Босс №01 2015 г.

Кризис управления

1Рубрика | Страница редактора

Самое печальное, что кризис в России наступает не столько по объективным, сколько по субъективным причинам. Да, произошло снижение цен на энергоносители и сырьевые товары, но пока они не упали до уровня конца 2008 года, а кризис уже такой же: с галопировавшей и только в конце декабря остановленной девальвацией, идущей с ней рука об руку инфляцией, проблемами у банков и их клиентов.

Можно ли было избежать паники на валютном рынке в черные понедельник и вторник 15–16 декабря? Да, можно было, если бы ЦБ и правительство с привлечением, когда необходимо, президента заранее проговорили с государственными и полугосударственными компаниями важность продажи части выручки для бόльшей поддержки национальной валюты.

Безусловно, на рубль давит низкая цена на нефть, однако она более или менее стабилизировалась; несомненно, значительная потребность в валюте связана с платежами по долгам российских корпораций западным банкам, которые из-за санкций трудно рефинансировать, но запасы евро и долларов на декабрьские выплаты были сделаны заранее, в страну каждый месяц приходит большая экспортная валютная выручка, а доля импорта снижается.

Так что рынок в середине декабря отреагировал не на объективные проблемы, а на неуправляемость ситуации. В какой-то момент игроки поняли, что ЦБ и кабмин не хотят или не могут сделать очевидные шаги для профилактики обвала.

К сожалению, мы плохо учимся на прошлых ошибках. В ноябре уже наблюдалось резкое падение курса, но тогда паника прекратилась сама собой за счет чисто рыночных мер: валютных интервенций ЦБ и позитивных геополитических новостей. Регулятору стоило бы предпринять действия, чтобы подобное не повторилось, но ничего сделано не было.

В результате вторая волна валютного кризиса, в середине декабря, накрыла страну, прежде чем Центральный банк успел опомниться и (как справедливо отметил президент Путин) принял запоздалое решение о шоковом повышении ключевой ставки — до 17%.

За счет этой меры, а также привлечения к операциям на валютном рынке ресурсов Минфина и договоренностей с основными получателями валютной выручки ситуацию на валютном рынке удалось улучшить. Но доверие к рублю уже было подорвано — население стало массово выходить из национальной в иностранную валюту и другие активы — недвижимость и товары длительного пользования. А поскольку банки всячески задерживали снятие вкладов и обналичивание — видимо, по неофициальному указанию ЦБ, — подорвано еще и доверие к банковской системе.

Так по вине ЦБ и правительства страна свалилась в кризис, для которого, в общем-то, нет объективных причин. Ведь сельское хозяйство показывает очень хорошие темпы роста, причем уже не первый год, промышленность — просто хорошие темпы, даже в декабре: умеренная девальвация первой половины прошлого года «разморозила» производственную сферу.

Внешнеторговый баланс России — положительный до неприличия, бюджет — с профицитом. Долги корпораций велики, но та их часть, которая не может быть рефинансирована, вполне покрывается финансовыми резервами страны; к тому же долги конечны, и по мере их погашения начнет расти инвестиционная привлекательность российских активов, поскольку отечественные компании станут самыми свободными от долгов в мире. Но при этом Россия вот-вот может получить «мусорный» рейтинг, и тогда прощай инвестиции.

Отдельные антикризисные шаги сегодня предпринимаются: смягчены требования к банковским балансам, гарантии по вкладам увеличены в два раза, принят закон о банкротстве физических лиц. Но для восстановления доверия на финансовых рынках действовать нужно системно. И единственным решением видится создание антикризисного штаба под руководством президента Путина, раз уж без вмешательства президента государственные институты должным образом не работают…

 

Александр Полянский