказались на финансовой ситуации. Что касается банков, то получить деньги в банке возможно, вопрос в том, под какой проект (контракт) и под какой процент.
Предлагаемые проценты, как правило, неприемлемы для строительных организаций — до 40% годовых! При рентабельности 12–15%, в редких случаях до 20%, погашение кредитов под такой процент пойдет за счет чистой прибыли, причем прибыли от общего числа объектов строительной компании. Потому, как правило, строительные компании не готовы брать такие кредиты.
— Через банковскую систему выделяются деньги в рамках антикризисной программы правительства. Что необходимо, чтобы они доходили до реального бизнеса?
— Деньги должны вкладываться целевым образом, предоставляться по минимальным процентным ставкам под конкретный объект, важный для экономического развития страны.
К сожалению, банки действуют зачастую в своих спекулятивных интересах, ищут выгоду только для себя, не стремятся к совместной с заемщиком выгоде. И потом одно дело, когда речь идет о суммах 10–20 млн, то есть об относительно «массовом» кредите бизнесу, а другое — когда о 2–3 млрд рублей, то есть кредите эксклюзивном. В последнем случае ставки должны быть индивидуальными.
Самое главное, банкам нужно заниматься не спекуляциями на финансовом рынке, а действительно кредитованием, а для этого — аналитикой, оценкой рисков. И именно на основе аналитической работы получать свой доход. То есть требуется перестройка банковского сектора.
— Есть ли перспективы у малого строительного бизнеса?
— Строить какие-то малые объекты, к примеру, индивидуальные дома, малый строительный бизнес, безусловно, может. Но привлекать в крупный проект в качестве субподрядчиков «россыпь» малых компаний — значит создавать хаос.
Малые компании в силах работать в рамках строительного холдинга. Тогда функционал холдинга будет реализован максимально эффективно, на рыночных принципах, при этом участники холдинга станут работать по единым критериям, в единой системе. Доверять ответственные работы малому бизнесу можно только в том случае, если есть кому разделить ответственность и контролировать работу малых компаний.
Не должно быть поддержки малого бизнеса в ущерб качеству строительных работ и промышленной безопасности. При этом, разумеется, надо развивать данную форму бизнеса, чтобы не было застоя в строительном секторе, существовала конкуренция, находились стимулы совершенствовать строительное производство.
— Министр строительства и ЖКХ Ми­ха­ил Мень дал строительным СРО год на наведение порядка в своих делах. Можно ли сказать, что порядок наведен?
— У «РЭМа» с нашей СРО проблем никогда не было — ни с оформлением допусков, ни с помощью с ее стороны. Мы легко находим общий язык, хорошо взаимодействуем. Возможно, нам в этом смысле повезло, но жаловаться не на что.
О том, что у других строительных организаций проблемы имели место, мне известно. Однако по сравнению с пяти-шестилетней давностью, когда СРО только формировались, в их деятельности произошли изменения в положительную сторону. Изменения постепенные, может быть, не такие кардинальные, как хотелось бы, но положительная динамика очевидна. Тем более что произведена и определенная законодательная коррекция режима деятельности СРО.
— Какие изменения должны произойти в тендерной политике крупных заказчиков?
— Самое главное — дифференциация тендеров. Ведь тендер тендеру рознь. Если делается тендер на большой длительный проект — это один разговор. Если же на небольшой — другой разговор.
При тендере на крупный проект нельзя напрямую искать исполнителя на каждую задачу. Это приведет к хаосу на стройке. Тендер должен проводиться на стройку в целом — необходим один исполнитель. Он может привлекать субподрядные организации, третьих лиц, но под свою ответственность. Он же должен осуществлять закупку оборудования и материалов. Параллельная ответственность нескольких подрядчиков перед заказчиком неприемлема. Кроме того, тендер нежелательно разбивать по срокам. Иначе получится, что каждый год стройка будет начинаться фактически заново.
И конечно, для выполнения работ надо приглашать не только строительные организации, которые предложат наименьшую цену, но компании с репутацией, с опытом выполнения работ соответствующей стоимости, с парком техники и персоналом определенного уровня, с соответствующими допусками со стороны серьезных СРО. А не какие-то, извините, мелкие шайки, которые не несут никакой ответственности и завтра могут исчезнуть с авансом.
Понятно, что все хотят зарабатывать, обеспечивать прибыльность своему бизнесу и стабильную зарплату сотрудникам. Однако для этого есть другие способы — привлечение к работам на субподряде, а не конкуренция с серьезными организациями за счет демпинга. Мы всегда говорим таким компаниям: хотите работать, приходите к нам, работайте под нашими флагами.
— Как вы оцениваете положение дел в области промышленной безопасности?
— Как неровное. Есть Ростехнадзор — серьезная организация. Она формулирует достаточно высокие требования к промышленной и строительной безопасности. Но не во всех регионах и сферах эта работа проводится на должном уровне.
Требования к промышленной безопасности должны неукоснительно соблюдаться. И заказчик, и подрядчик обязаны знать эти требования. Недавно в Ангарске, где мы раньше работали, произошло возгорание, погибли люди. Причина в том, что рабочие стали резать электроинструментом трубу трубопровода, находящегося под давлением. Заказчик сказал резать, они и пошли резать.
— Ни те, ни другие не имеют элементарных технических знаний?
— Вот именно. Таких «специалистов» на пушечный выстрел нельзя допускать к строительным работам. Проверка квалификации строительных специалистов в вопросах безопасности должна быть реальной, а не бумажной. Это первое.
Второе. Контроль со стороны Рос­тех­над­зо­ра надо осуществлять на всех объектах, а не выборочно, и осуществлять постоянно, а не время от времени.
Заранее зная о грядущей проверке Рос­тех­надзора, можно подготовить «потемкинскую деревню», отчитаться, а потом работать, как прежде, на авось, экономя на безопасности. Выборочный, периодический контроль — это не контроль. Если контроль будет всеобщим и постоянным, люди привыкнут к порядку.
— Вы довольно длительное время работали на объектах за Уралом. Какое значение имеет строительство новых крупных промышленных объектов для развития Дальнего Востока и Сибири?
— «РЭМ» действительно долго работал на объектах в Комсомольске-на-Амуре и Ангарске, но мы закончили свои этапы работы, и сегодня объектов там у нас нет. Мы рассматриваем возможность работы на ряде проектов за Уралом, учитывая большой опыт «РЭМа», однако действующих контрактов у нас там нет. Все контракты сейчас — в европейской части России: на Урале, в Поволжье, на юге России. Это прежде всего нефтеперерабатывающие заводы, например крупный НПЗ в Краснодаре.
Что касается промышленного строительства на востоке страны, оно крайне важно. Не секрет, что там ныне отрицательный прирост населения за счет миграции. Следовательно, крупные стройки, крупные промышленные объекты очень важны, поскольку это рабочие места, стабильная заработная плата. Наш строительный комплекс вполне способен выполнить эти задачи. Стоит доверить их нам, российским строительным компаниям, а не китайским.  
 
Маликов Сергей Викторович родился 23 июля 1971 года в рабочей семье, представитель очередного поколения рабочей династии электриков. 
В 1990 году окончил Салаватский индустриальный техникум. 
После службы в армии, в ВДВ, начал работать электриком 4-го разряда и параллельно учился в Салаватском филиале Уфимского нефтяного института (вечернее отделение). 
В 1998 году успешно окончил вуз. К тому времени уже работал начальником электроцеха, потом — главным энергетиком завода (2007–2009 гг.).
В 2009 году возглавил созданное тогда общество с ограниченной ответственностью «РемЭнергоМонтаж».
Женат. Двое взрослых сыновей — 20 лет и 21 год.