Босс №08 2014 г.

Растопительный сезон

68Рубрика | Дорожное хозяйство

Текст | Николай АНИЩЕНКО

Бизнес организаций — подрядчиков по уборке городов в зимний период содержит в себе немало рисков. Проанализировав, какой видится работа подрядных организаций с точки зрения чиновников и граждан, журнал «БОСС» попытался понять, как бизнесменам избежать ошибок и повысить эффективность своего дела.

Зимняя уборка городов включает в себя уборку от снега проезжей части улиц и тротуаров, придомовых территорий, удаление наледи и сосулек с крыш. Понятно, что и по объемам работы, и по потенциальной прибыльности можно разделить города-заказчики из южных и центральных регионов, а также из верхних широт. Кроме того, в городах-миллионниках и населенных пунктах поменьше разная степень сложности подобных работ: мегаполис без немедленной очистки от выпавшего снега рискует задохнуться в заторах, а в городах поменьше условия работы не такие строгие.

Когда-то подготовкой методик по зимней уборке занималась Академия коммунального хозяйства имени Памфилова. Сейчас значительно изменились технологии и сами города: где-то старые нормативы действуют до сих пор, но в целом каждый муниципалитет разрабатывает и принимает собственные правила деятельности в этой сфере.

 

Синоптики и гаишники

Анализируя основные ошибки, которые допускают подрядчики при зимней уборке магистральных улиц, председатель Комитета по предпринимательству в сфере жилищного и коммунального хозяйства ТПП РФ Андрей Широков выделяет недостаточное количество техники, неправильное использование химических реагентов, недостаточную оперативность уборки и непредсказуемость погоды при фиксированных бюджетах муниципалитетов.

«Подрядчики выигрывают конкурсы, а у них никто достоверно не проверяет наличие техники. В результате я по монитору в Департаменте по благоустройству и ЖКХ мэрии Москвы очень часто наблюдал: вместо пяти-шести снегоуборочных машин, положенных на широкой улице по нормативам, идет три. Качественной уборки в этом случае нет», — говорит он.

Разрешенные химреагенты зачастую используются неправильно, сетует эксперт. «Например, методологическая карта допускает то или иное вещество использовать в количестве пять граммов на метр квадратный, но иногда мы видим большие объемы чешуйчатого или гранулированного хлористого калия, насыпанного на дороге. А это значительные нарушения: ведь не зря соответствующие нормы просчитаны экологами».

Часто подрядчики не соблюдают температурный режим применения того или иного реагента, в результате на дороге появляется наледь, что создает опасности для дорожного движения.

По словам Широкова, очень много нареканий у граждан на время уборки: «Снегопад прошел — и все думают, что весь снег должен быть убран сразу». Впрочем, здесь собеседник журнала «БОСС» встает на защиту подрядчиков.

«Существуют временные интервалы уборки, которые определены либо в муниципальных правилах, либо в договоре между заказчиком и подрядчиком по уборке снежного покрова. Следить за соблюдением и корректировкой правил — обязанность административных инспекций. Так что зачастую претензии граждане отправляют попросту не по адресу», — считает эксперт.

Кроме того, на готовность соответствующих служб к уборке влияет качество прогноза погоды. «Юрий Лужков всегда серчал на всероссийский Гидрометцентр — говорил, что он часто «врет» в прогнозах, что наказывает город на многие миллионы рублей. В Москве в итоге завели свой». В других регионах таких возможностей нет, и коммунальщики полагаются на перспективную информацию федеральных синоптиков.

Еще одна тема — это дружественное профессиональное сотрудничество дорожных служб со службами регулирования транспорта. «Если все качественно организовано — заранее совместно с ГИБДД отработаны маршруты, карты уборки, схемы прохождения тех или иных бригад, то такая слаженность дает большой эффект к скорости уборки».

Однако главная проблема — объем средств, который муниципалитеты и субъекты РФ — Москва и Санкт-Петербург — отводят для качественной уборки в зимний период. «Сколько снега выпадет, доподлинно никто не знает. Есть среднестатистические показатели: например в Москве это 2 метра 40 сантиметров (общий объем снежных осадков в течение всего зимнего периода. — Прим. ред). Отсюда рассчитывается вся экономика и мощность подрядных организаций, которые привлекаются через городской заказ. Но бывают и нестандартные зимы, когда снега выпадает больше. А уборка каждого выпавшего сантиметра снега в Москве — это сотни миллионов рублей», — утверждает Широков.

 

Опасно: рвение чиновников

Представитель Торгово-промышленной палаты говорит, что нельзя требовать от коммунальщиков полного «вылизывания» города, к которому привыкли со­отечественники. Понятно, что в таких городах, как Москва, проезжую часть просто необходимо убирать полностью из-за риска транспортного коллапса, но чистить до асфальта все тротуары эксперт считает безумством.

«Надо понимать, что мы с вами живем не в Африке, что снег — это наше климатическое явление. В США и Европе иногда возникают конфликтные ситуации, когда выпадает много снега; происходят заторы. Но люди с ума не сходят — не говорят, что это надо обязательно убрать за два-три дня, как сегодня предписывает отечественная методология, — рассуждает чиновник. — Да, дворники должны вовремя выйти, сделать дорожки, посыпать их гравием, но не применять, как сегодня у нас используются — в огромном количестве, химические реагенты для уборки снега на дворовых территориях; это ужасно».

«Я считаю, что бóльшую часть снега вообще зимой не надо убирать так, как мы убираем, — до асфальта, — продолжает он. — Во-первых, мы губим асфальт, когда долбим ледяные покрытия. От образовавшихся трещин весной, при переходе температуры через ноль, он разрушается. А во-вторых, мы иногда должны использовать обыкновенную гравийную крошку».

Повсеместное применение химических реагентов — отдельный предмет критики Широкова. Он вспоминает, что до 1992 года «реагенты в том виде, в котором они сейчас используются, были запрещены». «При Лужкове было принято тротуары и дворы не убирать с помощью «химии»; только проезжую часть. При Собянине это правило отменили. Конечно, «химию» начала 1990-х заменили на хлористый кальций модифицированный. Он, может быть, менее опасен, но это все равно канцерогены. Они разъедают металл, резину, ботинки и почву».

«Раньше использовали песко-соляную смесь в соотношении 95/5. Только пять процентов соли добавлялось в песок, и то лишь для того, чтобы соль «протаивала» путь песку, чтобы создавался песчано-снежный наст. Не для того чтобы растаять снег до воды. Сейчас в Москве расходуется 200 с лишним тысяч тонн химреагентов в год. Как результат: в минус 20 — лужи на улице. На МКАД взвесь химических реагентов поднимается выше осветительных столбов. Но мы дышим всем этим! Из-за реагентов у нас стало гораздо больше болезней легких, дыхательных путей», — говорит эксперт.

На вопрос о том, почему в российских городах для посыпки снега почти не применяются экологически безопасный гранит и гравий специальной фракции, Широков отвечает: практически нигде добро не дает водоканал, сетующий, что гранитная крошка забивает водостоки. Однако почему тогда такой метод активно используется в Скандинавских странах, задается вопросом чиновник. И тут же сам дает на него ответ: «Понимаете, как у нас все происходит. Тот, кто руководит городским хозяйством, хочет отчитаться перед первым лицом, что после выпадания 40 сантиметров покрова через два дня снега в городе нет. Убрать такое количество технически невозможно, его можно только растаять».

 

Дорогу отечественному

Магистральные улицы так или иначе убираются везде. Однако другие территории — например межквартальные проезды — часто могут не попадать в городской заказ на централизованную очистку от снега. «Если земля межевана и является общедолевой собственностью многоквартирного дома, то понятно, что ее необходимо содержать за счет денег, которые собирают собственники на поддержание своего имущества, — говорит глава Комитета по предпринимательству в сфере ЖКХ. — Там должны быть дворники, малая снегоочистительная техника, которая обязана вовремя складировать снег, и этот снег должен вывозиться под заказ управляющей организации (ТСЖ), нужно заказывать транспорт, который из дворов будет вывозить этот снег».

Больная для многих городов тема — вывоз и складирование выпавшего снега, если его не приводят в жидкое состояние реагенты. «Когда снег тает с использованием «химии», то он стекает в коллекторы приема сточных вод. Если он не тает, то обычно собирается в валы, откуда его с помощью «золотых ручек» (специальных погрузчиков. — Прим. ред.) грузят на самосвалы. После он вывозится на снеготаятельные точки. В Москве они существуют на канализационных коллекторах Мосводоканала».

«Большая проблема Москвы, например, состоит в том, что у нас число снегоприемных камер не позволяет быстро принять тот снег, который туда привозят тысячи машин. В результате образуются большие очереди. Отсюда — ездка одной машины три-четыре раза за ночь максимум, что приводит к простою машин. Существует даже шутка, что мы выпавший снег за очень большие деньги держим в самосвалах, перед тем как он будет сброшен в коллекторы. Частичный выход из ситуации — организация в городе свалочных мест для собранного снега».

Головная боль городов — наледь и сосульки на крышах. Вопреки распространенному мнению они образуются не из-за того, что температура воздуха «прыгает» через ноль. На самом деле тепло дома через плохо изолированные чердаки и крыши выходит наружу, подтапливает скопившийся снег, и из-за минусовых температур на улице он застывает снова — уже в форме наледи и сосулек.

«Для того чтобы этого не было, необходима хорошая теплоизоляция крыш. На Западе она в основном есть, потому что там никто к праздникам не строил», — саркастически замечает Широков.

Технологий борьбы с сосульками предлагалось много: и пропускать по ним токи низкой частоты, и ставить вибраторы, которые встряхивают кромку крыш, и даже сбивать их лазером. Однако все эти способы оказались слишком негуманными с финансовой точки зрения. В итоге сосульки по-прежнему сбивают дедовским способом — с помощью деревянной или пластиковой лопаты.

Если не брать в расчет этот пример, собеседник журнала «БОСС» констатирует, что в последнее время на расчистке зимних российских городов работает значительно больше современной техники, нежели раньше. Появилось и много российских разработок коммунальной техники. Правда, ее коммунальные службы покупают крайне неохотно: то ли из-за старой привычки, что все отечественное не отличается большой надежностью, то ли из-за того, что, заключая контракты на поставки из-за рубежа, некоторые чиновники «становятся богатыми людьми», говорит эксперт. Б