Греция пошла налево

22Рубрика | Сюжет месяца / Вокруг России

Текст | Тимур ХУРСАНДОВ

Итоги внеочередных парламентских выборов в Греции стали одним из ключевых международных событий как минимум общеевропейского масштаба.

Вроде бы интриги на парламентских выборах никакой не существовало: наиболее вероятный победитель был известен заранее, его программа и планы — тоже. Однако именно эта определенность и заставила политологов и экономистов тщательно отслеживать события в Греции: новая правящая партия страны СИРИЗА обещала Евросоюзу что-то вроде небольшой революции.

Ее, конечно, не случилось, но шума эта ситуация наделала много. Кроме того, в этой истории еще ничего не закончено, и последствия она может иметь самые далеко­идущие.

 

Лидер обновления?

Греческая левая партия СИРИЗА и ее лидер, новый премьер-министр страны Алексис Ципрас, за последние месяцы стали одними из главных поставщиков новостей в Европе. Сам возмутитель спокойствия — довольно любопытная личность. Хотя Ципрас пока достаточно молод — ему 40 лет, в политике он уже, можно сказать, ветеран. В нее он пришел, будучи школьником, когда начал принимать участие в протестах против реформы системы образования.

Затем, проштудировав труды Маркса, Ленина, Гегеля, вступил в структуры Ком­му­нистической молодежи Греции и уже больше никогда не изменял социалистической идеологии. Возглавив СИРИЗУ, одну из крупнейших оппозиционных партий, у которой никак не получалось добиться приличного результата на выборах, привел ее к победе.

Кстати, будучи в оппозиции, Ципрас заявлял, что «с Греции начнет меняться Ев­ро­па». Тогда к его словам мало кто прислушивался. Как выясняется, зря.

 

Грекам надоело затягивать пояса

Еще до победы на выборах, прошедших в конце января, СИРИЗА предупреждала, что коренным образом пересмотрит экономическую политику страны. После того как в 2010 году Грецию накрыл долговой кризис, Афинам не оставалось ничего, кроме как обратиться за финансовой помощью к международным кредиторам.

Через два года было выработано соглашение с ЕС, Европейским центральным банком и Международным валютным фондом, по которому Греции выделялись многомиллиардные займы, а также списывалась примерно половина задолженности перед частными кредиторами. Естественно, не за красивые глаза.

В стране, по сути, ввели внешнее управление финансово-экономической сферой. От Афин потребовали принять жесткие меры экономии, осуществить масштабную приватизацию госактивов, провести конкретные структурные реформы. Надо признать, в какой-то мере это сработало.

Правительство предшественника Ци­пра­са, его главного политического противника Антониса Самараса, сумело несколько выправить ситуацию, страна начала выходить из кризиса. Но недостаточно быстро и, по мнению многих греков, слишком высокой ценой. Задолженность Греции до сих пор составляет более 300 млрд евро — 174% ВВП страны, значительная часть госбюджета уходит на ее обслуживание. А уровень зарплат все падает, налоги растут.

Естественно, не использовать это в ходе предвыборной кампании просто невозможно, тем более для партии социалистического уклона. И Ципрас со товарищи оттянулись по полной программе. На обещания они не скупились, причем очень громкие. «„Тройка” кредиторов осталась в прошлом», — заявлял Ципрас, приводя в ужас европейских финансистов.

Если обрисовать идеи СИРИЗЫ вкратце, Греции предлагалось попросту не платить по долгам. Партия Ципраса была уверена, что экономике страны поможет только списание большей части государственной задолженности или по крайней мере значительное облегчение ее бремени. Для этого в качестве вариантов предлагалось объявить временный мораторий на выплаты по долгу и погашать его, когда экономика начнет развиваться. Тогда, по мнению греческих левых, в бюджете появились бы деньги, которые можно пустить на отмену непопулярных налогов, повышение минимального размера заработной платы и социальных выплат, создание нескольких сотен тысяч рабочих мест и прекращение увольнений госслужащих. «Под нож» СИРИЗА обещала пустить и программу приватизации, запущенную по требованию тройки кредиторов. «Греция оставила позади жесткую экономию, страх, пять лет лишений», — подытожил Ципрас.

 

Занять на кредит

Разумеется, после выборов эта риторика несколько смягчилась, однако в целом линия на отказ от сотрудничества с «тройкой» и навязанной извне экономии сохранилась. Прояснился и главный вопрос, беспокоивший кредиторов Греции: новые власти страны заявили, что от выплаты долгов совсем отказываться не собираются, но просят дать небольшую отсрочку — хотя бы на несколько месяцев.

В более долгосрочной перспективе Афи­ны хотят добиться реструктуризации задолженности и не брать новых кредитов, так как все они уходят на обслуживание предыдущих.

Намерения вроде бы благие, однако против новых греческих властей играет то, что времени у них совсем немного — срок действия нынешней программы финансовой помощи Афинам истек в конце февраля, и без продления этого соглашения или выработки нового Греции уже летом пришлось бы выплатить почти 12 млрд евро по долговым обязательствам. Таких денег в греческом бюджете, разумеется, нет.

Сами кредиторы Греции, в первую очередь Евросоюз, настаивают на продлении нынешней программы. Сохранение же статус-кво категорически не устраивает Афины, которые не хотят принимать те же условия и продолжать жесткую политику «затягивания поясов» под пристальным контролем и постоянным руководством «тройки» кредиторов.

Поэтому новое греческое правительство попыталось заключить промежуточное соглашение. Это предложение Афин удивило даже неспециалистов. По сути, оно сводилось к следующему: дайте нам денег, но только без всяких условий, а там посмотрим. Возможно, греческие власти думали, что это дьявольски элегантный и коварный план, или рассчитывали, что средства им выделят по «гуманитарным соображениям» — не пропадать же братьям-европейцам, однако не сложилось. Не получилось разжиться деньгами и по другим схемам.

 

Выхода нет?

Эта почти тупиковая ситуация вновь подняла волну дискуссий о том, не рассмотреть ли возможность отказа Греции от общеевропейской валюты. В прессе даже появился специальный термин Grexit (от английских слов Greece — Греция и ­exit — выход).

Один из самых авторитетных международных финансистов, бывший глава Фе­де­ральной резервной системы США Алан Гринспен, например, уверен, что такое развитие событий неминуемо. «Не думаю, что этот вопрос может быть решен без выхода Греции из еврозоны», — заявил он, когда его спросили, каковы перспективы урегулирования греческой долговой проблемы. «Да, это не поможет самой Греции или зоне евро в целом сейчас, но со временем все поймут, что расстаться — оптимальный вариант в этом случае», — отметил он.

Однако, как представляется, Гринспен несколько сгущает краски. Да, наверное, в США отказ Греции от евро действительно представляется логичным и наиболее эффективным решением. Более того, вполне возможно, так оно и есть на самом деле.

Но для Европейского союза и для еврозоны эта ситуация не так проста. Кроме финансово-экономических аспектов здесь есть и имиджевая, политическая сторона. Как ни крути, выход любой страны из зоны евро станет серьезным ударом для общеевропейской валюты, которая сейчас и так смотрится довольно неуверенно по отношению к доллару. И — опять-таки — может запустить цепную реакцию.

Так что из еврозоны Грецию никто не отпустит, хотя для ее дальнейшего нахождения в валютном союзе другие страны ЕС будут вынуждены серьезно потратиться. Даже если нынешнюю программу финпомощи Афинам продлят, это всего на полгода, за которые всех проблем греческой экономики не решить. И осенью все вернется на исходную точку.

Предвидя это, многие эксперты в Европе склоняются к тому, что ради сохранения еврозоны в ее нынешнем виде удовлетворить требования Афин все-таки придется. Греция не выплатит свои долги никогда: просто нет на это ресурсов ни сейчас, ни в обозримой перспективе. Так что от серьезной реструктуризации задолженности и ее списания, хотя бы частичного, не уйти.

Надо только найти способ, как сделать это, сохранив лицо, не афишируя, потихоньку, стараясь не возбудить зависть у товарищей Греции по кризису. И, если все так и произойдет, греческие социалисты смогут отпраздновать историческую победу. Над капитализмом. Б