Яркий в правовой избыточности

10Рубрика | Законопроекты

Текст | Николай АНИЩЕНКО

Единоросс Евгений Федоров стал автором идеи о запрете приема на госслужбу граждан, близкие родственники которых постоянно проживают за границей.

Доктор юридических наук, директор Международного института государственной службы и управления РАНХиГС Игорь Барциц обращает внимание на то, что инициатива законодателей не совсем понятна и ясна юристам.

«Кто такие «близкие родственники»? Российское законодательство дает нам различные варианты их перечня в Семейном кодексе РФ, Кодексе РФ об административных правонарушениях, Уголовно-процессуальном кодексе. Учитывая репрессивно-ограничительный настрой инициатора предложения, возьмем за основу перечень Уголовно-процессуального кодекса, который в статье 5 признает близкими родственниками следующие категории: супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки», — предлагает собеседник журнала «БОСС».

Следующий вопрос, который он рассматривает, — значение понятия «проживание». «Сегодня не существует юридически четкого понимания, каковы критерии постоянного проживания за пределами Российской Федерации. Приходится сталкиваться с неверным толкованием, что постоянно — это полгода плюс один день, но данный механизм имеет отношение к вопросу налогообложения, а не к признанию факта постоянного проживания, — говорит юрист. — С точки зрения миграционного законодательства гражданин РФ считается постоянно проживающим за рубежом при наличии вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание на территории иностранного государства и право на свободный выезд и возвращение в это государство. Из формальных оснований важен и факт снятия гражданина с постоянного регистрационного учета в РФ и постановка его на учет в посольстве РФ в зарубежном государстве. Не думаю, что депутат исходит в своих предложениях из подобных критериев постоянного проживания за рубежом. Тогда надо четко понять, из каких?».

По его словам, не вызывает сомнений, что при приеме на работу в соответствующие компетентные учреждения гражданин России проходит необходимую проверку, которая оправдана вопросами национальной безопасности, допуском к информации различной степени секретности и иными важными обстоятельствами. «Очевидно, что вряд ли на службу в ФСБ России возьмут человека, родной брат которого работает в ЦРУ США, если только речь не идет о некоей спецоперации. Так что переживания депутата Федорова по этому поводу излишни. Будем исходить из того, что система внутренней безопасности органов работает, и работает весьма эффективно. Другое дело, что депутат предлагает ввести правовые, нормативно и формально определенные запреты и ограничения. Именно это недопустимо», — уверен Барциц.

Аналогичный закон был принят ранее в Китае. Там, правда, наличие родственников за границей не препятствует зачислению на госслужбу, но серьезно ограничивает карьерный рост. По мнению Барцица, китайский прецедент «неприменим к российским условиям по целому ряду обстоятельств: политических, демографических, исторических». «Китай не пережил в своей недавней истории разрушения исторического государства, которое пришлось пройти России. Ведь при разрушении СССР за пределами Российской Федерации остались многочисленные родственники, в том числе и «ближайшие». Степень переплетенности судеб граждан России, пусть они даже и являются государственными служащими, с жителями постсоветских республик чрезвычайно велика, а ведь некоторые из этих постсоветских республик ныне входят в «империалистические» военные организации, другие проводят откровенно антироссийскую политику. И при всем при том на их территории продолжают проживать близкие нам люди», — продолжает эксперт. Б