Босс №08 2014 г.

Совет да безопасность

16Рубрика | Сюжет месяца / В России

Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Заседание Совета безопасности, посвященное национальной безопасности, стало во многом символическим событием.

Угроз не обнаружено

22 июля состоялся Совбез, посвященный «комплексу вопросов, связанных с обеспечением суверенитета и территориальной целостности России». Беспрецедентно несколько моментов: во-первых, объявление темы заседания — раньше такого никогда не было. Потому многие связали событие с очередным обострением украинского кризиса, нападок на Россию со стороны Запада и ожидали от него резких ответных действий — вплоть до решения о вводе войск на Украину или ультиматума президенту Украины Петру Порошенко о прекращении «антитеррористической операции».

Но ничего этого не произошло. Совет устами президента Российской Федерации Владимира Путина дал парадоксальный ответ на вопрос, вынесенный в повестку дня: военных угроз суверенитету России нет. Речь шла о разного рода невоенных угрозах, от которых, по словам главы государства, Россия также в высокой степени защищена. «Рецепты, действующие в отношении слабых, несостоявшихся стран, пораженных внутренними противоречиями, конфликтами, у нас не сработают», — сказал президент.

В чем же был смысл этого мероприятия?

 

Две причины для нового формата

Эксперты выделяют две причины. Первая связана с текущим моментом — в выступлении Путина были даны «мягкие» сигналы Западу и российскому обществу о дальнейшей внешне- и внутриполитической линии после очередной фазы украинского кризиса, связанной со случайным уничтожением малайзийского лайнера. Путин заявил о недопустимости разговаривать с Россией языком ультиматумов. Говоря о внутриполитическом курсе, он подчеркнул, что «не будет закручивания так называемых гаек», кроме того, формирование политического курса станет происходить с опорой на гражданское общество.

Вторая — более глубинная. Она имеет отношение к новому позиционированию Совета безопасности как такового. «Тематические» заседания знаменуют собой, по мнению экспертов, трансформацию Совбеза в новое Политбюро.

 

Члены постоянные и непостоянные

Совет безопасности задумывался как орган по координации руководителей силовых структур и спецслужб при президенте России — для обеспечения реализации его полномочий в области национальной безопасности. Совет безопасности возглавляет лично глава государства. При Совбезе действует секретариат — орган при президенте России, по статусу фактически равный статусу Администрации президента. Главная задача этого секретариата, с одной стороны, реализация полномочий главы государства как Верховного главнокомандующего Вооруженными силами России, а также полномочий по управлению силовыми структурами (за исключением кадровой политики — за нее отвечает Администрация президента). Кроме того, секретариат Совбеза занимается анализом угроз безопасности России в самом широком смысле: от военной до продовольственной и демографической.

Но почти с самого начала своего существования Совбез стал приобретать черты заменителя Политбюро — совещания политического руководства страны. В Совете безопасности предусмотрены постоянные члены и просто члены, то есть, как когда-то в Политбюро, в нем есть два уровня членства.

К числу постоянных членов относятся высшие должностные лица государства: официальный человек номер два в России — председатель Правительства РФ, официальный человек номер три — председатель Совета Федерации Федерального собрания РФ и официальный человек номер четыре — председатель Государственной думы Федерального собрания РФ. Также в число постоянных членов СБ входят руководитель Администрации президента, секретарь Совета безопасности и «главные» политические чиновники: министр иностранных дел, министр обороны, министр внутренних дел, директоры ФСБ и СВР. Аналогично было и в Политбюро. В его состав (в хрущевскую и брежневскую эпохи) в основном входили по должности, и эти должности являлись в значительной степени аналогичными: глава Президиума Верховного совета (в тот период, когда данная должность не совмещалась с постом генсека), председатель Совмина, «второй» секретарь ЦК — фактический руководитель партийного аппарата, главы МИДа, Минобороны, председатель КГБ. Одно из важных отличий: ранее в высшее политическое руководство включался секретарь ЦК по идеологии — современные кураторы идеологии высокого статуса не получили, по крайней мере пока. Другое отличие: в члены Политбюро, как правило, входили партийные лидеры Москвы и двух-трех ключевых регионов. Сегодня этого нет, но, вероятно, постоянные члены из числа региональных руководителей могут появиться — «непостоянные» уже есть.

Состав «просто» членов Совбеза пока больше соответствует его первоначальному назначению: среди них глава МЧС, министр юстиции, генеральный прокурор, начальник Генерального штаба Вооруженных сил России — первый замминистра обороны, полпреды президента в федеральных округах. Интересно, что единственный из экономических чиновников, представленных там, — министр финансов: впервые это право получил вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин, значение которого в российском политическом руководстве общеизвестно, но его унаследовал сменивший его Антон Силуанов. Ни первый вице-премьер, руководящий текущей деятельностью правительства, ни министр экономического развития, ни глава Центрального банка такой чести не удостоены.

Совбез дрейфовал к большему соответствию модели Политбюро примерно с 2008 года. Именно тогда в составе Совета безопасности начали появляться люди, пусть и не занимающие пост из номенклатуры высшей политической группы должностей, но относящиеся к высшей политической элите.

Так, например, членом Совета безопасности остался Сергей Собянин, перешедший в 2008 году с должности руководителя Администрации президента вместе с Владимиром Путиным в правительство и занявший там пост вице-премьера — руководителя аппарата правительства (правда, «обычным», а не постоянным членом). И когда из кресла вице-премьера пересел в кресло мэра Москвы, членство в СБ опять сохранил.

Точно так же Георгий Полтавченко, пересевший в 2011 году из кресла полпреда президента в ЦФО в кресло губернатора Санкт-Петербурга, сохранил место в Совбезе. Таким образом, руководители Москвы и Санкт-Петербурга сегодня представлены в Совбезе, хотя и не в ранге постоянных членов.

Пока это правило не распространяется на еще один крупнейший регион России — Московскую область. Сергей Шойгу, лишившийся весной 2012 года поста главы МЧС и ставший губернатором Московской области, был выведен из состава Совбеза и введен в него обратно (уже в ранге постоянного члена), только когда в ноябре того же 2012 года стал министром обороны.

Зато представитель личной команды президента Борис Грызлов, потеряв пост спикера Думы, из состава совета не выводился. Он до сих пор постоянный член совета, не имея ныне никакой должности вообще. Постоянным членом Совбеза Грызлов стал еще в 2001 году — как министр внутренних дел России. Позднее он занимал посты председателя Государственной думы (на протяжении четвертого и пятого созывов) и председателя высшего совета правящей партии «Единая Россия».

В 2011 году, после выборов новой Думы, Борис Вячеславович покинул пост спикера, сохранив лишь партийный пост, но тем не менее по воле президента остался постоянным членом Совбеза. В 2012 году Грызлов и руководителем партии быть перестал, с тех пор не занимает никаких должностей — тем не менее является постоянным членом СБ.

Неожиданного бонуса в виде сохранения постоянного членства в Совбезе удостоился и Рашид Нургалиев, весной 2012 года при переформатировании правительства отставленный с поста министра внутренних дел. Он был назначен замсекретаря Совета безопасности России и при этом остался постоянным членом Совета безопасности. Это беспрецедентно не менее, чем членство в СБ Грызлова: работники секретариата Совбеза, кроме секретаря Совета безопасности, никогда не входили даже в его состав — не то что в число постоянных членов. Следовательно, как и когда-то в Политбюро, отдельные наиболее авторитетные политические фигуры, которым по тем или иным причинам не достался пост из числа гарантирующих членство в Совбезе, теперь могут назначаться его членами.

 

Гранды безопасности

В составе Совбеза сегодня представлены главные фигуры российского политического руководства. Это человек номер два после Путина по своему рейтингу в России Сергей Шойгу. Его положение в политическом руководстве непростое — он член команды еще Бориса Ельцина и в полной мере своим в команде Путина не стал.

В период украинского кризиса его положение нестабильно. Оно переживает пики и спады. Пик пришелся на крымский кризис, в ходе которого МО провело блестящую операцию. При этом Шойгу выступает за ограниченное применение силы в разрешении украинского кризиса — по данным некоторых источников, он высказался категорически против ввода войск на Украину на заседании Совбеза 28 апреля.

Однако на последнем заседании Совета безопасности, произошедшем после катастрофы малайзийского лайнера, многие наблюдатели отметили, что на нем не было лица, и это, возможно, связано с критикой за то, что его подчиненные не смогли предупредить трагедию…

Это председатель Правительства РФ, председатель партии «Единая Россия», экс-президент России Дмитрий Медведев. Ближайший соратник Владимира Путина еще с 90-х годов, он остается одной из ключевых фигур российского политического руководства. Украинский кризис укрепил его позиции — российской власти нужен человек, позитивно воспринимающийся Западом, а Медведев как раз такой.

Это руководитель Администрации президента Сергей Иванов. Коллега Путина по спецслужбам, он был в 1998 году приглашен директором ФСБ Владимиром Путиным на должность одного из своих заместителей. Все последующие годы оставался и остается его ближайшим сотрудником. Считается одним из ключевых российских политиков «умеренно ястребиного толка».

Это председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Как и Шойгу, она не из команды Путина, хотя и из Петербурга. Один из руководителей советского Ленинграда, она смогла остаться в российской власти благодаря Евгению Примакову, с которым работала в Верховном совете СССР. По протекции Примакова стала послом России на Мальте, потом — в Греции, а в 1998 году заняла пост вице-премьера по социальным вопросам в правительстве Примакова. В 2003 году стала губернатором Санкт-Петербурга. В 2011 году ей пришлось против воли расстаться с этим постом. По предложению президента Медведева Матвиенко назначена сенатором и была избрана председателем Совета Федерации. Возвращение на федеральный уровень даже увеличило ее рейтинг как политика.

Это председатель Государственной думы, бывший руководитель Администрации президента Сергей Нарышкин. Он являлся одним из руководителей Ленинградской области, заместителем руководителя и руководителем аппарата Правительства РФ. В президентство Дмитрия Медведева возглавил Администрацию президента. Считается более либеральным, чем «наследовавший» ему пост на Старой площади Сергей Иванов.

 

Коллективное руководство?

Политбюро — это форма коллективного руководства. Обращение к модели Политбюро, судя по всему, отражает потребность Путина в поэтапной трансформации сложившейся системы власти. Раньше он в коллективном органе не нуждался — совбезы были совещаниями президента и его подчиненных по субботам, и членство в СБ во время первого и второго срока Путина не являлось признаком избранности: имелось немало фигур, более влиятельных, чем члены Совбеза.

Впервые о Совете безопасности как о коллективном органе принятия решений Путин заговорил, когда принималось решение по Крыму. Теперь, вероятно, он будет напоминать об этом все чаще и чаще, а состав совета может пополниться рядом новых членов — таких как Игорь Сечин, Игорь Шувалов, Дмитрий Козак, может быть, даже Алексей Кудрин. Ведь для Путина Совет безопасности — это комфортное окружение, в котором все «партии», существующие в российском руководстве, уравновешены. Б