18+ Издательская группа «Профи-Пресс»


Алексей КАСПРЖАК: можно создавать, только созидая

76Рубрика | Проект

Текст | Виктория СОТНИКОВА

Фото | МДЦ «Артек»

«Артек» всегда был исключением. Он всегда пользовался своим положением, для того чтобы сделать что-то большее. Слава Богу, что приоритетом в этом «большем» были и остаются дети», — считает генеральный директор МДЦ «Артек» Алексей Каспржак, которому предстоит в ближайшие годы вернуть российским детям забытую мечту.

— Алексей Анатольевич, вы помните ваши школьные, детские, представления об «Артеке»?

— У меня их не было. Это иллюзия. Я как школьник, который в принципе очень хорошо учился до 7-го класса, да и потом неплохо учился, даже не задумывался об этом никогда, потому что у меня не существовало этой мечты. В советское время страна делилась на людей, которые хотели попасть в «Артек», и которые там были. Но из информационного поля Российской Федерации «Артек» выпал, он в нем отсутствовал. И сегодня мы, собственно говоря, эту мечту возвращаем. Поэтому нам так и сложно. Представление о том, что «Артек» — великий и легендарный лагерь, очень правильное, только дело в том, что за 20 лет про него забыли.

— Расскажите, каким образом «Артек» наконец-то «случился» в вашей жизни?

— Сложно ответить на этот вопрос. Это длинная история. Во-первых, я родом из семьи, в которой занимались образованием всю жизнь, несколько поколений. У меня есть родственники, которые являлись ректорами, докторами наук, профессорами, преподавателями в школе, в вузе и т.д. Мои папа с мамой были учителями, поэтому я к этому роду профессии в принципе с детства привык. Для меня это родная стихия. Я не мог быть вожатым в «Артеке» по той простой причине, что у меня фамилия Каспржак, а в советское время с такой фамилией сюда не пустили бы. Мог бы не пройти «там».

Мое первое образование педагогическое. Я работал учителем в школе, преподавал физику. Но, кроме того, много занимался разными вещами для своего дополнительного образования. В целом с Крымом я очень хорошо знаком, потому что года четыре подряд водил сюда в пешие походы детей в возрасте как раз от 8 до 16 лет. Мы ходили пешим маршрутом Бахчисарай — Ялта. Так что Крым мне известен.

Я много где учился, в основном управленческим экономическим специальностям. Далее трудился в образовательных проектах Всемирного банка в России, потом был чиновником в Тверской области, министром образования, министром финансов, заместителем губернатора. Затем — проректором школы экономики, работал в общественной структуре.

Стать руководителем «Артека» еще год назад я точно не думал. Это достаточно крутой поворот в жизни. «Артек» — слишком амбициозный вызов, мимо которого если проходишь, то потом будешь всю жизнь жалеть. Вариантов не оставалось.

— Друзья, знакомые отговаривали вас, когда к вам поступило это предложение? Вообще сомневались?

— Я давно привык принимать решения сам. Я могу посоветоваться с женой, с родителями, еще с каким-то кругом людей. Вы знаете, тут можно открыть маленькую тайну: обычно советоваться с кем-нибудь — это не способ найти решение. Это способ утвердиться в принятом тобой решении — по крайней мере для мужчины, мне так кажется.

— Каким для вас был этот год, первый год, на этой должности?

— Со всех точек зрения напряжен­ный. Мы переходили из статуса Го­су­дар­ствен­ного предприятия Украины в статус Фе­де­рального государственного бюджетного учреждения Министерства образования и науки РФ. Мы меняем структуру, меняем позиции, связанные с принципами содержательной работы лагеря в целом. Мы говорим о том, что «Артек» в первую очередь — образовательный центр. У нас есть задачи именно в образовании, в том, каким образом сделать услугу качественной не просто с точки зрения приятных условий проживания детей, что в принципе нужно и важно, и не только с точки зрения системы питания, но и с точки зрения содержания. И сегодня мы находимся в диалоге с огромным количеством партнеров, с которыми планируем реализовывать совместные образовательные программы. Подписано соглашение с Роскосмосом, ведутся переговоры с «Русским географическим обществом» и еще многими организациями, которые собираются с нами сотрудничать.

— Вы неоднократно подчеркивали, что образовательная составляющая детского центра наиболее важна для вас. Какой вы ее видите?

— Я действительно вижу свою задачу в том, чтобы создать образовательную среду, которая была бы более адекватной, нежели существующий образовательный институт. Другая школа, в которую через десять лет будут ходить мои дети или мои внуки, она будет по-другому устроена — с участием опыта «Артека», который мы здесь предлагаем сейчас реализовывать. Для меня важно, чтобы ребенок, который сюда приехал, «состоялся», чтобы у него «случилось». Это очень сложная штука в работе. Это роднит профессию педагога и, например, профессию управленца. Потому что ты должен получать удовольствие не от того, что у тебя случилось, а от того, что случилось либо у твоего подчиненного, либо у ребенка.

— В «Артеке» есть своя школа. Какая роль отводится ей согласно новой образовательной концепции детского центра?

— Я могу сказать одно: в целом концепция развития «Артека» предполагает реализацию интегрированной образовательной программы, не только школы. То есть мы не рассматриваем школу как нечто отдельное. И в этом, мне кажется, есть ключевая проблема предыдущих лет в плане реализации образовательных программ в «Артеке», когда рассматривали отдельно школу, отдельно лагерь, отдельно систему дополнительного образования. Мы хотели бы выйти на уровень более интегративный: школа — лагерь — система дополнительного образования, где школа играет лишь одну роль. Почему нам это важно? Потому что в целом мы уверены: школа сегодняшняя, классическая, классно-урочная система, и все, что с этим связано, — это прошлый век. И видимо, люди, которые занимаются образованием, понимают: надо изобретать что-то другое, что было бы адекватно с точки зрения средств реализации образовательных программ. И где, как не в «Артеке», попробовать построить эту образовательную среду, в которой дети меньше сидят за партами и больше участвуют в разного рода проектах?

Мы в школе сильно заинтересованы, школа продолжит существовать в «Артеке». Она будет работать и с местными детьми, и с детьми, которые приезжают. Для нас это важно, но не с точки зрения решения каких-то социальных задач, а с точки зрения организации правильной среды образовательного эксперимента. Мне нужен постоянный контингент и сменные группы детей, чтобы я мог идеи «новой школы» реализовывать в разных условиях. В мире увеличивается число детей, которые отказываются от услуг формального образования, от школы — той, которая есть. Отказываются они по той причине, что она неадекватна. Это в принципе признается всеми, просто об этом тихо молчат, так как ничего нового не придумали.

Мне интересно, что школа реализует свою часть общей интегрированной образовательной программы «Артека». Зачем? Потому что через подобные инструменты мы надеемся получить новую образовательную среду.

— На какой результат вы работаете?

— Мне очень хотелось бы, чтобы ребенок, уезжая отсюда, говорил бы о том, что он был в самом лучшем лагере мира.

Это большой социальный проект, так как то, чему мы научим, чем мы зарядим детей здесь, крайне важно. Мы в силах сделать это разными способами. Можем зарядить ожиданием того, что сверху упадет что-нибудь и нужно просто исполнять. А можем зарядить совершенно другой вещью: бери на себя и иди. И в этом смысле от этого будет во многом зависеть настроение очень большой группы людей, которая может в принципе повлиять на настроение в обществе. Это тоже немаловажный момент. Мне кажется, что общество станет более здоровым, если оно начнет рассчитывать прежде всего на себя.

Я, конечно же, вижу свою задачу и в том, чтобы люди, которые со мной работают, достигали этих целей и получали от этого моральное и материальное удовлетворение. Мне очень важно, чтобы с людьми был прямой доверительный контакт. Потому что по-другому эта штука не «взлетит». Во всех отношениях. Мне хотелось бы работать в коллективе, где люди идут на работу, улыбаясь, в котором мне легко и не стыдно заглянуть им в глаза. Мне крайне важен контакт человеческий.

— Что еще вы считаете принципиально важным в работе как с детьми, так и с персоналом?

— С ребенком надо уважительно общаться. И как вожатые, сотрудники образовательной сферы это будут делать — профессиональное «чувство» каждого. Вожатый — пример для детей. Для них в этом возрасте, особенно в подростковом периоде (я психологию хорошо изучал), взрослый друг (каким является вожатый) — абсолютнейший пример. Доверие и уважение — это очень важно. История человеческих отношений, история продвижения, история любого достижения строится на таких штуках.

Я чувствую напряжение у персонала, так как за последнее время люди в «Артеке» совсем разучились верить начальству. Наверное, для этого имелись какие-то основания.

Доверие — принципиально важное слово. Потому что одно дело, когда ты работаешь для «галочки», а другое дело, когда ты работаешь, понимаешь, что за тобой твоя репутация, ее никуда не денешь. На «черновичок» не проживешь.

— Многие помнят советский международный «Артек», а каким, по вашему мнению, должен быть российский международный «Артек»?

— Все очень просто. Настолько просто, насколько это можно сказать в нескольких фразах. Международный с точки зрения этноса и с точки зрения разных национальностей — это одна история. А глобальным международным образовательным центром может стать только конкурентоспособное на международной арене учреждение. Не силой и не пряником затаскивающее к себе нужную делегацию. А «в розницу», когда сам родитель из другой страны захочет сюда отправить своего ребенка.

То есть когда поле «Орленка», «Океана», «Смены», «Зеркального» — я могу и дальше перечислять российские лагеря, частные и не частные, — становится узким для нас, и когда мы начинаем конкурировать с подобными образовательными организациями, находящимися за территорией Российской Федерации. Вот тогда центр и называется международным. Думаю, к этому прийти не так сложно в силу того, что люди, работающие в «Артеке», по большому счету готовы нести и предлагать образовательную услугу, не просто образовательную, в целом услугу, конкурентоспособную не только в Крыму, в Ялте, в России, но и за ее пределами.

С кого начнем — посмотрим. Где есть наши маркетинговые, скажем так, преимущества. Преимущество места — оно безусловное. Мне кажется, что у нас сегодня выявляется в силу разных причин еще одно конкурентное преимущество — русский язык и русская история. Я имею в виду широко, не по этносу, а по истории. Русский язык интересен, и история интересна. И мы себя найдем как стратегический экономический партнер на определенной территории планеты Земля.

Для чего это нужно? Не для того, чтобы просто подтвердить свой статус и быть международным. А потому, что нашему ребенку, который сюда приезжает, необходимо находиться в среде, в которой он будет жить завтра. А завтра он будет жить — я очень надеюсь и верю в это — в среде, где границ станет меньше, уменьшится расстояние между людьми, а также языковые преграды, юридические, правовые и так далее. И поэтому мы здесь должны создать условия завтрашней социализации тех, кто к нам приезжает. В этом есть ключевая задача «Артека».

— Расскажите о том, как продвигаются работы по реконструкции «Артека»? Как меняется его облик?

— Задач, которые мы должны выполнить уже к лету, как минимум года на три хватит. Важно теперь выбрать приоритеты, в них продвинуться и реализовать. Мы сейчас осуществляем работы на тех объектах, которые обеспечивают функционирование лагерей. Это прежде всего там, где живут, там, где едят, там, где занимаются спортом, там, где проходят мероприятия «Артека». Здесь наша сегодняшняя концентрация внимания.

Считаю важным, что в процессе проектирования, определения функционала того или иного здания или помещения участвуют не только те, кто называет себя строителем, но и те, кто собирается эксплуатировать эти здания. Совсем недавно мы представили новые архитектурные решения детского центра общественности. Гармонию природы разрушала достаточно кричащая и разношерстная архитектура. Мы решили объединить «Артек» единой стилистикой. Практически во всех корпусах изменяются фасады, кровли, унифицируется цветовое решение. Планируем использовать элементы уличной навигации. Мы оставляем исторические названия корпусов, например «Желтый», «Красный», «Синий». Здания будут соответственно стилизованы. То же самое и в «Лазурном». Появляется фирменный стиль.

Ряд объектов мы должны запустить в конце апреля. Это детские лагеря «Ян­тар­ный», «Хрустальный» и «Лазурный». А к июню завершить реконструкцию в лагере «Морской».

— В каком объеме финансируется «Артек» из государственного бюджета?

— Цифры определены федеральным бюджетом. Адресная инвестиционная программа — это 3 миллиарда 355 миллионов рублей, объем госзадания — 1 миллиард 600 миллионов, объем программы развития — примерно 600 миллионов. Однако это не конечная цифра. Она может меняться, уточняться, и мы претендуем на больший объем финансирования с точки зрения тех задач, которые ставим перед собой к июню.

Цифра не секретная, она есть в бюджете, ее видно. Но уже она значительна — порядка 6 миллиардов рублей.

Это то, что финансируется из бюджета. Здесь не учитываются внебюджетные источники, спонсорство, возможные наши притязания на бόльшие объемы финансирования.

— Будет ли возможность купить путевку в «Артек»?

— В первый год точно нет, по той причине, что государство, взяв на себя ответственность за «Артек», обеспечило его 100%-ным заказом. Даже заказом, превышающим на сегодняшний день возможности его инфраструктуры. Но в перспективе в нашей программе развития мы предполагаем наличие возможности коммерческой реализации путевок. Даже не коммерциализации, а, скажем так, путевок для тех, кто бы мог возместить наши расходы на пребывание здесь ребенка. В одном случае их возмещает государство, поощряя таланты, проявление усердия ребенком в какой-то деятельности. В другом случае — родители. И нам это важно. Нам важно получить от них обратную связь.

— Не за горами июньский юбилей «Арте­ка». Каким будет праздник 90-летия?

— Подготовка к празднику идет активно. Лагерю, безусловно, есть чем гордиться. И вместе с тем праздник получится перспективным. Праздник, в который мы заложим новые традиции, и причастен к этим традициям будет каждый, кто станет его участником. Мы каждому ребенку должны создать условия его личного успеха. Это можно предложить только созидая. Не вспоминая, как это было. Ребенку важно принять участие в становлении нового. Б

 

 


КАСПРЖАК Алексей Анатольевич, генеральный директор МДЦ «Артек».

В 1996–2001 годах занимался педагогической деятельностью в ряде образовательных учреждений г. Москвы. С 2001 по 2005 год работал в Национальном фонде подготовки кадров — был консультантом гранта на подготовку проекта «Реформа системы образования», потом координатором компонентов «Реструктуризация», «Управление», «Мониторинг качества и статистика образования» проекта «Реформа системы образования». В 2005 году стал начальником отдела анализа и прогноза развития структуры, содержания и технологий образования Министерства образования и науки РФ.

С 2005 по 2008 год работал первым заместителем начальника Департамента образования Тверской области, в 2008 году назначен начальником департамента.

В 2009 году стал начальником Департамента финансов Тверской области. В 2010–2011 годах — заместитель губернатора Тверской области.

С 2011 по 2012 год — проректор в Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики».

С 2012 по 2014 год занимал пост вице-президента, исполнительного директора Межрегиональной общественной организации «Ассоциация менеджеров».

В 2014 году назначен генеральным директором МДЦ «Артек».

Имеет ученую степень кандидата экономических наук.

Алексей Каспржак женат, воспитывает пятерых детей.



Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика