Бизнесу не нужна долгосрочность

7Рубрика | Отрасли

Текст | Николай АНИЩЕНКО

Российские продовольственные санкции застали врасплох россиян в не меньшей степени, чем европейцев и американцев.

Сможет ли отечественное сельское хозяйство быстро нарастить поставки на внутренний рынок, чтобы накормить население?

Директор Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований Наталья Шагайда в этом сильно сомневается.

«Сельское хозяйство — инертная отрасль. Здесь нужно посадить весной, чтобы выросло осенью. А животных надо и семь месяцев, и год, и больше выращивать. Поэтому нарастить поставки одномоментно, чтобы быстро восполнить возникший дефицит из-за ограничений на импорт, нереально».

По ее словам, нельзя сказать, что сельское хозяйство страны находится в упадке — ряд его отраслей поставляет вполне внушительные объемы на экспорт. Но в это время другие отрасли практически неразвиты, так что возникают дисбалансы.

«Наше зерновое хозяйство давным-давно кормит миллионы человек по всему миру. По молоку у нас недостаток. По фруктам появятся просто другие страны, которые станут завозить.

Из мясной продукции больше всего не хватает мяса крупного рогатого скота. Почему бизнес не пошел в КРС? Потому что его нужно дольше всего выращивать. И кроме того, бизнес направился в такие виды деятельности, где можно наладить охрану. Свинокомплексы, птицеводство — это все-таки ограниченная территория. Я не знаю примеров эффективного развития отрасли КРС, где животные стоят в одном помещении. Им надо по бескрайним просторам, которые, кстати, в России есть, ходить с мамой вместе, пить молочко, есть траву. У нас подобные системы носят лишь единичный характер; этим занимается крупный бизнес в порядке эксперимента».

Главная проблема таких серьезных дисбалансов — невозможность быстро перекроить систему, в которой одни продукты в значительных количествах экспортируются, а другие — в таких же количествах ввозятся. «Сейчас все перестроить, например, для того чтобы перестали производить зерно на продажу, а тут же стали откармливать, чтобы увеличить свое производство мяса, — это из области фантастики. Поэтому, скорее всего, будет развиваться сельское хозяйство так, как оно и развивается: в первую очередь птицеводство, свиноводство».

Эксперт отмечает, что российский запрет на импорт не касается саженцев и племенного скота из-за рубежа. Она признает существование глубоких проблем по этим позициям, отводя их на счет неорганизованной структурной перестройки сельского хозяйства.

«Вот есть тонкое место — семена, — говорит Наталья Шагайда. — Значит, нужно это направление поддерживать, давать деньги, приглашать ученых. Но ничего этого не было. У нас, например, система сельскохозяйственных учхозов вообще попала в программу приватизации и приватизируется как булочная. Такое предприятие могут отдать любому в руки с тысячами гектаров земли, которая находится близ городов. И эту землю забирает фонд РЖС под эгидой строительства доступного жилья, однако доступного жилья там нет. Так разоряются хозяйства».

«В нашей стране есть огромное количество академий сельскохозяйственных наук. Но они же ничего не получали, никаких денег. Я понимаю, всем не надо давать. А вы выберите лучших и помогите им. Ученых, которые что-то делают, на самом деле значительно меньше, чем их начальников». Б