Босс №12 2014 г.

Рубль падает — взлетит ли экономика?

17Рубрика | Сюжет месяца / Деловой климат

Текст | Иван ОСЯНИН, к.э.н.

Ситуация после девальвации.

Уже несколько месяцев подряд рубль бьет все новые и новые антирекорды: с начала года национальная валюта обесценилась на 45% по отношению к доллару и на 30% по отношению к евро. Центральный банк не ставит в число приоритетов поддержание курсовой стоимости рубля, считая более актуальной задачу сдерживания инфляции. Вместе с тем многие помнят положительный эффект девальвации 1998 года, когда после кратного падения рубля в следующем году экономический рост составил 8,1%. Возможно ли повторение такого сценария в ближайшей перспективе?

 

Что тянет вниз

1Тенденция движения курса рубля в 2014 году давно ясна даже неспециалистам. В этом году произошло колоссальное количество событий, каждое из которых уже само по себе могло бы обвалить рубль, и предметом спора между экспертами является лишь то, какое из них повлияло на отечественную валюту наиболее сильно. Основной фактор, влияющий на цену национальной валюты, — торговый баланс, то есть разница между стоимостью экспорта из страны и импортом в нее. Ни для кого не секрет, что около половины бюджета формируется исходя из нефтяных и газовых доходов, поэтому курс ­рубля напрямую зависит от стоимости нефти на мировых рынках.

На рис. 1 (Динамика курса рубля к основным валютам. Данные Минфина) и рис. 2 (Динамика курсовой стоимости нефти марки Brent (ICE Brent), USD/баррель) четко видна тенденция, при которой падение стоимости нефти практически одновременно вызывает падение курса рубля, однако рост цен на сырье, как правило, к заметному укреплению стоимости национальной валюты не приводит. Это во многом вызвано утечкой капитала, происходящей на протяжении последних лет, а также политикой Центробанка, не дававшего чрезмерно укрепиться рублю в 2009–2011 годах. Сейчас на национальную валюту помимо падения цен на нефть, безусловно, оказывает влияние нервная обстановка в связи с украинским кризисом, не вселяющая энтузиазма в инвесторов, а также переход ЦБ к более мягкому регулированию курса рубля путем сокращения валютных интервенций на биржах.

2

Рис. 2 Динамика курсовой стоимости нефти марки Brent (ICE Brent), USD/баррель

Дмитрий Медведев на заседании правительства заявил: «Мы в последнее время наблюдаем резкие колебания курса рубля. Все аналитики сегодня признают, что рубль сильно недооценен, этому способствовали в том числе недобросовестные игроки». Однако объективная конъюнктура рынка не дает почвы для рассмотрения рубля как сильно недооцененной валюты.

 

Низкий рубль для рестарта

Традиционно считается, что низкий курс национальной валюты способствует повышению конкурентоспособности экономики. С одной стороны, импортные товары становятся более дорогими и менее конкурентоспособными, с другой — у отечественных производителей, продающих товары на внешнем рынке, повышается их выручка, исчисленная в национальной валюте, что дает возможность демпинговать на мировых рынках.

Четыре года назад в мире разгорелась международная валютная война: ряд стран, в числе которых Китай, Япония, Колумбия, Таиланд, Южная Корея и другие, принял меры для ослабления собственных национальных валют. В США даже угрожали Китаю санкциями за такие действия, считая подобную конкуренцию агрессивной и недобросовестной.

В 1998 году в России обесценивание национальной валюты дало серьезный стимул импортозамещению в таких отраслях, как пищевая и автомобильная, также выросли предприятия шинной, химической и электротехнической промышленности. В первую очередь росли те отрасли, в которых были огромные резервы недогруженных производственных мощностей.

Набрав людей, чей уровень оплаты труда являлся в то время довольно низким, и, догрузив существующие мощности, стало возможно без значительных инвестиций ощутимо нарастить объем выпускаемой продукции, которая за счет подорожания импорта нашла спрос на отечественном рынке. Однако те отрасли, которые активно использовали импортные комплектующие и которым требовалась более сложная и дорогая модернизация, чем дозагрузка существующих мощностей, впечатляющим ростом в тот период похвастаться не смогли.

На сегодняшний день низкий рубль, как полагают оптимисты, может стимулировать крайне слабый экономический рост, который показывает РФ на протяжении уже не первого года.

3Индекс промышленного производства в октябре 2014 года, по свежим данным Росстата, составил 3,6% по сравнению с 2013 годом. Сложно определить численно, какую долю этого роста обеспечило удешевление валюты, поскольку, скорее всего, равную долю сюда внесли дорожающий импорт и ограничение сотрудничества из-за санкций. Из графика на рис. 3 видно, что даже с исключением сезонного фактора определенный рост есть. Если внимательнее посмотреть на структуру роста, наиболее быстрорастущими в октябре оказались текстильное и швейное производство (7,7%), химическое производство (7,2%), производство машин и оборудования (8,8%), производство электрооборудования (10,6%).

Не стоит, правда, излишне обольщаться этими факторами, поскольку большую роль в октябре играет фактор сезонности (см. рис. 3). Растут в первую очередь, как и в 1999 году, отрасли, имеющие низкий уровень загрузки производственных мощностей (так, по данным МЭР, загрузка ПМ в текстильной промышленности по льняным тканям составляет 20%). Однако пока процесс идет не слишком быстро. Так, в сентябре по сравнению с августом загрузка мощностей по промышленности в целом после снижения в течение предыдущих четырех месяцев увеличилась на 1%, составив 61%, а в прошлом году она составляла 64%.

Серьезные опасения вызывает другое. С 1998 года заметно увеличилось технологическое отставание отечественного производства от западного, и возросла зависимость от импорта оборудования, технологий и сырья из развитых стран. В этой связи невозможно предсказать: не столкнутся ли отечественные производители с проблемами при, казалось бы, комфортном курсе рубля — смогут ли использовать устаревшие производственные мощности, а также обновить их? То, что пока инвестиционный процесс не начался, а даже просел (см. рис. 4), говорит об отсутствии предпосылок к скорому обновлению производственных мощностей.

4 5

Рис. 4. Динамика инвестиций в основной капитал и строительство. Данные МЭР.

Одним словом, то, что девальвация руб­ля окажет положительное влияние на экономику, пока сложно подтвердить или опровергнуть.

 

Долги тянут вниз

Есть еще одна проблема, о которой уже неоднократно писалось, но в условиях понижающегося курса национальной валюты она приобретает особую актуальность. Речь идет о корпоративном долге российских компаний. Он, по данным ЦБ на 01.10.2014, составляет $614.425 млн, примерно 75% долга номинировано в долларах и евро. Это около 29% от ВВП. В 2015 году под необходимость гашения попадает свыше $112 млрд. Исходя из изменения обменного курса рубля компаниям придется в рублевом эквиваленте гасить на 30–40% бόльшие суммы.

Мало того, санкции существенно ограничили возможность рефинансирования этих кредитов, а Центробанк, сжимая денежную массу и повышая ключевую ставку, искусственно ухудшает условия кредитования предприятий внутри страны. По сведениям советника президента России Сергея Глазьева, износ основных фондов вырос с 45,2% в 2005 году до 48% в 2013 году, а в 2014 году в связи со спадом капитальных вложений на 2,5% достигнет 48,5%. При уровне рентабельности производства в среднем в 10%, ключевой ставки в 8,5%, а банковских кредитов 10–14% для большинства предприятий нет возможности инвестировать в обновление основных фондов, даже если бы банки были готовы предоставлять финансирование на достаточно долгий срок, а не на 24–36 мес., как сейчас.

В текущей ситуации девальвация ­рубля может выступить не драйвером роста, а, скорее, катализатором всех процессов, происходящих в экономике, — как позитивных, подстегивая наиболее эффективных и конкурентоспособных производителей, так и негативных — обострит текущие структурные несовершенства финансово-экономической модели государства, не дающие развиваться множеству предприятий, при других условиях имевших бы потенциал. Проблема в том, что предприятий, относящихся к первой группе, на порядок меньше, чем вторых. Б