Босс №04 2015 г.

Эстонская эволюция

22Рубрика | Сюжет месяца / Вокруг России

Текст | Сергей ШКЛЮДОВ

Мартовские выборы в парламент Эстонии — очередной этап эволюции эстонской политической системы. К каким изменениям он приведет, покажет новый формат правящей коалиции.

Прибалтика всегда обладала негласным особым статусом в составе СССР. Будучи объединенными с СССР на двадцать лет позже других «товарищей по коммуналке», страны Балтии никогда не забывали о первом опыте независимого государственного строительства в 20–30-е годы и при первой же возможности поспешили вернуться к самостоятельному развитию.

Не стоит забывать, что и США, заложившие вместе с Советским Союзом послевоенную Ялтинско-Потсдамскую систему международных отношений, так никогда и не признали законность вхождения Латвии, Литвы и Эстонии в 1939 году в состав СССР. Бюджеты, заграничные счета и золотовалютные резервы балтийских республик были заморожены в европейских банках и возвращены только после 1991 года. Может быть, поэтому Москва стремилась превратить «доступную заграницу» в витрину социализма, «воспитывая» Прибалтику как самого избалованного ребенка.

Эстония в 70–80-е годы уверенно располагалась на первом месте в СССР по количеству прямых инвестиций в основной капитал. В Прибалтике в целом были практически с нуля созданы промышленность и транспортная система, завезено множество квалифицированной рабочей силы из России, Украины и Белоруссии. Во время перестройки здесь в первую очередь провели модернизацию, установили новое оборудование, переучили кадры. В итоге к 1990 году Латвия, Литва и Эстония практически сравнялись по уровню жизни с метрополией: РСФСР находилась по размеру ВВП на душу населения на 37-м, Литва на 39-м, Латвия на 40-м, Эстония на 46-м месте в мире.

 

Вторая Дания

Как и в большинстве стран, «сбросивших оковы социализма», здесь к власти пришла коалиция «младореформаторов», стремящихся к построению либеральной демократии и рыночной экономики, и националистов, сочетающих в себе негативное отношение к населению нетитульной нации и ненависть к советскому прошлому. Перед национал-либеральным руководством страны встал вопрос государственного самоопределения нации, если угодно, «проекта» государственного развития.

В итоге был взят курс на практически полный разрыв хозяйственных и политических связей с Москвой с одновременной переориентацией на Скандинавию и Германию. Курс эстонской кроны «прибили гвоздями» к курсу немецкой марки, что позволило Эстонии первой из балтийских республик перейти на евро (2011 год). Разрушенную после разрыва хозяйственных связей с другими республиками бывшего СССР промышленность решили не восстанавливать (за исключением производства продуктов питания и судостроения), а сразу перейти к попытке построения постиндустриального общества, в котором бόльшую часть прибыли генерируют сфера услуг, малый и средний бизнес и электронные технологии.

В результате Эстония стала родиной «Скайпа», родиной одного из первых успешных проектов электронного правительства (более 80% документооборота происходит без бумаги, 95% налоговых деклараций подается через интернет, более 30% избирателей голосуют на парламентских выборах из дома или с телефона), а с декабря прошлого года еще и первой в мире страной, предоставляющей привилегию «электронного гражданства».

По словам премьер-министра Таави Рыйваса (Партия реформ), целью правительства является создание «северного», скандинавского государства всеобщего благоденствия с постоянно растущим уровнем жизни и максимальным набором предоставляемых свобод. Для государства с населением в один миллион три тысячи человек не такая уж и непосильная задача — стать «второй Данией».

В прошлом году средняя брутто-зарплата (до уплаты налогов) в Эстонии перевалила за психологический рубеж и составила 1023 евро; в России этот показатель по итогам февраля вырос до 30 620 рублей, то есть 475 евро по мартовскому курсу. Условный МРОТ на 2015 год в Эстонии — 390 евро, в России — 5965 рублей, то есть 93 евро. ВВП на душу населения в Эстонии в 2014 году составил $18 852, в России — $14 591.

В 2014 году премьер Эстонии Андрус Ансип, руководивший страной почти 10 лет, перебрался в Брюссель. В итоге премьером Эстонии стал 35-летний Таави Рыйвас, который сегодня является самым молодым лидером в Европе. Рокировка в руководстве привела к качественному изменению в правящей коалиции.

Решено было отказаться от классической схемы союза либералов (Партия реформ) и националистов («Союз Отечества — Республика»). Националистов, чья популярность стала медленно, но неизбежно снижаться, выставили из коалиции, а на их место пригласили довольно популярную Социал-демократическую партию Эстонии во главе с дважды министром обороны сорокалетним Свеном Миксером. На двоих «реформаторы» и социал-демократы получили в Рийгикогу (парламенте) 52 депутатских кресла из 101. Перевес призрачный, но с ним новая коалиция вполне смогла просуществовать «технический» год до мартовских выборов 2015 года.

За этот год под давлением социал-демократов (кстати, пролоббировавших назначение первого русского министра образования, 29-летнего Евгения Осиновского) принят ряд «леволиберальных» законопроектов, а также более мягкий вариант «натурализации» для несовершеннолетних и лиц пенсионного возраста. Помимо этого стоит отметить, что в качестве министра обороны Свен Миксер является последовательным сторонником наращивания присутствия в Эстонии сил НАТО и увеличения оборонного бюджета страны до 2%, чем пока в составе НАТО могут похвастаться только четыре государства (США, Великобритания, Греция и Эстония).

Результаты сотрудничества «реформистов» и социал-демократов, однако, негативно сказались на рейтингах обоих партий. На прошедших 1 марта в Эстонии парламентских выборах обе партии потеряли голоса.

 

Коалиционный кризис, или Сказка о двух медведях

Вообще в Эстонии две крупные политические партии: Партия реформ, руководящая страной более десяти лет, идеологом которой является Андрус Ансип, и Центристская партия, уже 25 лет возглавляемая мэром Таллина Эдгаром Сависааром, настоящим патриархом эстонской политики, премьером «переходного» периода (1990–1992 годы), главой столицы последние девять лет, которого в полным смысле этого слова можно назвать «эстонским Лужковым» — и по стилистике, и по риторике, и по политической выживаемости.

Двум медведям в одной берлоге не ужиться, и поэтому, как только Партия реформ смогла закрепиться у власти, она сразу организовала «изоляцию» Центристской партии на общегосударственном уровне, обвиняя последнюю в сотрудничестве с Кремлем и предательстве национальных интересов. На самом деле перед нами конфликт двух элит: новой и старой, «младореформаторов» и «красных директоров», «технократов» и «крепких хозяйственников», «детей» и «отцов». Две партии вынуждены отражать позиции друг друга по принципу «если Евтушенко против колхозов, то я за».

Поскольку повестку дня задает Партия реформ, то «сависааровцам» приходится играть на противопоставлениях. «Реформисты» заявляют себя правоцентристской партией, «центристы» — левоцентристской, «реформисты» вводят евро, «центристы» выступают против, первые опираются на эстонский средний класс, вторые привлекают к себе люмпенизированный и русский электорат, первые — за поступательное развитие, вторые — популисты, призывающие «повысить все и сразу», например МРОТ до 1000 евро.

Согласно опросам, за три дня до выборов на первом месте уверенно шла Центристская партия. Ей предрекали 27% голосов, пошли даже разговоры о коалиции «левых» сил, а именно «центристов» и социал-демократов, что перевернуло бы эстонскую политику с головы на ноги. Но этого не произошло.

 

Кто выиграл и кто провалился?

По результатам выборов Партия реформ и социал-демократы сократили свое представительство в парламенте, но и «центристы» не смогли победить, а значит, получить право формирования правительства. Формальное первое место сохранила за собой Партия реформ (у нее теперь 30 мест вместо 33), партия Эдгара Сависаара идет на втором месте, имея 27 мест. «Центристы» оказались единственной из четырех «классических партий» Эстонии, которая смогла улучшить свой результат, правда, всего на один депутатский мандат.

Также стоит отметить тот факт, что из пяти самых популярных политиков по итогам персонального голосования четверо принадлежат к Центристской партии: самым популярным стал Эдгар Сависаар (25 057 голосов), на втором месте премьер Таави Рыйвас (15 881 голос), на третьем — молодой популярный евродепутат от «центристов» Яна Тоом (11 574 голоса), на четвертом — вице-мэр Таллина, «центрист» казахского происхождения Михаил Кылварт (10 996 голосов), на пятом тоже центрист Юри Ратас, бывший мэр Таллина (7932 голоса). Как мы видим, политики Центристской партии доминируют.

На третьем месте в общем забеге оказались социал-демократы (15 мест), потерявшие четыре мандата и относящие свою кампанию к провальной во многом из-за сотрудничества с «реформистами».

Однако по-настоящему провальной стоит считать результат консерваторов из «Союза Отечества — Республика» (14). Националисты, первый раз в своей политической биографии просидевшие год в оппозиции, лишились девяти мандатов!

Покой четырех «классических» партий был нарушен двумя новичками. В Рийгикогу прошла образованная всего год назад Свободная партия Эстонии (восемь мест): праздношатающиеся хипстеры без определенной экономической программы, частично ушедшие из «Республики», что придает партии легкий националистический флер. Вторым новичком является ультраправая Консервативная партия Эстонии (семь депутатских мандатов). Это классические ультра­националисты, увлекающиеся Гитлером (которого, по их мнению, «можно понять»), факельными шествиями, теориями заговора, считающие, что Россия, Америка и Европа хотят уничтожить Эстонию, поэтому надо выйти из еврозоны, выселить всех русских вместе с американскими танками и жить с опорой на собственные силы. От сотрудничества с Консервативной партией с первых же шагов отказались практически все, кроме Свободной партии, которая объявила себя «открытой для всех».

 

Коалиция на троих?

По итогам выборов правящая Партия реформ оказалась в щекотливом положении. Создать коалицию на двоих, как это бывало раньше, ни с действующими партнерами социал-демократами (45 мест на двоих), ни с бывшими партнерами из «Республики» (44 места на двоих) не получается. Надо звать третьего, а третьим вполне могла бы выступить Свободная партия Эстонии, которая как раз добавила бы недостающие места.

Однако «хипстеры» еще сами не определились, чего они хотят. Быстрый успех и попадание во власть вскружили им голову. На коалиционных переговорах они поставили себя крайне жестко и поэтому на третью неделю были вынуждены их покинуть. Первоначально к переговорам были приглашены четыре партии («реформисты», Свободная партия, социал-демократы и «республиканцы»).

Подобная схема коалиции, если бы она была создана, позволила бы «реформистам» легко манипулировать голосованием: ведь любой из трех «младших» партнеров может быть исключен из голосования по необходимой проблеме без ущерба для большинства, при этом «крайних» есть возможность менять. Однако подобная схема не сработала, и вслед за Свободной партией покинуть переговоры пригрозили социал-демократы, не сильно горевшие желанием находиться в одной упряжке с националистами из «Республики», которых они в свое время «подсидели» во власти.

На момент сдачи номера в печать, после трех недель переговоров, формирование будущей коалиции зашло в тупик. Было принято решение все начинать с нуля. К тому же в конце марта с тяжелой болезнью попал в больницу лидер «центристов» 64-летний Эдгар Сависаар. Он несколько дней находился в критическом состоянии, на грани жизни и смерти, ему ампутировали ногу. Судя по всему, в большую политику Сависаар не сможет вернуться.

А поскольку мэр Таллина является последним препятствием на пути к дружбе «двух медведей», то вариант Большой коалиции по немецкому образцу, между правым и левым центром, вполне может быть претворен в жизнь. Очевидно, что «наследники» Сависаара ради попадания во власть готовы пойти на очень многие уступки, и интересы русскоязычного населения здесь могут оказаться далеко не самой крупной жертвой. Выключение из игры всего лишь одного крупного политика способно привести к изменению политического ландшафта всей Эстонии. Б