Светлана КУВАЕВА: правило успешного развития бизнеса — «можно найти решение любой проблемы»

42Рубрика | Главная тема

Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Фото | СКС Групп

«СКС Групп» (Ростов-на-Дону) — одна из ведущих универсальных строительных групп полного цикла строительного производства, работающая в Ростовской области и близлежащих регионах.

Генеральный директор Светлана Куваева убеждена, что компания готова работать на федеральном уровне, ведь ее организация производства, технологии, уровень персонала соответствуют лучшим российским и международным стандартам. О своем подходе к ведению строительного бизнеса она рассказала нашему журналу.

— Светлана Иосифовна, ваш строительный бизнес существует семь лет, и за семь лет буквально с нуля создана довольно крупная строительная группа, работающая, как мы знаем, не только в Ростове-на-Дону и области, но и за пределами этого субъекта Федерации? В чем причина столь быстрого роста?

— Быстрого роста не было, никаких чудес: мы развивались постепенно, пошагово.

Начинала я с одного объекта — городского рынка «Квадро». Нужно было реконструировать этот рынок. Мы успешно справились с задачей, причем сделали работу не только качественно, но и красиво. Заказчик остался доволен. Наш уровень работы увидели потенциальные клиенты — постепенно пошли заказы… Так все и началось.

Сегодня «СКС Групп» — группа предприятий, охватывающая все направления строительства и благоустройства. Это и изыскания, и строительство фундаментов, и стальные каркасы, и металлоконструкции, и основное строительство, и работы по благоустройству, включая озеленение… Занимаемся жилищным строительством, строительством гражданских объектов, а также объектов производственных, в том числе сельскохозяйственных, например ферм, птицефабрик, что очень актуально для нашего аграрного региона…

Выступаем и генподрядчиками, и субпод­рядчиками. Последнее чаще. Генподряд выгоден тем, что получаешь с объекта определенную рынком и тобой маржу, но зато и вся ответственность на тебе. А субподряд — работа по фиксированным ценам и в определенные заказчиком сроки. Это проще…

— Делаете ли сами проектные решения?

— Собственной проектной конторы у нас пока нет, но планируем ее создать в ближайшее время. Потому что с собственной проектной структурой строительная организация контролирует качество проектирования: не нужно дорабатывать некачественный проект на этапе строительства.

— Какие направления вашего строительного бизнеса ключевые?

— Я не могу сказать, что какие-то направления главные, а какие-то второстепенные. В одних случаях «выстреливает», например, строительство производственных объектов, в других — жилищное строительство… Или сложные монтажно-демонтажные работы.

Скажем, демонтаж промышленных кранов. Мы занимались демонтажем таких кранов. Нашей фирмой разработана технология такого демонтажа.

— Какова география вашей деятельности?

— На сегодня группа работает в трех регионах России — Ростовской области, Краснодарском крае и Волгоградской области. В Краснодарском крае потребовалось открытие дочернего предприятия — «Царьград». Краснодарский менталитет неприемлет чужаков. «Чужой» ИНН принимается трудно, хотя я сама из Краснодара и долгое время проработала главным специалистом на одном из ведущих краевых предприятий.

Сейчас наш взгляд устремлен на Даль­ний Восток. Как вы знаете, существует большая программа строительства жилья для пострадавших от прошлогоднего наводнения районов Дальнего Востока. Мы стремимся в ней участвовать. Причем в тендерах по разным направлениям.

В рамках соответствующей ФЦП предусмотрены тендеры по нулевому циклу строительства — котлованам и подготовке фундаментов, по строительству металлокаркаса, несущих конструкций, строительству монолитно-каркасных домов и домов панельных, а также строительству из газобетона. Этим направлением у нас в стране мало кто занимается, а мы занимаемся!

— Какова численность персонала вашей группы?

— На головном предприятии — 250 штат­ных сотрудников. Прежде всего это технологи, мастера, прорабы. Вместе с привлеченными под конкретные проекты работниками доходит до пяти тысяч… Каждый из специалистов ИТР курирует от двух до пятидесяти рабочих. Это накладывает на них серьезные требования к наличию организаторских способностей.

— Каковы особенности, которые отличают вашу группу от конкурентов?

— Они как раз связаны с кадрами.

Я пришла в строительную сферу с серьезного предприятия с большей, еще советской историей — Краснодаравтодора, где была главным экономистом. С советских времен знаю, чего стоят настоящие специалисты, и всегда делала акцент на них. Это особенность моей бизнес-модели.

Главное в любом бизнесе — не финансовые ресурсы и оборудование, а специалисты, команда. Мы привлекли уникальных специалистов. Это, например, геодезисты, маркшейдеры. У нас несколько лет назад оставалось всего несколько таких специалистов на Ростовскую область и Краснодарский край. Это еще советские специалисты пенсионного возраста. До того, как я их пригласила на работу, они никому не были нужны. И только в нашей компании смогли вернуть себе статус и высокий уровень дохода, который был у них в советское время. К сожалению, в строительной отрасли многие привыкли оптимизировать затраты за счет профессиональной качественной работы. Разумеется, они обучают молодых специалистов, чтобы передать эстафету, благодаря им в нашей компании сформирована мощная гео­дезическая служба…

На подготовку ИТР и рабочих мы никогда не жалели денег. Полностью оплачиваем обучение специалистов со среднетехническим образованием в вузе. Ведь я вижу перспективу нашего бизнеса, а будущее нужно формировать уже сегодня. Большинство специалистов мы вырастили сами — из других компаний не переманиваем: люди если приходят к нам, то приходят сами.

Когда нет текучести кадров, специалисты никуда не бегают, все работают на доходность предприятия, это всем в плюс — и компании, и сотрудникам.

— Как идет жилищное строительство в Ростове?

— Дома строятся, но не в тех объемах, которые необходимы. Почему, поясню на примере. Мы активно работали в районе Ли­вен­цов­ка — там строилось жилье экономкласса. Инвестором строительства выступала компания ИНТЕКО. В период, когда его владелицей являлась небезызвестная Елена Батурина, компания предоставляла длинные деньги.

Однако собственник компании сменился, изменились и ее подходы. И сейчас в городе нет сопоставимого инвестора.

— А средств от населения, ипотечных средств не хватает?

— Увы. Как вы знаете, процент по ипотеке сегодня скачет, следовательно, условия для расширения ипотечного кредитования отсутствуют… При этом купить квартиру мало кто может себе позволить.

Дело в том, что себестоимость жилья получается достаточно высокой. И жилье экономкласса обходится, по сути, как жилье бизнес-класса. Следовательно, его невыгодно строить много. Себестоимость у нас 28–32 тыс. рублей, а продажная цена — 38–42 тысячи.

В Ростове реализуются проекты точечной застройки. Но я как профессионал строительной индустрии категорически против таких проектов. Вы в Москве жалуетесь на пробки, но пробки, что в Ростове, Москве и не снились! Недавно я ехала четыре квартала шесть часов! Транспортная ситуация в городе очень тяжелая — за счет того, что улицы в городе узкие, а дома в рамках точечной застройки возводятся без учета нагрузки на городскую инфраструктуру.

— Как вы считаете: спасет ли ситуацию передача под строительство подготовленных государством участков с готовой инфраструктурой?

— Ни у муниципалитетов, ни у регионов нет средств, для того чтобы массово создавать такие участки для застройки. К тому же строительной организации удобнее самой строить инфраструктуру, чтобы она контролировала ситуацию с ней и отвечала за объект в целом.

Наилучшие варианты — предоставление государством льгот строительным организациям, возводящим жилье экономкласса, например освобождение от НДС, а также пестование крупных инвесторов с долгими деньгами.

— Работаете ли по ветхому и аварийному фондам?

— В расселении из аварийного фонда участвуем, в латании дыр — нет: это моя принципиальная позиция. Так называемые ветхие дома — это дома, которые подлежат сносу. Делать там капитальный ремонт, как правило, бессмысленное занятие.

В Ростове на старую часть города страшно смотреть. Именно поэтому она почти вся затянута либо рекламными баннерами, либо баннерами «Идет реконструкция», хотя никакой реконструкции не ведется, да она чаще всего и невозможна.

Особенно сложная ситуация с так называемыми памятниками архитектуры. Так называемыми, потому что органы охраны памятников зачастую относят к памятникам то, что ими не является. Памятники — это собор Василия Блаженного, храм Покрова на Нерли, Петергоф, Невский проспект с его дворцами… А у нас (и не только у нас, но и во многих других городах) к категории памятников отнесена городская застройка XIX века — жилые, торговые дома.

Их невозможно и бессмысленно реконструировать, даже сохранить только фасад очень дорого. Но есть документ — «памятник архитектуры», и подступиться к тому или иному дому невозможно.

Рядом с центральной улицей Ростова — улицей Пушкинской — расположены новые красивые дома, например Дворец бракосочетаний. И буквально рядом с ним стоит «памятник архитектуры» — обшарпанный жилой дом, построенный во второй половине XIX века, почти сплошь состоящий из коммунальных квартир…

— Каково отношение к строительному бизнесу со стороны городских и областных властей?

— И мэр Ростова Михаил Анатольевич Чернышов, и губернатор Василий Юрьевич Голубев хорошо знают реальные хозяйственные процессы, значение строительного бизнеса для экономики территории. Если раньше со стороны отдельных чиновников встречалось несколько пренебрежительное отношение к малому и среднему предпринимательству, то теперь этого нет. Есть понимание, что, чем больше процветают малые предприятия, тем больше доходов они приносят в казну города и области, тем больше увеличиваются финансовые возможности территории, показатели, инвестиционная привлекательность. В нашем регионе нет препон для ведения бизнеса.

— Не секрет, что строительные организации чаще всего работают по государственным заказам — крупные проекты в области строительства связаны прежде всего с государственным финансированием. Как вы оцениваете ситуацию на тендерах?

— Тендерная проблема существует, но на сегодня тех острых проблем, которые были раньше, когда в тендерах часто выигрывали фирмы без имени, без опыта только за счет того, что назначали демпинговые цены, все меньше. Совершенствуется законодательство, более ответственным и квалифицированным стал подход тех, кто организует и проводит тендеры. Так что сейчас те или иные несообразности на тендерах носят рабочий характер.

Но тем не менее они есть. Например, заказчик строительства не всегда правильно ставит условия для участия в тендерах. За счет этого иногда отбирается неоптимальный исполнитель работ. Надеемся, постепенно такие случаи сойдут на нет.

— А как оцениваете регулирование строительной деятельности?

— В целом позитивно. Часто говорят о трудностях с оформлением разрешительной документации, но на самом деле проблемы возникают у тех, кто не выполняет требования соответствующих регламентов, не может правильно выстроить в своей строительной организации работу с документами.

Если сотрудники своевременно проходят обучение, предусмотренное профессиональными требованиями, своевременно платятся взносы в СРО, строительная организация своевременно проходит проверку в своей СРО, маловероятно, что у нее возникнут сложности.

Наши организации ежегодно проходят полную документальную проверку в своей СРО — состоим в петербургской СРО «Сфера А». При этом мы настаиваем, чтобы представители СРО выезжали на объекты. То есть проходим проверку полностью, чтобы быть спокойными.

— Ваше мнение о системе СРО как таковой? Ее многие критикуют…

— Система как таковая не вызывает у меня вопросов. Но я считаю неправильным зависимое положение строительных организаций от конкретных СРО: если ты хочешь перейти в другую СРО, страховые взносы забрать ты не имеешь права. На мой взгляд, право выйти из СРО должно быть свободным, что поспособствует усилению конкуренции на рынке СРО.

Не хочу говорить обо всех СРО, но не секрет, что на рынке довольно много слабых саморегулируемых организаций. Тем более что объекты, получаемые СРО для назначения исполнителя из своих участников, не являются конкурентным преимуществом. Эти объекты определяются по остаточному принципу: следовательно, объекты с минимальной или нулевой доходностью.

Нередко создатели той или иной СРО контролируют только денежные потоки, аффилированы с банковскими структурами и не выполняют своих функциональных задач. За счет этого вся система СРО воспринимается негативно. Мы, например, сталкивались с тем, что членство в питерских СРО — это неформальный минус в глазах заказчиков. Большинство таких организаций из города на Неве воспринимается как чуть ли не мошеннические. Хотя наша СРО очень сильная и прекрасно работает.

То есть плохие СРО портят рынок для хороших. Чтобы этого не было, нужно создать условия для реальной конкуренции между СРО.

Кроме того, на мой взгляд, надо сформировать условия, чтобы в СРО, которые имеют статус не только строительных, но проектных и изыскательских, вносились не три взноса как в три разные СРО, а один. Это будет конкурентным преимуществом СРО, работающих по всем трем направлениям, и создаст стимул для строительного бизнеса функционировать комплексно.

То же самое со страховыми компаниями. Сегодня строительная организация, застраховавшая ответственность, имеет право перейти в другую страховую компанию только через год. Весь этот год она вынуждена платить страховые взносы страховой компании вне зависимости от того, готова она реально работать с рисками, делать выплаты или нет.

— Реально ли использовать в качестве рычага для развития предприятия кредитные средства?

— Мы почти не работаем с кредитными средствами. Нашей фирме поступает много предложений от банков, но даже так называемый льготный процент очень высок. Хотя, казалось бы, чего проще — дать кредит под небольшой процент стабильной компании с немаленьким доходом? Но нет, этого, к сожалению, не происходит.

К тому же они требуют соблюдения очень жестких условий. У нас был вариант получения банковской гарантии на 14 млн рублей. И за нее потребовали такой пакет документов, который пришлось бы собирать не один месяц. Мы, подумав, приняли решение отказаться. Так что я предпочитаю обходиться без займов вообще.

— Каковы характеристики качественной, надежной строительной организации? Собственный парк техники, большой уставный капитал?

— Ни то ни другое. Парк техники — это затратное бремя для строительной организации. Правильнее работать в основном на арендной технике. А уставный капитал легко «надувается» — это также не критерий оценки. Когда меня спрашивают, каков фактор надежности моей компании, я всегда отвечаю: это прежде всего я. Я живу в Ростове, мой ребенок ходит в ростовскую школу. Это моя репутация, это выполненные нами объекты, которые прошли все необходимые аттестации и лабораторные испытания.

— Женщину нечасто встретишь во главе строительной компании…

— Вы знаете, я по профессии экономист и убеждена, что не имеет большого значения, чем управлять, если придерживаешься правильных, экономически обоснованных подходов к управлению. Не имеет значения также и пол руководителя.

— Последний вопрос: что мешает нормально и спокойно работать, развиваться среднему строительному предприятию — такому как ваше?

— Препятствующих факторов много. Некоторые из них я называла: и отсутствие крупных инвестиций, и ситуация с кредитами, и налоги… Например, налоговая недавно сняла 700 тыс. со счета — потеряла файл, в котором были налоговые проводки, и решила, что мы ей должны. Неприятно, но это рабочий момент: мы спокойно ведем диалог и приходим к взаимопониманию.

Знаете, компания она ведь как человек: один раздражается, нервничает, а другой спокойно берет и делает то, что необходимо делать. Каких-то фатальных проблем, которые не дают нам работать, нет, а все остальные решаемы. И это, пожалуй, главное в моем стиле ведения бизнеса. Б

 

 

«СКС-Групп» начала деятельность в 2010 году, но уже хорошо зарекомендовала себя на строительном рынке Ростова-на-Дону, имеет внушительный портфель заказов. Построены сотни квадратных метров объектов жилой и коммерческой недвижимости. Работы компании признаны одними из лучших по Ростову-на-Дону и области.

Сегодня строительная компания «СКС-Групп» имеет в своем портфеле ряд крупных строительных проектов. Сформировав в условиях жесткой конкуренции эффективную организационно-управленческую структуру, «СКС-Групп» стала одной из компаний, определяющих новые ценности и подходы в строительной отрасли региона. Группа работает, растет и развивается, для того чтобы создавать современные и комфортные объекты недвижимости. Уникальность опыта, компетентность сотрудников и комплексность решений — основные преимущества при реализации проектов компанией «СКС-Групп».

ООО «СКС-Групп»» имеет допуски по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству, которые позволяют осуществлять деятельность по комплексному проектированию зданий и сооружений I и II уровня ответственности, а также выполнять функции подрядчика и генерального подрядчика по строительству.

Компания работает с бюджетами всех уровней и частным финансированием.

Для успешного осуществления производственной деятельности «СКС-Групп» вкладывает собственные средства в развитие производственно-технической базы, приобретение современного оборудования, средств малой механизации, автотранспорта, строительной техники, компьютерных программ, привлекает молодых специалистов, а также направляет своих специалистов на обучение и повышение профессионального уровня.

В коллективе группы поддерживается стабильная социально-экономическая политика, часть прибыли предприятия направляется на социальные нужды: страхование, оказание помощи на лечение и отдых сотрудников.

На сегодняшний день в ООО «СКС-Групп» трудится порядка 250 постоянных работников. Это высококвалифицированные специалисты, составляющие костяк коллектива.

В «СКС-Групп» работают пять почетных строителей России, три «почетных строителя Дона». 12 работников награждены почетной грамотой Министерства регионального развития РФ.