Босс №11 2014 г.

Татьяна Кунченко: если развитие Дальнего Востока пойдет по «зеленому» пути, это будет мощным стимулом для формирования «зеленой» экономики России

38Рубрика | Босс номера

Текст | Николай ИВАНОВ

Фото | MXgroup

Генеральный директор дальневосточного автомобильного холдинга MXgroup Татьяна Кунченко убеждена, что Дальний Восток может стать регионом опережающего развития. Причем развития, основанного на современных экологических принципах, которые активно пропагандирует президент России Владимир Путин.

— Татьяна Ивановна, какие, с вашей точки зрения, приоритеты необходимы в государственных программах развития Дальнего Востока?

— Прежде всего я должна сказать: мне как жительнице и уроженке Вла­ди­во­стока очень ценно то, что президент Рос­сии и Правительство Российской Фе­де­ра­ции ставят приоритетной задачей развитие Дальневосточного региона. Это вполне обоснованный выбор приоритета: наш регион обладает уникальным географическим положением, в частности соседством с активно развивающимися странами Азиатско-Тихоокеанского региона, огромными природными богатствами — полезными ископаемыми и возобновляемыми природными ресурсами, такими, как рыба и водные биоресурсы, лес…

Вполне реально в обозримом будущем превратить Дальний Восток в преуспевающий регион, привлекательный для ведения бизнеса. Ключевую роль сыграет пакет налоговых льгот, которые разработаны правительством и должны быть утверждены законодателями, формирование территорий опережающего развития (ТОРов) — сейчас рассматривается, как вы знаете, закон о ТОРах. Кроме того, необходима поддержка наиболее перспективных отраслей экономики Дальневосточного региона — рыбной промышленности; сельского хозяйства; горной промышленности: угольной, горно-металлургической, алмазодобывающей отраслей; лесной и деревообрабатывающей промышленности, электро­энергетики; машиностроения.

Большое значение имеет развитие на Дальнем Востоке автомобилестроения. Это прежде всего проект компании Sollers, одобренный президентом страны Владимиром Владимировичем Путиным. Мы, представители автомобильного бизнеса, активно работаем с продукцией этого предприятия. Не менее важно наладить производство и иной машиностроительной продукции: опыт, кадры, заделы, производственные мощности для этого в регионе есть.

И конечно, одна из основополагающих отраслей экономики Дальнего Востока — транспортный комплекс. Дальний Вос­ток — ключевой регион для формирования глобального транспортного коридора через территорию России между странами АТР и Европой. Уже сегодня ведется активное транспортное строительство: строятся новые автомагистрали, строятся и модернизируются железнодорожные магистрали, в частности Транссиб и БАМ, строятся новые аэропорты и морские порты. Но объемы строительства, финансирование этого строительства нуждаются в кардинальном увеличении.

Не могу не сказать о перспективах на Дальнем Востоке такой отрасли XXI века, как туризм. Во всем мире это сейчас одна из самых быстрорастущих сервисных отраслей. И у Дальнего Востока огромные перспективы сформировать сразу несколько туристических кластеров, развивающихся за счет внутреннего и въездного туризма. Такой кластер необходимо создать вокруг Владивостока, Находки и игорной зоны «Приморье».

В советское время Владивосток был закрытым городом, и туризм в Приморском крае не поощрялся, тем более международный. Между тем Владивосток неслучайно называют российским Сан-Франциско. Это город уникальной архитектуры — с легким налетом китайского архитектурного стиля, традиций, культурной атмосферы морского города. Приморский край в целом — это долгое лето (в южных районах края): почти как в Сочи. Но при этом уникальная природа — сопки, лес, океан, в котором комфортно купаться не только летом, но и во второй половине весны и первой половине осени…

Первоначальные шаги по формированию туристического кластера делаются. Большое внимание к Владивостоку позволил обратить саммит АТЭС-2012. Уникальные объекты, построенные к саммиту, привлекают внимание туристов, новые конгрессные и выставочные площадки стали центрами событийного и делового туризма — как российского, так и глобального. Большое значение для региона имеет и создание резиденции президента России на острове Русском.

Приморский край не единственная привлекательная для летнего отдыха, делового, событийного туризма территория в Дальневосточном регионе, которую очень важно открыть для российского и международного туризма.

Программы развития Дальнего Востока включают формирование современной инфраструктуры, финансовой и деловой, и создание других максимально комфортных условий, обращающих на себя внимание инвесторов. Многое в развитии инфраструктуры было сделано в рамках подготовки к саммиту АТЭС во Владивостоке, но это только задел для формирования современной деловой и хозяйственной инфраструктуры в Приморском крае и регионе в целом.

Важно, чтобы результатом реализации программ правительства было не только развитие отраслей экономики, но и улучшение условий жизни дальневосточников, так как развитие экономики — это прежде всего современный кадровый потенциал. Потому важно заняться проблемами финансирования социального развития региона, программами поддержки образования, создания комфортных условий жизни и строительства жилья, развития образования и культуры, здравоохранения и спорта.

Работы очень много — и для федеральной власти, и для региональной, и для муниципальной, и для бизнеса, и для общественных организаций.

— Что нужно для успеха?

— Прежде всего системность, то есть, во-первых, формулирование четкого перечня целей и задач развития региона, во-вторых, комплексный характер их реализации. Для этого требуется объединение усилий всех уровней власти, с одной стороны, и институтов бизнеса, а также гражданского общества, с другой.

Системности и объединению усилий способствовало создание «двойного» поста полпреда президента России в ДальФО — заместителя председателя Правительства РФ по Дальнему Востоку. Этот пост занимает Юрий Петрович Трутнев, опытный политик и управленец, работавший как на федеральном, так и на региональном уровнях. Этот пост объединяет в руках одного человека нити управления регионом в рамках президентской и правительственной вертикалей. Большое значение имело также создание федерального Министерства по развитию Дальнего Востока — в последнее время его возглавляет Александр Сергеевич Галушка, ранее крупный предприниматель и сопредседатель «Деловой России». То есть сложностей во взаимопонимании с бизнесом у такого министра не возникает. Большой вклад в комплексное развитие Дальнего Востока вносит губернатор Приморского края Владимир Владимирович Миклушевский, бывший федеральный чиновник, перешедший на региональный уровень первоначально для того, чтобы поднять Дальневосточный федеральный университет. Позднее ему было доверено возглавить регион. Это видный ученый, руководитель с глобальным мышлением, недавно успешно переизбранный на второй губернаторский срок, а также другие главы регионов Дальнего Востока.

Но вопросы системности, слаженности работы федеральных, региональных и муниципальных структур, то есть власти, с одной стороны, и бизнеса плюс общественности, с другой стороны, на дальневосточных территориях с повестки дня не сняты. Особенно это касается вовлечения бизнеса и институтов гражданского общества в реализацию государственных программ, то есть комплексного государственно-частного партнерства в развитии Дальневосточного региона.

— Сегодня в регионе превалирует сырьевое производство…

— Да. Это прежде всего добыча руд цветных металлов, алмазов, угольная, лесная промышленность, рыбные промыслы. При этом стоит задача развития перерабатывающих производств. Ведь если речь не идет о дорогостоящем сырье, вполне возможно, что везти такое сырье в европейскую часть страны и, например, в Европу экономически необоснованно.

— Мы это видим, к примеру, по рыбной продукции…

— В частности, и не только по ней. Везти продукцию очень дорого, а прилегающие рынки — российских регионов и зарубежные — часто не могут обеспечить необходимых объемов спроса на сырье. Это одно из ключевых препятствий для развития экономики Дальнего Востока.

И здесь возможны два варианта действий — либо снижение транспортных издержек, либо поставка на рынок продукции переработки, которая стоит заведомо дороже сырьевой. Снижение транспортных издержек (с компенсацией стоимости за счет бюджета) необходимо, для того чтобы поставка стала рентабельной. По рыбной продукции, например, другого варианта не вижу. Естественная рентабельность появится только тогда, когда на другой уровень выйдет транспортная доступность региона, либо создание перерабатывающих производств, желательно для выпуска конечной продукции. Ведь продукция переработки стоит существенно дороже сырьевой продукции. Выпускать ее в конечном счете выгоднее.

— Почему же этого в массовом порядке не происходит?

— Требуются значительные инвестиции на создание производственных мощностей при, как правило, обычно достаточно длинном для переработки инвестиционном цикле. Причем инвестировать приходится в экономической ситуации, чреватой различными рисками. А также выдерживать налоговое бремя, оказывающееся более высоким для тех, кто занимается переработкой, наукоемкими технологиями: это и НДС, «накручивающийся» с каждой новой стадией переработки, и платежи государству, связанные с приобретением современного, как правило, импортного оборудования, и налоги на заработную плату, которые у переработчиков оказываются выше за счет того, что используется больше специалистов высокой квалификации.

— Какие виды перерабатывающего производства должны развиваться на Дальнем Востоке в первую очередь?

— Думаю, прежде всего это производства, связанные с созданием конечной продукции из природных ресурсов, добываемых в регионе, переработкой рыбы, сельскохозяйственной продукции, леса, углеперерабатывающего и углехимического производства.

Замечу, что для развития этих производств государство должно энергичнее бороться с вывозом капитала от сырьевых поставок, создавать условия, чтобы этот капитал вкладывался в России — в те же перерабатывающие производства. Для этого важны как меры по деофшоризации нашей экономики, которые сейчас осуществляются, так и эффективная защита собственности и защита бизнеса от неправомерных действий контролирующих органов и органов власти.

— А также с вывозом самого сырья…

— Да. По лесу, например, вполне реально эффективно противостоять экспорту необработанной древесины. Ведь на китайской границе построены десятки заводов для обработки нашего леса. Фактически деньги за дальневосточный лес мы дарим КНР!

Но помимо запрета на вывоз, то есть кнута, должен быть и пряник — привлекательность инвестиций в переработку. Иначе останется имитация переработки, и за границу будет по-прежнему поставляться фактически сырье.

— В условиях российского продовольственного эмбарго огромную актуальность приобретает восстановление поставки на отечественный рынок дальневосточной рыбы. Что для этого необходимо?

— В советское время государство уделяло особое внимание питанию населения и контролю качества продовольствия. Рыба и морепродукты справедливо считались важнейшей частью рациона, особенно для подрастающего поколения. Такова была политика государства — за счет этого развивалась и экономика рыбной отрасли. Возможно, стоит вернуться к политике в области качества жизни людей. Это создаст важные стимулы и для экономики, в том числе для АПК и рыбного хозяйства. И уже их развитие позволит сформировать новые социальные условия, ведь на Дальнем Востоке рыбная отрасль, как правило, градообразующая и играет ключевую роль в бюджетах регионов, занятости людей.

По улову рыбы Дальневосточный регион занимает первое место в России. И, поскольку развитие рыбной промышленности определяется материально-технической базой и инвестициями, важно поддерживать отрасль на должном уровне — с государственным участием, на основе государственно-частного партнерства.

Кроме того, системы таможенного офор­мле­ния и налогообложения должны работать таким образом, чтобы рыбакам было выгодно поставлять продукцию на внутренний рынок, а не экспортировать за границу.

— Сейчас выгоднее везти рыбу в соседние страны?

— Увы, да. Дальневосточные рыбаки поставлены в такие условия, что им выгоднее перебазироваться в иностранные порты, способствуя развитию рыбной отрасли, например, в соседнем Китае, так как стоимость топлива, оборудования и обслуживания в российских портах в 2–3 раза выше, чем в зарубежных.

Для кардинального изменения ситуации необходимо на федеральном и региональном уровнях решить ряд правовых, организационных, экономических, технических и технологических проблем, используя при этом зарубежный опыт. Так, например, в некоторых странах — лидерах мирового рыбного рынка с собственных рыбаков не взимается плата за рыбные ресурсы, устанавливаются льготные цены на топливо, предоставляются льготные кредиты для строительства судов, осуществляется государственное страхование, финансируются затраты на научные исследования и охрану рыбных ресурсов.

При этом и в рыбной отрасли очень важно развивать перерабатывающие мощности. Вообще переработка должна стать главной целью экономического развития России на ближайшие годы. Для российской экономики очень важно отказаться от безудержной эксплуатации ресурсов, от распродажи недр — беречь их для будущих поколений. И переходить на экологические принципы — принципы так называемой зеленой экономики (ЗЭ). Россия, как и весь мир, пришла к необходимости модернизации экономики таким образом, чтобы помимо экономического роста добиться улучшения условий жизни людей и сейчас, и в будущем. Принципы «зеленой» экономики позволяют сохранять природные богатства в условиях устойчивого развития.

— Какую роль Дальний Восток может сыграть в развитии «зеленой» экономики?

— Дальний Восток может сыграть ключевую роль в формировании ЗЭ в России. Для этого надо, чтобы модернизация производства в регионе отвечала принципам охраны окружающей среды и улучшения жизни людей. Здесь можно обратиться к опыту наших ближайших соседей — Южной Кореи, избравшей «зеленый рост» в качестве национальной стратегии.

Переход к ЗЭ должен сопровождаться инвестициями, которые шли бы на предоставление займов и сокращение налогов для бизнеса, использующего чистые технологии, переработку отходов, выделяющему средства на озеленение и очистку воды, почвы, атмосферы, а также на научные исследования в данной области. Если развитие Дальнего Востока пойдет по «зеленому» пути, это будет мощным стимулом для формирования «зеленой» экономики России.

Главная ценность Дальневосточного региона — дикая природа, чистая пресная вода, чистый воздух и живописные природные ландшафты, занимающие миллионы квадратных километров суши и прибрежной акватории. Поэтому сохранение и рациональное использование этого огромного ресурса должно быть приоритетным при модернизации и в процессе инновационного развития Дальнего Востока.

— Какова роль экологических факторов в экономическом развитии?

— На мой взгляд, решающая. Тех­но­ген­ный (природоразрушающий) тип экономического развития изживает себя, поскольку человечество приходит к пониманию, что, если продолжать черпать богатства природы, не восстанавливая ее и не оберегая, это может привести к таким разрушительным последствиям, которые уже невозможно будет повернуть вспять.

Сейчас нужно думать о перспективе, о том, что достанется будущим поколениям. Экономическое развитие может быть устойчивым только в том случае, если при этом учитывается экологический фактор. И важно понять это именно сейчас, когда еще есть что восстанавливать и оберегать.

— А какова, на ваш взгляд, роль Даль­не­восточного региона как площадки для выработки современной экологической политики России?

— Прежде всего скажу, что необходимость целостной экологической политики в масштабах государства и в масштабах мирового сообщества очевидна. Она направляет человеческую деятельность в соответствии с природой с помощью государства и политических партий, для того чтобы обеспечить сохранение природного экологического равновесия.

Главный приоритет экологической политики — сохранение биоразнообразия и экологического равновесия, от которого зависит физическое и духовное здоровье людей. Сегодня всем государствам мира в астрономические суммы обходится борьба с эпидемиями и антропогенными катастрофами, которых могло бы не быть, если бы люди не разрушали природное равновесие.

Вопросам экологии в последнее время уделяется достаточно много внимания — и в мире, и в нашей стране, что не может не вдохновлять. Еще рано говорить о результатах российских экологических программ — они работают относительно недавно. Однако процесс начат, есть определенные шаги в изменении правовой базы природоохранной деятельности, решаются вопросы ликвидации, утилизации и переработки отходов, ужесточаются санкции за негативное воздействие на окружающую среду.

— Как вы оцениваете активное участие президента в экологических программах?

— То, что президент уделяет столько внимания вопросам охраны окружающей среды, живой природы, лично курирует ряд природоохранных программ, задает высокую планку для всех остальных, мотивирует и формирует новое видение экономического развития с учетом экологических факторов.

Владимир Владимирович Путин непосредственно участвует в пяти крупных экологических проектах: «Амурский тигр», «Дальневосточный леопард», «Ирбис — снежный барс», «Белый медведь» и «Бе­лу­ха — белый кит» и другие. Это значит, экологическое движение в стране и мировое экологическое движение может рассчитывать на государственную поддержку со стороны России, на активное участие в нем одного из мировых лидеров.

— Какую роль в решении экологических проблем должны играть бизнес и политические партии?

— Предприятия и организации обязаны проявлять заботу о сохранении и защите окружающей среды. Есть правовые акты, устанавливающие обязанность предприятий учитывать воздействия производственного процесса на окружающую среду, анализировать влияние производственных программ на человека и окружающую среду и устранять возможные вредные последствия.

Но при этом трудно переоценить роль сознательного отношения бизнеса к экологическим проблемам. Помимо социальной ответственности бизнеса, о которой говорится с начала 2000-х годов, сегодня важно обратить внимание на его экологическую ответственность. Инициатива такого рода должна быть выдвинута предпринимательскими организациями различного уровня. И многие приморские компании, в частности наша группа, одними из первых в стране заявили о своем переходе к экологически ответственному ведению бизнеса.

Формируя свою идеологию и программу, политические партии не могут игнорировать экологические проблемы. А популяризация их программ будет способствовать формированию экологического сознания населения. Если же партия побеждает на выборах, она разрабатывает концепцию экологической политики и реализует ее с помощью правовых документов. И деятельность партии «Единая Россия» подтверждает это.

— Какую роль женщины-политики и женщины-предприниматели могут сыграть в экологическом движении?

— Экологическое движение не может быть гендерно окрашено. Необходимо, чтобы каждый на своем месте осознавал важность бережного отношения к планете, на которой мы живем, и по мере своих возможностей содействовал экологическому движению. Б

 

 

КУНЧЕНКО Татьяна Ивановна, генеральный директор MXgroup. После средней школы работала в Дальневосточном морском пароходстве. Была комсоргом, членом бюро комитета ВЛКСМ пароходства.

По окончании Дальневосточного рыбного института работала в торговле. С начала 1990-х годов занималась бизнесом в области торговли автозапчастями к иномаркам.

Член попечительских советов благотворительных фондов, организатор многих благотворительных акций, таких как «Загляни в глаза ребенку», «Приморье без сирот» и др.

Награждена орденом «Во славу Отечества», академик Международной академии меценатства.

Замужем, имеет дочь, сына и двоих внуков.