Любовь БОНДАРЬ: необходимость реформирования российской системы технического регулирования — это непременное условие противостояния современным вызовам

Рубрика | Техническое регулирование

Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Фото | Лев ВЕРХОТИН

Президент некоммерческого партнерства «Ассоциация по техническому регулированию» (НП АССТР), директор АНО «ЮПК „ПРОГРЕСС”», постоянный эксперт нашего журнала Любовь Бондарь поделилась своими оценками процессов, происходящих в сфере технического регулирования.

— Любовь Александровна, как сегодня, на ваш взгляд, обстоят дела в сфере технического регулирования в целом и, в частности, в области оценки и подтверждения соответствия?
— Пожалуй, самое главное, о чем необходимо говорить, — это очевидный для профессионального сообщества факт: оте­чественная система технического регулирования на сегодняшний день перестала быть системой. Инструменты технического регулирования, такие как технические регламенты, стандартизация, аккредитация, оценка и подтверждение соответствия, метрология, собранные в 2000-х годах в стройную систему с общими принципами и механизмами взаимодействия, ныне относятся к ведению целого ряда федеральных ведомств.
Сейчас за стандартизацию отвечает национальный орган по стандартизации — Рос­стандарт, входящий в систему Мин­пром­торга России; за нормативное регулирование подтверждения соответствия — сам Минпромторг; за аккредитацию — национальный орган по аккредитации — Росаккредитация (ФСА), находящийся в системе Мин­эко­ном­развития. Государственным контролем и надзором занято множество ведомств — Рос­технадзор, Роспотребнадзор, Рос­сель­хоз­надзор и т.д., по отдельным вопросам те же Рос­стандарт и Росаккредитация. 
Целостной системы технического регулирования нет, она разорвана между ведомствами. Бизнес зачастую сталкивается с ситуациями, когда обязательные к исполнению решения этих ведомств не только не согласуются, но просто противоречат друг другу. И практически невозможно, как ни старайся, добросовестно исполнять все законы, приказы, указания и распоряжения. А поскольку на сегодняшний день все федеральные органы считают, что их основная функция — это государственный контроль и надзор, то очевидно: накажут все равно. Повод найдется. Те, у кого силы уже кончились, а это, как правило, именно добросовестные участники рынка, просто уходят. 
Кто остается на рынке? Те, кто, грубо говоря, на своей «липовой» деятельности заработал денег. Их можно штрафовать, закрывать. Они все равно будут работать, потому что у них имеются легко полученные деньги, которыми есть возможность заплатить штрафы и на которые они откроют новые фирмы. Вопрос: может быть, все пошло в сфере технического регулирования в последние годы куда-то не туда? 
Может быть, нашему правительству и регулирующим органам надо переключиться с политики «наказывать и не пущать» в более позитивное русло — на разработку совместно с профессиональным сообществом рыночных механизмов, способных стимулировать деятельность добросовестных участников и заставлять уходить с рынка всех остальных?
— Как это получилось? Старались создать систему регулирования, как в Европе, но…
— Хотели, как лучше, но вышло, к сожалению, то, что мы видим и в чем вынуждены работать сегодня. Видимо, не были в полной мере учтены существующие в России особые бюрократические традиции.
Все большее число государственных органов включается в процессы в области технического регулирования и наделяется в том числе и контрольно-надзорными функциями. Выходит, что бюрократической системе в сфере технического регулирования нужно все больше и больше, как японскому «Тамагочи»: чем больше за ним ухаживаешь, тем больше он требует. 
Можно взять, к примеру, деятельность Федеральной службы по аккредитации. В прошлом году после вступления в силу Федерального закона 412-ФЗ «Об аккредитации в национальной системе аккредитации» служба получила в полном объеме полномочия осуществлять федеральный государственный контроль за деятельностью аккредитованных лиц.
— То есть служба теперь обладает полномочиями самой проверять качество своей работы? 
— Получается, что так. В результате ФСА превращается в замкнутую систему: сама себе ставит задачи, сама контролирует их решение, сама проводит административные расследования по проверке своей деятельности — идеальный бюрократический механизм!
При этом создается впечатление, что на решение задач государственной политики, важных как для развития отечественного рынка, так и для формирования условий по выводу российской продукции на зарубежные рынки, у службы остается все меньше времени и сил. По крайней мере, наши неоднократные обращения в Росаккредитацию, содержащие как замечания, так и конструктивные предложения, касающиеся процессов аккредитации и сертификации, — ведь именно ФСА регулирует деятельность органов по сертификации и испытательных лабораторий — не встретили заинтересованности. Пару раз нас, правда, переадресовали в Минпромторг, аргументируя это тем, что поднимаемые нами темы находятся вне зоны компетенции Росаккредитации. 
Вместе с тем, направляя протоколы об административных правонарушениях по части 1 ст. 14.47 КоАП РФ в арбитражные суды, Росаккредитация вменяет в вину органам по сертификации нарушения требований технических регламентов Таможенного союза, а диспозиция этой статьи предусматривает нарушения правил выполнения работ по сертификации, тем самым, по существу, «присваиваются» полномочия других органов государственного контроля (Ростехнадзора, Роспотребнадзора и т.п.).
— То есть само по себе выполнение собственно работ по сертификации сегодня не регулируется фактически никем?
— Именно так. Выходит, что «у семи нянек дитя без глазу». Несвойственные функции, сосредоточенность главным образом на контрольных мероприятиях, упор на вылавливание «мелких блох» во время проверок, зачастую касающихся механических погрешностей при заполнении документов… Где тут заниматься методологией? 
Методическое обеспечение работ в области технического регулирования — это кропотливый и сложный труд. А победные реляции, содержащие цифры наказанных и закрытых, создают видимость бурной и результативной деятельности. На основании этих сведений правительством принимаются решения о расширении штатов регулирующих органов и увеличении их финансирования. Открытым остается только один вопрос: если подобная деятельность эффективна, то почему на рынке не просто не уменьшается, но с каждым годом становится все больше объем опасной и контрафактной продукции, снабженной «липовыми» сертификатами? 
Ответ напрашивается сам собой: бюрократический механизм нашел действенный инструмент для наращивания собственных ресурсов и работает сам на себя. Однако при чем тут задачи, стоящие перед отечественной экономикой? Похоже, они волнуют чиновников в последнюю очередь.
— Что может, по вашему мнению, поменять ситуацию?
— Техническое регулирование должно быть вновь объединено в единую систему. Министерство промышленности и торговли, занимающееся промышленной и торговой политикой, владеющее темами технического регулирования с содержательной точки зрения, наилучшим образом справится с управлением в этой области, как это было ранее.
Весь комплекс вопросов, начиная от стандартизации и заканчивая государственным контролем и надзором, нужно снова собрать в единое целое. Тем более что именно этот подход определен в Договоре о Евразийском экономическом союзе, и это важный аспект евразийской экономической интеграции.
Очевидно вместе с тем, что назрел аудит законодательства о техническом регулировании с участием профессионального сообщества.
На сегодняшний день оптимизм внушает уже то, что Правительство России и Дума занялись совершенствованием законодательства. Это движение в правильном направлении. Например, принятые Госдумой в первом чтении правительственные поправки в Закон «О техническом регулировании», регламентирующие деятельность экспертов-аудиторов по обязательному подтверждению соответствия (сертификации) продукции и вводящие их персональную ответственность за различные нарушения при выполнении проверки продукции, — это реальный шаг к изменению ситуации в области оценки и подтверждения соответствия. Хотя, конечно, только одной мерой невозможно достичь принципиальных изменений в этой сфере деятельности.
Еще раз хочу подчеркнуть: назрела необходимость замены административных механизмов в сфере технического регулирования в целом и, конечно, в сфере подтверждения соответствия в частности на рыночные. Это предусмотрено и Концепцией формирования единой нацио­нальной системы аккредитации, в которой указано на то, что при определенных обстоятельствах Национальный орган по аккредитации может быть преобразован в некоммерческую организацию с участием государства и представителей бизнеса.
Надо признать, что если говорить сегодня о Национальной системе аккредитации, то сделано много: создана Федеральная служба по аккредитации, вступил в силу 412-й ФЗ «Об аккредитации в национальной системе аккредитации», разработан и введен в действие ряд подзаконных актов. Однако, на наш взгляд, возврат доверия аккредитованных лиц к деятельности Федеральной службы по аккредитации и развитие этой деятельности для достижения целей, стоящих перед нашей экономикой, возможен только в одном случае — желании службы сотрудничать с профессиональным сообществом. А профессиональное сообщество, с полной ответственностью могу сказать, давно к этому стремится.