Босс №09 2014 г.

Бизнес хочет амнистию

8Рубрика | Законопроекты

Текст | Николай АНИЩЕНКО

РСПП подготовил собственную версию законопроекта о контролируемых иностранных компаниях, которая достаточно сильно отличается от варианта, предложенного Минфином.

Партнер адвокатского бюро DS Law Михаил Александров перечисляет несколько ключевых моментов, на которых при обсуждении будущего законопроекта настаивает бизнес.

Во-первых, в изначальном проекте Мин­фи­на предполагалось, что порог владения иностранной компанией для признания ее контролируемой будет 10-процентным. «Так как признание контролируемой иностранной компанией влечет определенные последствия, в том числе в части раскрытия информации, то бизнес справедливо указывал, что во многих юрисдикциях владение 10% не дает таких больших корпоративных прав, позволяющих элементарно собрать объем информации, который налогоплательщик должен предоставить. Не говоря уже о прочих затруднениях и в принципе о том, насколько можно считать контролируемой компанию, где тебе принадлежит всего лишь 10%.»

Во-вторых, бизнес указывал на то, что в аналогичных законах, принимаемых по всему миру, всегда пишут, что они не распространяются на так называемые активные компании. «К примеру, если условное российское предприятие учредило какое-то юрлицо в Германии и строит там завод для производства чего-нибудь, то это не может являться контролируемой иностранной компанией. Потому что это просто юридическое лицо, которое принадлежит россиянину, осуществляющему самостоятельную деятельность. А законодательство о КИК обычно направлено как раз на недопущение открытия промежуточных компаний, создаваемых с целью ухода от уплаты налогов и с тем, чтобы не допустить появления компаний-кошельков, которые реальной деятельности сами по себе не ведут, но через них проходят финансовые потоки. У нас же пошли по пути того, что любая компания, если она зарегистрирована россиянами в определенной зарубежной стране, признается контролируемой иностранной».

На этапе, когда Минфин предложил первый вариант законопроекта, много разночтений у ведомства и РСПП было по техническим моментам; часть из них оказалась учтена в новой версии документа.

«Там, например, предлагались очень жесткие нормы, связанные с тем, когда иностранное юридическое лицо может считаться налоговым резидентом РФ. У нас не было такой концепции в законодательстве, все считались резидентами либо нерезидентами по месту регистрации, за исключением оговоренных случаев вроде владения недвижимостью в РФ. А Минфин решил внедрить такую концепцию, которая есть в большинстве стран мира, как фактическое место управления. Оно обычно определяется тем, где проходят заседания совета директоров, где подписываются решения, ведется бухгалтерский учет, хранится документация и так далее — очень много всего. Минфин предложил: если один из этих пунктов присутствует, то мы будем считать, что это российский налоговый резидент со всеми вытекающими последствиями», — уточняет Александров.

Еще одна норма, которая перекочевала в обновленный вариант законопроекта, касается установления правил того, какие компании будут признавать контролируемыми относительно определения страны ее регистрации.

В варианте РСПП также предлагается уделить особое внимание положениям, призванным упростить реинвестирование средств из офшоров в Россию.

Наконец, отдельно обсуждался вопрос о некоем акте налоговой амнистии: «Что мы все капиталы, прибывшие в том или ином порядке из-за рубежа, прощаем, не начинаем допытываться, как же они туда попали». «Мы же понимаем прекрасно, что капиталы у некоторых существуют еще с 1990-х годов; появляться они могли очень разными способами», — говорит эксперт. Б