Босс №05 2015 г.

Наталья БЫСТРОВА: промышленная безопасность в современных условиях — это прежде всего профилактика и подготовленный персонал

Рубрика | Подготовка кадров
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН
 
 
Орган по сертификации «СертиНК» в составе ФГАУ «Научно-учебный центр „Сварка и контроль”» при МГТУ им. Н.Э. Баумана в этом году отмечает 20-летие. За два десятилетия «СертиНК» завоевал репутацию одного из наиболее авторитетных образовательных и аттестационных учреждений в сфере неразрушающего контроля и промышленной безопасности.
Руководитель ОС «СертиНК», доктор технических наук, эксперт высшей квалификации, постоянный эксперт нашего журнала Наталья Быстрова убеждена, что развитие национальной системы промышленной безопасности должно происходить с опорой на профессиональное сообщество.

 
— Наталья Альбертовна, подразделение «СертиНК» существует уже два десятилетия. На сегодня это крупнейший центр по подготовке и сертификации специалистов в области промышленной безопасности, неразрушающего контроля и технического диагностирования?
— По нашему направлению подготовки специалистов — крупнейший, ведущий. Собственно, с нашего центра начиналось развитие данной профессиональной сферы, и до сих пор «СертиНК» сохраняет лидерские позиции.
Еще до создания «СертиНК», в 1991 году, на кафедре технологии сварки и диагностики МГТУ им. Н.Э. Баумана, возглавляемой академиком Николаем Павловичем Алешиным, возникло направление дополнительной профессиональной подготовки дефектоскопистов. Первоначально курсы были ориентированы на студентов нашего университета, которые помимо диплома инженера получали и рабочую специальность, что предоставляло им дополнительные возможности на рынке труда. Впоследствии данные образовательные программы стали пользоваться спросом у предприятий промышленности, поток слушателей увеличился, что послужило толчком к созданию на базе Федерального государственного учреждения «Сварка и контроль» при МГТУ им. Н.Э. Баумана подразделения «СертиНК», в котором были сосредоточены функции в области профессиональной подготовки кадров, аттестации и сертификации специалистов. Это произошло в далеком 1995 году.
В том же 1995 году подразделение «Сер­ти­НК» было аккредитовано в Не­мец­ком обществе по аккредитации (в то время TGA) в качестве органа по сертификации специалистов в области неразрушающего контроля (НК). Таким образом, мы стали первой в России организацией, уполномоченной осуществлять данный вид деятельности на международном уровне.
Я возглавляю ОС «СертиНК» с 2010 года, но моя профессиональная деятельность связана с подразделением с 2000 года.
— Расскажите, пожалуйста, о наиболее значительных достижениях подразделения за период его деятельности.
— Подразделение участвовало в разработке нормативных документов для только формирующейся в рыночных условиях системы обеспечения промышленной безопасности. В 2001–2002 годах специалисты подразделения совместно с представителями Управления по котлонадзору и подъемным сооружениям Госгортехнадзора (предшественника Ростехнадзора) участвовали в разработке правил аттестации персонала неразрушающего контроля. Результатом стало утверждение ПБ 03-440-02 — Правил аттестации персонала в области неразрушающего контроля: документ зарегистрирован в Минюсте РФ 17 апреля 2002 года. На базе подразделения «СертиНК» проходили первые аттестации специалистов по НК.
В 2006 году Федеральным космическим агентством России нам было поручено разработать Методические рекомендации по организации изготовления оборудования, работающего под давлением, поставляемого в космический центр во Французской Гвиане. Разработанные методические рекомендации были реализованы российскими предприятиями ракетно-космической промышленности, а 21 октября 2011 года состоялся успешный запуск ракеты-носителя «Союз-СТ» с космодрома Куру. Вклад сотрудников подразделения отмечен Роскосмосом.
В 2009 году сотрудники ОС «СертиНК» осуществили подготовку специалистов Китайской национальной нефтегазовой корпорации (CNPC), ответственной за сооружение подводного перехода магистрального нефтепровода через Амур. Строительство перехода выполнялось в соответствии с российскими требованиями промышленной безопасности.
«СертиНК» уже шесть лет является уполномоченным органом по проведению дополнительной аттестации специалистов НК, осуществляющих деятельность на объектах АО «АК „Транснефть”».
С 2010 года на базе подразделения проводится повышение квалификации государственных служащих Ростехнадзора. Курсы охватывают более 30 направлений. Для чтения лекций привлекаются ветераны этого ведомства, которые с охотой делятся знаниями и опытом со своими более молодыми коллегами. Ведущие сотрудники ОС «СертиНК», участвующие в реализации данного проекта, были награждены почетными грамотами Ростехнадзора.
За последние годы подразделением получены два патента, выпущены десять учебных пособий, два из которых допущены Учебно-методическим объединением вузов по университетскому политехническому образованию в качестве учебных пособий для студентов. Трое сотрудников стали кандидатами технических наук, два — докторами технических наук.
В настоящее время мы активно включились в процесс разработки профессиональных стандартов в области неразрушающего контроля. Профессиональные стандарты определят требования к содержанию трудовой деятельности, условиям ее осуществления, квалификации работников и результатам профессионального образования и обучения, которые необходимы для соответствия данной квалификации. Таким образом, будет создана основа для обновления образовательных стандартов, разработки учебных программ, модулей и учебно-методических материалов и, как следствие, сокращен разрыв между требованиями со стороны предприятий и теми компетенциями, которые работники приобретают в системе образования.
В работе по профессиональным стандартам важно совместить гибкость, связанную с быстрой изменчивостью технологий в современную, постиндустриальную эпоху, и четкое описание квалификационных требований по производственным специальностям, которое было в советский период.
— А насколько остра проблема качества подготовки специалистов в этой сфере?
— Чем больше лет проходит с советских времен, когда подготовке специалистов, деятельность которых связана с обеспечением промышленной безопасности, уделялось серьезное внимание, тем острее стоит кадровая проблема.
Например, эксперты, осуществляющие экспертизу промышленной безопасности, сами отвечают за повышение своей квалификации. Следовательно, мы, учебные центры, проводим подготовку по тем разделам, которые выбраны самим экспертом и, разумеется, в рамках оплаты. За то, что эксперт прослушал курс не в полном объеме, ответственность несет только он и, конечно, компания, направившая его на обучение.
— Это правильно, с вашей точки зрения?
— Абсолютно правильно: мы живем и работаем в условиях рыночной экономики. Однако полагаться в вопросах промышленной безопасности лишь на невидимую руку рынка нельзя. Даже в развитых странах мира предприниматели нередко манкируют техногенными рисками, что уж говорить о нашем бизнесе. Львиная доля российских предпринимателей имеет небольшой горизонт планирования. Еще очень многие живут по принципу: «Через три-четыре года я заработаю прибыль, а потом хоть потоп!».
Значительная часть тех, кто проходит через аттестационные центры, не дорожащие своей репутацией, становится специалистами лишь на бумаге.
— Но они проходят аттестацию!
— Аттестация, к сожалению, проводится в тестовой форме. Инженер, более или менее владеющий темой, с высокой вероятностью поставит галочку в нужной клеточке. Результаты тестирования в нашей практической области не являются реальным срезом знаний и умений специалиста.
Так, например, основная задача специалиста НК — выявление повреждений и дефектов конструкций технических устройств опасных производственных объектов, определяющих их работоспособность.
Для чего необходимо знать основы материаловедения, физики процессов НК, особенности контролируемого объекта, технологии НК, а также уметь самостоятельно на практике применить эти знания. Для экспертов в области промышленной безопасности перечень знаний и умений еще более значительный. Даже если специалист когда-то окончил хороший технический вуз, научно-технический прогресс ушел далеко вперед, и его знания, навыки нужно систематически обновлять.
Не менее важен нормативный раздел обучения. Сейчас в сфере промышленной безопасности идет колоссальная реорганизация, формируется, по сути, новая нормативная база.
Оговорюсь, что изучение нормативного раздела — не заучивание наизусть нормативных документов, в каждом из которых около 100 листов. Речь идет об обучении навигации по нормативной базе, навыкам работы с нормативной документацией, важным именно для технического специалиста.
На мой взгляд, государство должно стимулировать обучение персонала в области промышленной безопасности. Это позволит резко снизить уровень угроз в сфере промышленной безопасности.
Современные условия производства требуют от специалистов быстрой адаптации к меняющимся технологическим условиям, которая невозможна без получения новых теоретических и практических знаний. В этом состоит еще одна задача дополнительного профессионального образования — подготовка в кратчайшие сроки инженерно-технических кадров, способных внедрять новые, перспективные технологии, применение которых позволит российской продукции выйти на новый конкурентный уровень. Это особенно важно в условиях импортозамещения.
— Итак, в законодательстве должно быть требование систематического обучения специалистов по промышленной безопасности?
— Совершенно верно — обязательного дополнительного образования по определенным модулям, соответствующим уровню исходной подготовки специалиста.
В Законе №79-ФЗ «О государственной гражданской службе» записано, что повышение квалификации гражданского служащего производится по мере необходимости, но не реже одного раза в три года. То есть инспектор Ростехнадзора, отвечающий за контрольную и надзорную деятельность на опасном производственном объекте, обязан повышать свою квалификацию с периодичностью не реже одного раза в три года.
Такое же требование нужно и в отношении лиц, осуществляющих деятельность в области промышленной безопасности, особенно экспертов в области промышленной безопасности, тем более что в соответствии с действующим законодательством они в случае некачественного проведения экспертизы несут ответственность вплоть до уголовной.
Кроме того, важно учитывать обязательные минимальные затраты на аттестацию (сертификацию) эксперта и специалиста по НК, соответствующие затратам, достаточным для квалифицированной оценки практических и теоретических знаний кандидата. Да, подготовка и сертификация экспертов в результате подобной реформы обучения специалистов будут стоить дороже, но зато заказчик получит реальную услугу, а не имитацию, которую он в некоторых центрах имеет сейчас по цене несколько десятков тысяч рублей. Общество же обретет минимальный уровень гарантий защищенности от техногенных рисков.
— Еще одна проблема — недобросовестные центры подготовки/сертификации, торгующие сертификатами…
— Увы, большинство на рынке составляют центры, недобросовестно ведущие образовательную деятельность и торгующие сертификатами с целью увеличить свои финансовые поступления.
— Как решить эту проблему? Вводить лицензирование для центров подготовки/аттестации?
— Лицензирование уже есть: все центры получают лицензии Минобрнауки России как учреждения дополнительного профессионального образования. Что до специального лицензирования со стороны Ростехнадзора, я против этого. На мой взгляд, оно не решит проблему.
— Нормотворчество оставляет желать лучшего?
— Качество нормативной базы низкое. Приходится одновременно работать с огромным количеством документов, которые даже на уровне ссылок друг на друга не сопряжены. Документы зачастую противоречат друг другу, нормативная база не систематизирована, и, что самое неприятное, она перманентно меняется.
К сожалению, многие документы принимаются фактически без участия профессионального сообщества, кулуарно. Предварительные версии нормативных документов нам не показывают.
Ранее существовала рассылка всем организациям, кого это касалось, писем с изменениями в те или иные нормативные акты. Причем письма рассылались загодя.
Сейчас Ростехнадзор от этого отказался. Вся информация появляется на его сайте, мнение профессионального сообщества, как правило, не учитывается. И каждый раз после выхода очередного документа мы «ахаем». Видно, что документ готовился «на коленке»: масса нестыковок, несообразностей. Почти сразу после его выхода начинается внесение в него изменений и дополнений.
Я считаю, необходимо принять меры по совершенствованию нормативно-правового регулирования в области аттестации и лицензирования деятельности по проведению экспертизы промышленной безопасности.
В нормотворческом процессе нужно срочно навести порядок, привлечь для этого профессиональное сообщество.
— А кто выражает мнение профессионального сообщества?
— Экспертные организации, эксперты высшей квалификации, организации независимого профессионального объединения.
— Увеличивается ли со стороны бизнеса спрос на услуги сильных образовательных центров?
— К сожалению, почти не увеличивается. Увы, наши предприниматели, пока не попадут в какую-то серьезную историю, на серьезные штрафы, не обращают должного внимания на промышленную безопасность. А требований, обязывающих их заниматься профилактикой рисков, в том числе обучать специалистов, действующее законодательство не содержит. В основном вся система сегодня ориентирована на устранение последствий ЧС, а не на их профилактику.
— Крупные компании более склонны к серьезному решению проблемы промышленной безопасности?
— Безусловно, у крупных компаний больше понимания того, насколько важна подготовка и переподготовка специалистов по промышленной безопасности. Но в этом секторе свои проблемы.
Большие компании в последнее время вынуждены выбирать центры подготовки кадров с помощью тендеров, где главную роль играет ценовой фактор. Даже если сложились отношения с тем или иным образовательным центром, от них приходится отказываться из-за того, что у другого центра цена немного меньше.
Тендеры были задуманы для исключения коррупции, однако они зачастую стимулируют ее. Известно немало случаев воздействия на тендерную комиссию, чтобы получить подряд. Однако самый разрушительный фактор — ориентация исключительно на минимальную цену.
Мы проиграли несколько тендеров с нашими постоянными заказчиками из-за того, что у наших конкурентов была чуть ниже цена — разница в пределах 100 тысяч. Целесообразно ли из-за этого переходить из одного центра подготовки в другой, пусть такой же хороший, в интересах ли заказчика? В его ли интересах каждый год искать подрядчика, ведь тендеры проводятся, как правило, ежегодно? По-моему, это вопросы риторические.
Тендеры — инструмент для улучшения отбора подрядчика, а не для ухудшения качества оказания услуг и качества подготовки специалистов. Тем более что очевидно: лучше готовят центры с репутацией, и их услуги стоят дороже.
Основой тендерного отбора должна быть не низкая стоимость работ, но опыт и длительность работы на рынке, репутация, оснащение, педагогический состав и т.д. А также реальные затраты на качественную подготовку персонала. Всем известно, сколько стоит аренда помещений, оснащение, фонд зарплаты. Следовательно, добросовестный центр подготовки не может просить за свои услуги цену в разы меньше, чем у других.
ОС «СертиНК» работает на рынке 20 лет. У нас, как я уже говорила, более десятка аккредитаций, и мы их все поддерживаем. Разумеется, это довольно серьезные затраты, которые влияют на стоимость услуг. Однако это иное качество подготовки специалистов и другой уровень их эффективности.
— Каким вы видите развитие подразделения «СертиНК»?
— Развитие подразделения — прежде всего профессиональное развитие каждого сотрудника. Поэтому очень серьезное внимание мы уделяем научной деятельности: проводим исследования, патентуем собственные разработки, результаты исследований публикуем в отраслевых журналах. Что же касается перспективных направлений деятельности, то это участие в создаваемой в РФ национальной системе квалификаций.
В настоящее время мы активно включились в процесс разработки профессиональных стандартов в области неразрушающего контроля. Профессиональные стандарты определят требования к содержанию трудовой деятельности, условиям ее осуществления, квалификации работников и результатам профессионального образования и обучения, которые необходимы для соответствия данной квалификации.
Таким образом, будет создана основа для обновления образовательных стандартов, разработки учебных программ, модулей и учебно-методических материалов, и, как следствие, сокращен разрыв между требованиями со стороны предприятий и теми компетенциями, которые работники приобретают в системе образования.
— А что необходимо для развития системы промышленной безопасности в стране?
— Акцент не на ликвидацию тех или иных техногенных чрезвычайных ситуаций с последующим громким или не очень разбором полетов, а на профилактику: законодательные требования к организациям — основным участникам системы, к обу­чению и переобучению персонала, своевременное обновление и анализ рисков технологических систем.
И здесь очень важна роль Ростехнадзора как «мотора» процесса. Эта служба еще 295 лет назад создавалась для надзора за безопасностью промышленности. Понятно, что в рыночных условиях невозможно воссоздать административно-командную систему, да и не нужно это делать. Необходимо сформировать правильные стимулы для хозяйствующих субъектов и опираться на сотрудничество с ответственным профессиональным сообществом.  
 
Орган по сертификации «СертиНК» является подразделением Федерального государственного автономного учреждения «Научно-учебный центр “Сварка и контроль”» при МГТУ им. Н.Э. Баумана (ФГАУ НУЦСК).
ФГАУ НУЦСК, возглавляемый академиком Н.П. Алешиным, начал проводить сертификацию специалистов по методам неразрушающего контроля (НК) с 1991 года в системе НАКC. В 1993 году орган по сертификации персонала первым в России был аккредитован Немецким обществом по аккредитации (TGA). С момента образования «СертиНК» на его базе создано более 20 экзаменационных центров, расположенных на территории России, Украины и Республики Беларусь. Экзаменационные центры проводят прием квалификационных экзаменов у специалистов неразрушающего контроля и технического диагностирования в соответствии с требованиями российских и европейских стандартов.
«СертиНК» ФГАУ НУЦСК осуществляет деятельность в качестве:
независимого органа по сертификации (аттестации) персонала в области НК;
уполномоченного НОАП по проведению дополнительной аттестации специалистов НК, выполняющих работы на объектах ОАО «АК “Транснефть”»;
независимого органа по аттестации лабораторий неразрушающего контроля;
независимого органа по аттестации экспертов в области промышленной безопасности;
независимого аттестационно-методического центра;
территориального уполномоченного органа ЕСОС;
экспертной организации;
лаборатории неразрушающего контроля.
В рамках Единой системы оценки соответствия на объектах, поднадзорных Ростехнадзору, ОС «СертиНК» также осуществляет следующие виды деятельности:
по аттестации лабораторий неразрушающего контроля в соответствии с требованиями ПБ 03-372-00;
по аттестации экспертов, проводящих экспертизу промышленной безопасности: на объектах котлонадзора (объекты, где используется оборудование, работающее под избыточным давлением более 0,07 МПа или с температурой нагрева воды свыше 115°С); подъемных сооружений; оборудования нефтяной и газовой промышленности; систем газораспределения и газопотребления; объектов химических, нефтехимических и нефтегазоперерабатывающих производств, объектов металлургической и коксохимической промышленности, объектов транспортирования опасных веществ, объектов по хранению и переработке растительного сырья, деклараций промышленной безопасности и документов в части анализа риска опасных производственных объектов;
в качестве независимого аттестационно-методического центра;
в качестве территориально уполномоченного органа системы промышленной безопасности.
Дополнительная информация на сайте www.sertink.ru.
 
Быстрова Наталья Альбертовна, руководитель «СертиНК».
Доктор технических наук, эксперт высшей квалификации, специалист НК III уровня, действующий член (академик) Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности, ассоциированной с ДОИ ООН, по секции «Промышленная безопасность». Лауреат Национальной премии общественного признания достижений женщин России «Олимпия», лауреат Национальной ежегодной премии «Лучший руководитель года — 2010». Имеет большое число научных трудов.